Военные аспекты конфликтов и военное противостояние на Черном море в период августовского кризиса 2008 года

С момента захвата политической власти в Грузии в результате так называемой «революции роз» (ноябрь 2003 года), военно-силовой аспект решения проблем грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов стал основным в политике М.Саакашвили и его окружения.

Прямым следствием этого стали систематические нарушения грузинской стороной Московских и Дагомыских соглашений по урегулированию грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов.

С июня 2004 года резко обострилась ситуация в зоне грузино-югоосетинского конфликта. Уже тогда г.  Цхинвал был взят в блокаду грузинскими войсками и стал повергаться систематическим артиллерийским обстрелам, с августа 2006 года – Грузия в нарушение Московского (1994 года) соглашения ввела войска в зону безопасности в верхней части Кодорского ущелья, на границе с Абхазией. Тем самым переговорный процесс как Южной Осетией, так и с Абхазией был сорван.

Одновременно с этим в самом грузинском обществе стало формироваться милитаристское мировоззрение и антироссийские настроения. В отношении России целенаправленно формировался образ врага, государства-оккупанта, виновного во всех бедах Грузии. Первоначально это было связано с процессом вывода российских баз с грузинской территории, а в последующем с действиями российских миротворцев, обеспечивавших безопасность в зонах конфликтов.

Сложившиеся к настоящему времени российско-грузинские отношения с полным основанием можно охарактеризовать как состояние «холодной войны».

При этом конфликты имеют опосредованное отношение к неприятию России. Даже если бы России обеспечила контроль Грузии над территориями Абхазии и Южной Осетии, то это нисколько бы не улучшило отношение ее к России. Подтверждением тому является пример разрешения при посредничестве России аджарского кризиса 2004 года. Да и сам приход к власти розовых революционеров состоялся при участии России, так же как и ранее в 1993 году российские войска в 200 км от Тбилиси остановили вооруженные отряды звиадистов и тем самым спасли режим Э.Шеварнадзе.

Поэтому неприятие грузинским руководством России является своего рода традицией всей ее 17-летней государственности. По мнению, специалистов, если бы России не было, то Грузии следовало бы ее выдумать, с тем чтобы направлять «на этого внешнего врага» весь негативный потенциал грузинского общества, разочарованного реформами «розовых» революционеров.

Апогеем кризиса в двухсторонних отношениях стало задержание 27 сентября 2006 года в Грузии четырех российских офицеров по подозрению в шпионаже. В этом плане официальный Тбилиси нарушил все существующие стандарты и нормы международного права: из ареста устроили шоу, России их передали лишь после явного вмешательства всего мирового сообщества. Второй Президент России В.В.Путин назвал это происшествие – актом государственного терроризма.

Обращает на себя двойственность заявлений грузинского руководства о перспективах двусторонних отношений. Для внешнего восприятия (на уровне российского руководства и международных организаций) демонстрируется стремление к нормализации отношений с Российской Федерации. На уровне же внутреннего восприятия используется совершенно другая, агрессивная риторика. Показательно в этом плане заявления М.Саакашвили на встрече со студентами Тбилисского университета в декабре 2006 года. По его словам «Грузия в случае необходимости должна суметь организовать тотальную оборону и поэтому она нуждается в большом количестве резервистов». Ранее, в августе 2006 года, М.Саакашвили идею тотальной обороны сформулировал следующим образом: «в условиях, когда на Грузию скалят зубы, за несколько месяцев надо успеть подготовить как минимум 100.000 резервистов».

Таким образом, на протяжении всех последних пяти лет в Грузии происходила милитаризации общественного сознания и внедрение мысли о неизбежности войны, с Россией в том числе.

Главная цель, которая преследовалась подобными акциями – максимально раздражать Россию и в случае ответной реакции выставлять ее в глазах мирового сообщества агрессивным государством.

Справедливости ради следует отметить, что антироссийская позиция грузинского руководства формируется не только под воздействием завышенной оценки нынешним руководством Грузии собственной роли на Кавказе и в мире, но и целенаправленно стимулируется различными внешними силами и, прежде всего, США. Для Соединенных Штатов Грузия – это их кавказский авианосец. Примечательно в этом плане заявление известного своей русофобской позицией сенатора Лугара, о том, что членство Грузии в НАТО укрепит положение США на Южном Кавказе, и отсюда они смогут контролировать север Кавказа и иранское направление.

Поэтому конфронтация с Россией является также и своего рода политическим заказом. Таким образом, США чужими руками стремятся реализовать свою цель – укрепиться на постсоветском пространстве. В данном случае марионеточность грузинского руководства очевидна. Грузии отведена роль сателлита, реализующего американские интересы.

С учетом того, что США не привыкли считаться с мнением не только мирового сообщества, но и своих союзников по НАТО, независимо от того будет ли Грузия принята в Альянс или нет военные базы США на ее территории в перспективе будут развернуты.

В 2003 году между США и Грузией было заключено соглашение о сотрудничестве в военной области. Оно предусматривает, что на территории Грузии американским военным предоставляются беспрецедентные права и привилегии, включая беспаспортный и безвизовый режим пребывания, освобождение от всех видов налогов и сборов, свободное ношение оружия, полный дипломатический иммунитет для всех военнослужащих и т.д. В соответствии с данным соглашением переброска любой американской военной техники на грузинскую территорию должно осуществляться по первому требованию командования вооруженных сил США, которое пользуется полной свободой в ее дальнейшей передислокации. США получили право размещать в Грузии оружие любого вида, что серьезно нарушает баланс сил в регионе и создает угрозу международной безопасности.

Таким образом, в настоящее время Грузия превращена собственным правительством в государство с ограниченным суверенитетом и в заложника трудно прогнозируемых глобальных геополитических изменений.

Основным направлением деятельности грузинского руководства с лета 2004 года стала масштабная модернизация вооруженных сил их оснащение современным вооружением и техникой.

Особую роль в подготовке грузинских вооруженных сил сыграли США.

В 2002-2004 годах США подготовили в Грузии силами американских инструкторов по программе «Обучи и оснасти» (стоимость программы 64 млн. долл.) подготовили свыше 2 тыс. грузинских солдат. Специалисты и инструкторы Пентагона помогли грузинской армии создать четыре батальона: 112-й (сейчас 12-й) «Коммандос», 116-й (сейчас 23-й) Сачхерский горно-стрелковый, 111-й (сейчас 11-й) Телавский легкой пехоты, 113-й (сейчас 13-й) Шавнабадский легкой пехоты. А также смешанную бронетанковую роту на танках Т-72 и БМП.

В 2005-2007 годах США провели в Грузии новую программу «Обеспечение операций стабильности», стоимостью 60 млн. долл. В ее рамках американские инструкторы подготовили еще 3 тыс. грузинских солдат (всего по линии различных американских программ подготовки кадров прошли обучение более 8 тыс. грузинских военнослужащих).

Помимо этого в 2006-2008 годах Соединенные Штаты Америки по программе «Предоставление военной помощи на военные нужды иностранным государствам» выделили Грузии безвозвратных кредитов на общую сумму 30,6 млн. долл., а на подготовку к вступлению в НАТО еще 10 млн.долл.

В результате масштабных поставок вооружения и техники грузинскому руководству удалось создать хорошо оснащенные и мобильные вооруженные силы, включающие Сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы.

Сухопутные войска Грузии организационно сведены в 5 пехотных бригад, инженерно-саперную бригаду, ряд отдельных подразделений. На вооружении Сухопутных войск к началу похода в Южную Осетию имеется около 500 танков, 259 из которых — Т-72, около 300 БТР и БМП, 150 стволов буксируемой артиллерии, 65 САУ, около 200 реактивных систем залпового огня.

ВВС располагали десятью штурмовиками Су-25КМ, приблизительно 40 ударными и 50 многоцелевыми вертолетами. Силы ПВО имели на вооружении 8 ЗРК С-125М, не менее шести ЗРК «Бук-М1», не менее 10 ЗРК «Оса-АК» и «Оса-АКМ», 35 ЗСУ «Шилка». Также на вооружении Сухопутных войск имелось значительное количество ПЗРК «Стрела-2М» и «Игла».

Военно-морские силы Грузии состояли из 19 катеров. В основном это патрульные суда. Главной ударной силой ВМС являются ракетные катера «Тбилиси» и «Диоскури». Первый из них был закуплен на Украине и представляет собой ракетный катер советского проекта 206МР «Вихрь». Он вооружен двумя противокорабельными ракетами (ПКР) П-15 «Термит», одной 76-мм артиллерийской установкой АК-176, одним шестиствольным 30-мм автоматом АК-630. Также на борту имеется 16 комплектов ПЗРК «Стрела-3». Катер «Диоскури» Грузия получила в 2004 г. от Греции. Он вооружен четырьмя ПКР MM38 Exocet, двумя спаренными 35-мм пушками Oerlikon, двумя 533-мм торпедными аппаратами. Этот катер считается наиболее мощным в ВМС Грузии. Один из этих кораблей был потоплен 10 августа кораблями Черноморского флота.

Эскалация напряженности в зонах конфликтов непосредственно связана со стремлением руководства Грузии решить в 2008 году вопрос о вступлении страны в НАТО. На Бухарестском саммите государств-членов Альянса жесткая позиция России по данному вопросу отложила решение вопроса о присоединении Грузии к Плану действий по членству на декабрь 2008 года. Одним из условий членства в Североатлантическом блоке является территориальная целостность государства и отсутствие конфликтных ситуаций на его территории, что и попыталось реализовать грузинское руководство путем вооружения вторжения в Южную Осетию в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

Само вооруженное вторжение Грузии на территорию Южной Осетии представляет собой военную операцию оперативно-тактического уровня с задействованием значительной группировки войск и сил и использованием тяжелого вооружения, в том числе авиации и реактивных систем залпового огня. Замысел операции (под названием «Чистое поле») предусматривал молниеносный захват Цхинвала и выход грузинских войск Рокскому тоннелю.

По мнению экспертов, операция «Чистое поле» против Южной Осетии была разработана Грузией совместно с сотрудниками компании Military Professional Resources Incorporates (MPRI) — именно той компании, которая, заключив контракт с администрацией Саакашвили, все эти годы занималась подготовкой военных операций и переподготовкой личного состава грузинских вооруженных сил. Консультантами компании были отставные генералы армии США и несколько высокопоставленных «военных пенсионеров».

Аналогичная войсковая операция (под кодовым названием «Утренняя заря») планировалась грузинским командованием и на абхазском направлении.

В соответствии с замыслом данной операции предусматривались высадка десанта с моря и использование трех бригад на суше численностью 9 тыс. военнослужащих. После чего Грузия планировала захват административно-промышленных и политических центров и населенных пунктов, таких как Очамчира, Гудаута, Пицунда, Цебельда, аэропорт Бабушары и др. На все должно было уйти двое суток. Помимо этого в рамках операции «Скала» грузинским командованием планировалось нанесение ударов по штабу дислокации миротворцев, плотине, порту и санаторию «Сухум» Минобороны России.

Помешали реализовать планы агрессора слаженные действия 58-й общевойсковой армии и частей ВДВ.

Немаловажным фактором, предопределившим поражение грузинских войск, явился их низкий морально-психологический уровень.

Вот, например, как описывает бойцов грузинского контингента в Ираке их боевой товарищ, военнослужащий армии США: «Несмотря на то, что они одеты в американскую форму, а некоторые из них вооружены американским оружием, они не имеют ничего общего с армией США. Из всех частей, которые я видел, только у коммандос есть хоть какая-то дисциплина. Остальные подразделения имеют огромные проблемы с дисциплиной. Они крадут все, до чего только могут дотянуться. Был случай, что они украли радиостанцию и антенну. Когда обратились за разъяснением к их командиру, он сделал невинные глаза. Но после того, как им пригрозили, что они больше ничего не получат от американцев, в ту же ночь радиооборудование «материализовалось» обратно. На базе в Кувейте их постоянно ловили на воровстве в других подразделениях. Они взламывали контейнеры и тащили из них пайки и обмундирование. Пару раз из-за них случались возгорания, потому что они курили там, где это было запрещено. Вот говорят, что, получив помощь от США, грузинская армия готова вернуть Осетию и Абхазию. Да я бы не доверил им даже готовить фарш в «Макдоналдсе». Офицеры — дрянь, о сержантском составе вообще нечего говорить. Похоже, их больше интересует то, что можно выпросить или спереть у американцев… Им потребуется как минимум лет 5-10, чтобы перестроить свою армию. А до этого их надо держать от НАТО как можно дальше…». Это сообщение военнослужащий под ником Dominique оставил в апреле 2008 года на весьма популярном интернет-форуме militaryphotos.net, где виртуально общаются военнослужащие и люди, интересующиеся военным делом, буквально из всех уголков мира.

Все это является для грузинского руководства стимулом использования внешних сил для военно-политической конфронтации как с Абхазией и Южной Осетией, так и с Россией. Это и проявляется в бассейне Черного моря, в связи с появлением в нем военных кораблей НАТО.

В настоящее время в Черном море нет военного противостояния группировки кораблей НАТО и Черноморского флота. Сложившееся положение может характеризоваться как демонстрация силы и военно-политический шантаж России.

По мнению российских военных специалистов, сосредоточение военных кораблей НАТО в Черное море является политическим шагом, за которым не последует военных действий. «Сосредоточение таких сил в данном регионе – это чисто военно-политическая акция, направленная на поддержку Саакашвили.

Самая крупная единица из числа кораблей НАТО – американский эсминец McFaul прибывший в сопровождении корабля береговой охраны США Dallas в Батуми еще 25 августа 2008 года.

Помимо этого, групии фрегат «Генерал Пуласки» (Польша), фрегаты «Любек» (ФРГ) и «Адмирал Хуан де Борбон» (Испания).

Три фрегата из Германии, Польши и Испании находятся у берегов Болгарии и Румынии, чтобы принять участие в запланированных год назад учениях НАТО, кроме того, в Черное море вошли четыре турецких корабля.

В настоящее время к черноморскому бассейну направляется также флагман 6-го флота США, штабной корабль десантных сил «Маунт Уитни», обладающий большими возможностями ведения стратегической электронной разведки и управлению различными операциями. Скоро группировка пополнится еще восемью кораблями альянса.

Бочарников Игорь Валентинович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *