Состояние и перспективы зарубежного военного строительства

Традиционно наиболее масштабные планы в области военного строительства реализуются США.

Американские политики исходят из того, что основой миропорядка в XXI веке должно стать абсолютное военное превосходство США. В соответствии с этой установкой, Минобороны США с началом нового тысячелетия и приступил к всестороннему реформированию вооруженных сил.

Идеология современного военного строительства США определяется требованиями Стратегии национальной безопасности 2002 года. Именно этим доктринальным документом определены основные принципы современной американской оборонной стратегии, представленные в виде формулы «1421» защита национальной территории США («1»), способность противостоять враждебным действиям или напряженности одновременно в четырех регионах мира («4»), способность вести две победоносные крупномасштабные войны в различных регионах мира («2»), способность одержать в одной из этих войн полную победу с занятием территории противника и свержением его правительства («1»)1.

Стратегия национальной безопасности послужила основой для разработки двух других концептуальных документов  «Стратегии национальной обороны США» и «Национальной военной стратегии США».

В Стратегии национальной обороны США, подписанной 1 марта 2005 года, сформулированы четыре стратегические задачи ВС:

  • защита территории страны от прямого нападения потенциального противника;
  • обеспечение максимальной свободы действий американских вооруженных сил в глобальном масштабе;
  • укрепление военно-политических альянсов и связей с союзниками в целях оперативного совместного реагирования на возникающие угрозы;
  • формирование «благоприятной международной среды» в интересах всеобщей безопасности2.

Параллельно со «Стратегией национальной обороны» разработана новая «Национальная военная стратегия США». В этом документе, датированном апрелем 2004 года, определено направление развития вооруженных сил страны на ближайшую и среднесрочную перспективу, описаны способы применения вооруженных сил в зависимости от военно-стратегической обстановки, силы и средства, необходимые для достижения превосходства над противником в военных операциях XXI века.

Авторы «Национальной военной стратегии» особо подчеркивают, что такое превосходство должно достигаться за счет создания необходимых условий, а не за счет подавляющего перевеса в численности сил и средств.

В связи с этим признано необходимым преобразовать вооруженные силы в единые сетецентричные3, распределенные силы, для чего следует прежде всего устранить административные барьеры, разделяющие виды вооруженных сил.

В соответствии с «Национальной военной стратегией» американские вооруженные силы в перспективе должны удовлетворять следующим требованиям:

  • полная интеграция не только отдельных образцов вооружений и военной техники, но и всех разнотипных формирований в единую систему;
  • экспедиционность (вооруженные силы США должны обладать способностью быстро развертывать свои группировки в любом регионе мира без опоры на заранее созданную там инфраструктуру);
  • сетецентричность;
  • централизация планирования операций и децентрализация исполнения решений войсками, т. е. способность низших эшелонов самостоятельно вести боевые действия на основе единого замысла операции;
  • адаптивность, т. е. способность группировок быстро приспосабливаться к любому развитию событий;
  • способность на основе более точной и полной, чем у противника, информации принимать правильные решения и реализовывать их со скоростью, тому недоступной;
  • высокая поражающая мощь.

Коренное реформирование вооруженных сил, к которому приступили США, затрагивает все аспекты военного дела: военную доктрину, методы руководства, организационно-штатную структуру, боевую подготовку, вооружение и военную технику, образование, кадры, тыловое обеспечение и т.п.

Конкретизация этих направлений нашла отражение в Стратегии национальной безопасности, озвученной в 2006 году (СНБ-2006),4 определившей порядка 150 конкретных мер перспективного военного строительства.

Прежде всего, это касается преобразований основных группировок войск, в высокомобильные современные формирования5, способные в кратчайшее время развернуться в любой точке земного шара, где этого требуют военные, политические, экономические и прочие интересы Америки. Вследствие этого одним из основных мероприятий, объявленных СНБ-2006, является увеличение на 15% численности личного состава сил специального назначения в течение ближайших четырех лет. Число батальонов «зеленых беретов» возрастет с 15 до 20 и будет сформировано командование специального назначения корпуса морской пехоты для действий в прибрежных зонах. ВМС увеличат численность команд SEAL (т. н. «морских котиков») и создадут специальные части для действий на реках. Подразделения ведения психологической войны и «гражданских операций» будут увеличены на треть  до 3700 человек6.

Особое место в модернизации американских вооруженных сил занимает программа создания боевой системы сухопутных войск, представляющей собой комплекс разрабатываемых боевых машин и огневых средств, увязанных в единую боевую информационную сеть. В рамках этой программы будут создаваться беспилотные летальные аппараты различного назначения, наземные автоматизированные системы, управляемые по радиоканалам, а также системы управления действиями сил на поле боя.

Реформа военного строительства предусматривает также сокращение циклов разработки и поставки в войска новых образцов и систем оружия. Радикально меняется и стратегия научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. Речь идет уже о том, чтобы военную технику и вооружение разрабатывать под способы действий, а не наоборот.

Особо необходимо отметить, что в США при реформировании вооруженных сил обязательным требованием является экспериментальная проверка новых концепций, образцов вооружения и военной техники, способов боевых действий и вариантов организационно-штатных структур воинских формирований. Она осуществляется в ходе разного рода учений, а также компьютерного моделирования.

Для расширения возможностей американской армии по сбору разведывательной информации, которая должна добываться круглосуточно, в 2007–2011 годах будет израсходовано 11,6 млрд. На эту сумму планируется закупить 322 разведывательных беспилотных летальных аппаратов, что позволит на 75% повысить возможности боевых подразделений по сбору разведданных.

Всего же на развитие глобальной системы оперативного управления в ближайшую пятилетку (2007–2011 годы) Пентагон получит 9,3 млрд. Эти средства будут истрачены на создание широкополосной системы спутниковой связи, которая позволить обеспечить боевые действия воинских контингентов в любом регионе мира. Скорость и объемы информации, передаваемой по каналам этой системы, будут в восемь раз превосходить аналогичные характеристики современных систем связи и управления7.

Свои программы модернизации имеют соответственно ВВС и ВМС США.

В ВВС одним из основных направлений модернизации является увеличение возможностей по нанесению ударов на большой дальности на 50% к 2025 году. К этому времени 45% ударных средств ВВС США должны быть беспилотными.

Предусматривается также реструктуризация программы закупок истребителей пятого поколения F-22 с целью продолжения производства этих самолетов и после 2010 года. На закупки многоцелевых вертолетов воздушной поддержки в ближайшие пять лет планируется истратить 27,1 млрд. долл. На эти деньги будут приобретены конвертопланы «Оспрей», вертолеты «Апач», «Чинук» и «Блэк хоук».

Помимо этого предполагается модернизация парка существующих стратегических бомбардировщиков В-1, В-2 и В-52, а также создание нового стратегического бомбардировщика сдвинуто по времени  вместо ранее намечавшегося 2037 года он должен начать поступать на вооружение в 2018 году8.

Модернизация ВМС предполагает реализацию масштабной программы кораблестроения и продолжение исследований концепции «морского базирования»  создания в более отдаленном будущем гигантских мобильных плавучих баз-комплексов (включая плавучие аэродромы) в различных регионах мира.

В настоящее время основным направлением действий ВМС США определен Тихий океан, где предполагается базирование на постоянной основе минимум шесть авианосцев и 60% атомных подводных лодок ВМС США.

Непосредственно для повышения боевых возможностей и мобильности военно-морских сил США в 2007 году было выделено 112 млрд. долл. на закупку двух эсминцев DD(Х)9. На базе технологий, разработанных в ходе создания этого корабля, МО США планирует создание новых моделей крейсеров, авианосцев и еще целый ряд боевых кораблей других типов, в том числе восьми принципиально новых транспортно-десантных кораблей.

Также предполагается строительство двух многоцелевых атомных подводных лодок в год (начиная с 2012 года), при этом стоимость одной лодки не должна превышать $2 млрд10.

Помимо этого руководство ВМС США приняло решение продлить сроки эксплуатации атомных подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами «Трайдент-2», на 42–44 года. Будет осуществляться плановая модернизация баллистических ракет подводных лодок, с тем, чтобы сроки их службы соответствовали срокам эксплуатации атомных подводных лодок. Сроки ввода в строй атомных подводных лодок и баллистических ракет подводных лодок позволяют ВМС рассчитывать на сохранение боеспособности существующей морской системы вплоть до 2040 года11.

Особое место в военном строительстве США занимает ядерная стратегия, реализуемая в соответствии с недавно принятым к исполнению документом под названием «Обзор ядерной стратегии».

В этом документе впервые в развернутом виде отражена современная концепция военного обеспечения национальной безопасности США  переход к новой триаде, посредством наполнения ее неядерной наступательной составляющей, компонентами активной и пассивной обороны (включающей ПРО), развитой оборонной промышленной инфраструктурой.

Считается, что реализуемая в рамках новой триады комбинация новых неядерных средств вместе с сокращенными ядерными силами в большей степени соответствует новой ситуации в области безопасности, перед которой могут оказаться Соединенные Штаты сейчас, через 10 и через 20 лет.

В настоящее время в ядерной триаде США более 5 900 боезарядов, в том числе в наземной составляющей  1 700 зарядов, в морской  3 168 зарядов (18 атомных подводных лодок, на которых 144 пусковых установок с баллистическими ракетами «Трайдент-1» и 288 пусковых установок с баллистическими ракетами «Трайдент-2») и в ВВС  1 098 крылатых ракет на тяжелых бомбардировщиках (81 Б-1, 20 Б-2, 142 Б-52).

Планируемые к 2012 году силы включают 14 атомных подводных лодок с баллистическими ракетами типа «Трайдент», 500 межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен», 76 бомбардировщиков B-52H и 21 бомбардировщик В-2. Реализуемые программы модернизации межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен-3» предполагают сохранение их в боевом составе, по меньшей мере, до 2020 года.

Установленные параметры ядерной стратегической компоненты на среднюю и долгосрочную перспективу (до 2020 года и далее) подтверждают преемственность и устойчивость ядерной политики с точки зрения структуры и боевого состава прежней триады.

При этом примечательно, что американская сторона не ликвидирует некоторую часть снимаемых с вооружения ядерных боеголовок. По словам бывшего министра обороны США Д. Рамсфельда, их сохранение необходимо на случай возникновения проблем с безопасностью и надежностью хранимого арсенала. Поскольку в США нет действующих производственных линий, было бы просто безрассудным уничтожить все эти ядерные боезаряды и не иметь их в резерве.

В декабре 2003 года президент США, подписав Закон о национальном бюджете на 2004 финансовый год, утвердил предложения республиканского большинства в Конгрессе об отмене Закона 1993 года, запрещающего исследования и разработки ядерного оружия малой мощности в части, касающейся проведения концептуальных исследований по зарядам малой мощности. Этим же законодательным актом президент обеспечил начальное финансирование исследовательских работ по созданию новых модификаций ядерных бомб В61 или В83  снарядов проникающего типа для поражения высокопрочных заглубленных целей12.

В то же время, не дожидаясь разработки новых проникающих зарядов, в США разработали проект новой ядерной доктрины, которая может быть утверждена в ближайшее время. В ней, в частности, подчеркивается значение различных соглашений о контроле над вооружениями, а также «необходимость нового подхода к России на основе кооперации». Наиболее примечательным новшеством следует, по-видимому, считать то, что теперь командующие группировками войск на театре военных действий будут запрашивать у президента принципиальное разрешение на применение ядерного оружия, а в ходе операций самостоятельно решать, когда и по какой цели следует наносить удар. При этом условия применения не оговариваются. Считается, что поддержание неопределенности в отношении использования ядерного оружия помогает создавать сомнение в умах потенциальных противников, удерживая их от враждебных действий.

В целом масштабные преобразования охватывают все сферы военной организации США. Все это свидетельствует о том, что главной целью американского военного строительства является обеспечение глобального военно-политического доминирования путем обладания силами и средствами, предоставляющими возможность одержать победу над неопределенным гипотетическим противником.

Аналогичным образом осуществляется военное строительство и в европейских странах. Это обусловлено их членством в НАТО и соответствующими установками стратегической концепции блока, ориентированной на интересы США.

Вооруженные Силы НАТО подразделяются на объединенные вооруженные силы (ОВС), переданные в распоряжение блока, и вооруженные силы, остающиеся в национальном подчинении. В составе ОВС действуют объединения, соединения и части сухопутных войск и ВВС США, Великобритании, Канады, ФРГ, Бельгии, Нидерландов, Италии и Турции, а также войска новых членов НАТО – Польши, Венгрии и Чехии; ВВС Норвегии и Дании.

Следует иметь в виду одно весьма важное положение. В военное время и в период учений ОВС передаются военно-морские силы перечисленных стран, а также основная часть войск Норвегии, Дании, Португалии и Люксембурга.

В национальном подчинении находятся межконтинентальные баллистические ракеты США, стратегическая авиация и атомные ракетоносные подводные лодки США и Великобритании. Отдельные соединения и части сухопутных войск, военные и учебные заведения и другие формирования стран-участниц обеспечивают мобилизационные развертывания и охрану национальных объектов стран.

Вооруженные силы Франции, вышедшей из военной организации НАТО, периодически принимают участие в совместных учениях ОВС НАТО в Европе, координируют действия ПВО своей страны с силами объединенной ПВО НАТО.

Примерно так же взаимодействуют ОВС НАТО и армия Греции, вышедшей из военной организации НАТО в августе 1974 года.

Всего в вооруженных силах стран НАТО в Европе насчитывается примерно 3 миллиона 200 тысяч военнослужащих, а в мире – более пяти миллионов13.

К глобальной организационно-функциональной реформе своей военной структуры НАТО приступило в 2002 году. Необходимость преобразований была продиктована следующими обстоятельствами:

  • изменением характера и спектра угроз;
  • возникновением новых задач, связанных с урегулированием кризисных ситуаций в зоне ответственности альянса, а также за ее пределами, что раньше было прерогативой ООН;
  • стремлением снизить затраты на содержание громоздких военных структур НАТО;
  • политикой США, направленной на уравнивание вкладов союзников в оборонный сектор НАТО.

В процессе текущей модернизации произошли серьезные изменения в системе военного управления блока. В результате реорганизации общее число штабов сократилось с 20 до 11. В окончательном виде новая структура выглядит следующим образом.

На стратегическом уровне — два органа управления. Стратегическое командование ОВС НАТО в Европе преобразовано в Стратегическое командование операций (СКО), а Стратегическое командование ОВС НАТО на Атлантике станет базой для формирования Командования стратегических исследований (КСИ). Оно не должно иметь оперативных функций, т. е. не будет управлять войсками, а займется разработкой концепций строительства и применения ОВС альянса, исследованием форм и способов ведения военных действий в различных условиях, выработкой военно-технической политики блока.

На оперативно-стратегическом уровне — созданы три коалиционных органа управления: объединенные командования (ОК) «Север», «Юг» и «Запад». Первые два формируются на базе существующих региональных командований в Европе и имеют сухопутные границы. Зоны их ответственности в совокупности составляют зону ответственности Стратегического командования операций ОВС НАТО. ОК «Запад» создается на базе атлантического регионального командования «Юго-Восток». На него возложены функции по разработке планов применения объединенных военно-морских сил (ОВМС) НАТО и управлению ими в зоне Иберийской Атлантики.

На оперативном уровне — видовые командования объединенных ВВС и ВМС «Север» и «Юг» сохранены, а субрегиональные упразднены. В результате в состав объединенных командований «Север» и «Юг» вошли по три видовых командования: объединенных сухопутных войск (ОСВ), ОВВС и ОВМС. В мирное время ОК «Запад» подчиненных видовых командований иметь не будет.

Произошли серьезные изменения и в классификации вооруженных сил альянса. Упразднена громоздкая трехкомпонентная структура вооруженных сил НАТО, состоявшая из сил реагирования, главных оборонительных сил и войск усиления. Теперь вооруженные силы НАТО различаются по степени готовности к применению, по предназначению и по подчиненности коалиционным командованиям.

По инициативе США созданы силы первоочередного задействования численностью более 20 тыс. военнослужащих. Это высокомобильные формирования, состоящие из сухопутного (бригадного состава), воздушного (две-три эскадрильи боевой авиации) и морского (одна-две авианосные ударные группы) компонентов. Силы первоочередного задействования предназначены для решения широкого круга задач, включая операции по борьбе с терроризмом. Они позволят осуществлять глобальный контроль за военно-политической обстановкой в мире и оперативно реагировать на внезапно возникающие кризисы. Развертывание в любой точке земного шара эти силы должны осуществлять в течение 530 суток. Находиться они будут поочередно в подчинении объединенных командований «Север», «Юг» и «Запад»14.

Таким образом, НАТО, сокращая в ходе реформ число штабов и органов управления, параллельно создает более гибкие и эффективные объединенные оперативные формирования на многонациональной основе.

Главная цель, которую преследует альянс в ходе данной военной реформы создать структуру вооруженных сил, позволяющую быстро и без особых затрат перестраиваться под новые задачи и условия.

Масштабные преобразования реализуются и в вооруженных силах государств-членов НАТО, находящихся в национальном подчинении.

Так, в Великобритании, современное военное строительство осуществляется в соответствии с правительственной программой «Основы военной политики до 2015 года», начатой еще в 1998 году. В основе этой программы лежит концепция объединения однотипных сил и средств различных видов вооруженных сил в единые формирования. Согласно этой концепции, в стратегических ядерных силах планируется сохранить общее количество атомных подводных лодок типа «Вэнгард» (четыре единицы) с баллистическими ракетами «Трайдент-2», вместе с тем намечается сократить число ядерных боеголовок на каждой атомной подводной лодке с 96 до 48 и постоянно иметь на боевом патрулировании одну такую лодку15.

Кроме того, в рамках программы на базе соединений и частей различных видов вооруженных сил создаются объединенные силы под единым управлением с общей системой боевого и тылового обеспечения. В связи с этим осуществляется оперативное переподчинение частей и подразделений однотипных родов и служб войск единым командованиям. Так, еще в апреле 2000 года завершено формирование объединенного вертолетного командования (в его состав вошли вертолеты подразделений армейской авиации, ВВС и ВМС). Части ВВС и ВМС, имеющие на вооружении самолеты «Харриер», объединены в единую авиагруппу, на основе которой создано авиационное соединение «Объединенные силы-2000»16.

Военная реформа затрагивает также вопросы комплектования вооруженных сил.

Основные направления «реструктуризации» вооруженных сил предусматривают сокращение их численности почти на 12 процентов. Таким образом, в Великобритании устанавливается требуемое общее количество военнослужащих, поэтому армия и флот набирают и обучают только то количество людей, которое предписано государством.

Наиболее значительные реформы реализуются в королевских ВВС – их численность будет сокращена на 7,5 тысячи и к апрелю 2008 года составит 41 тысячу военнослужащих. Под сокращение попадут 65 из 290 экипажей боевых самолетов, в том числе пилоты эскадрильи ПВО и эскадрильи штурмовиков «Ягуар».

Численность сухопутных войск британской армии сократится с нынешних 103,5 тысячи до 102 тысяч солдат и офицеров, однако масштабы набора новобранцев сохранятся на нынешнем уровне – примерно 12 тысяч в год. Из 40 имеющихся ныне пехотных батальонов четыре – три английских из «Королевской и принца Уэльского дивизии» и один из «Шотландской дивизии» – будут расформированы в ближайшие четыре года. Число основных боевых танков «Челленджер-2» будет сокращено на 84 единицы. Предполагается расформирование шести батарей тяжелой артиллерии общей численностью 33 единицы артиллерийских установок «АС-90». Наполовину – с 48 до 24 – будет сокращено число батарей ПВО «Рапира».

Из состава королевских ВМС предлагается вывести 12 боевых кораблей. Таким образом, число эсминцев и фрегатов в составе королевских ВМС сократится с 31 до 25. В 2008 году из состава флота будут выведены атомные подводные лодки «Трафальгар» и «Сьюперб», но на смену им поступят новые подлодки класса «Эстьют», обладающие более широкими возможностями боевого применения. Планы закупок 12 новых фрегатов, тип 45, сокращены с 12 до 8. В целом численность личного состава ВМС сократится на 1.500 человек – до 36 тысяч17.

В целом, как отмечают специалисты, вооруженные силы Великобритании в настоящее время проходят период самых крупных реформ после окончания Второй мировой войны. Цель реформирования – создание «армии XXI века, которая освободится от доктрин времен «холодной войны» и будет ориентирована на противодействие террористическим организациям и «странам-изгоям», а также на участие в миротворческих операциях».18

Примерно таких же взглядов на предназначение вооруженных сил придерживается и военно-политическое руководство Франции. В то же время специфика военного строительства Франции определяется стремлением ее руководства играть самостоятельную роль в обеспечении европейской безопасности и соответственно достаточно напряженными отношениями с США, претендующими на лидерство в этой области. Как считают военные аналитики, именно напряженность во французско-американских отношениях наряду с другими факторами побудила руководство Франции обратить особое внимание на строительство и развитие вооруженных сил страны.

Основные направления французской оборонной политики изложены в так называемой Белой книге 1994 года и предполагают ряд преобразований, которые должны были пройти в три этапа и завершиться к 2015 году. На первом этапе (1997-2002 годы)  реорганизовать вооруженные силы и сделать армию профессиональной. На втором  укрепить профессионализацию и современное техническое оснащение армии. И на заключительном этапе (2008  2015 годы)  провести полную модернизацию вооруженных сил, которая позволит им выполнять четыре задачи: ядерное сдерживание, быстрое развертывание, защиту территории и предупреждение удара.

Традиционно ядерному сдерживанию во французских доктринальных документах уделяется особое внимание. Соответственно основу военной доктрины Франции составляет стратегия «устрашения и сдерживания», основывающаяся на положении об обязательном наличии в составе вооруженных сил страны стратегических ядерных сил и тактического ядерного оружия, рассматриваемых как средство «последнего предупреждения» вероятного противника о готовности Франции нанести ядерный удар. Суть этой стратегии сформулирована следующим образом: «помешать любому потенциальному агрессору посягнуть на жизненные интересы Франции, создав угрозу, которой он в этом случае подвергнется». И далее: «средства устрашения существуют не для того, чтобы выиграть войну, а для ее предотвращения. Речь идет о нанесении агрессору ущерба, равного по масштабам, как минимум, той выгоде, на которую он рассчитывает». В качестве возможных противников, объекты которых могут стать целью ядерного оружия Франции, стали рассматриваться потенциальные обладатели ядерного оружия, «способные прибегнуть к его применению против Франции»19.

Ядерное оружие сосредоточено в стратегических силах морского базирования и нестратегических силах воздушного базирования. В боевом составе находятся четыре стратегических атомных подводных лодки с баллистическими ракетами. Из них две лодки нового и две старого класса. После 2010 года основу стратегических ядерных сил составят четыре атомных подводных лодки класса «Tриумфант», каждая из которых будет оснащена 16 пусковыми установками для новых баллистических ракет М-51 с шестью боезарядами и средствами преодоления перспективных систем ПРО. Лодка обладает повышенной живучестью и низкими шумами, значительно возросли ее размеры и водоизмещение. В морских силах планируется постоянно поддерживать 288 развернутых боезарядов.

Нестратегическое ядерное оружие (крылатые ракеты ASMP) развернуто на 60 самолетах «Мираж-2000Н» наземного базирования и 24 самолетах «Super Etendard» палубной авиации. Разрабатываются также новые многоцелевые истребители-бомбардировщики «Rafale» наземного и морского базирования.

Обновление морской и авиационной компонент ядерных сил Франции позволит ей к 2015 году иметь до 156 носителей и 350 ядерных зарядов.

Для защиты своих интересов и достойного участия в коалициях, создаваемых для урегулирования международных кризисов, Франция располагает мобильными частями. На сегодняшний день она способна направить контингенты в 20 тысяч человек на несколько театров военных действий на неограниченный срок или 50 тысяч человек бессменно для участия в одной операции под эгидой НАТО. Со времен первой войны в Персидском заливе, в которой смогли принять участие только 10 тысяч французских солдат, силы быстрого развертывания увеличились более чем втрое. Эффективность этих войск подтверждена в Кот-д’Ивуаре и Конго.

В контексте постоянной угрозы международного терроризма вопросы безопасности и обороны слились воедино. Силовые ведомства Франции распределили между собой обязанности: министерство обороны следит за воздушным и морским пространством, министерство оснащения управляет гражданской обороной, министерство здравоохранения берет на себя защиту от биохимической угрозы. В 2000 году были разграничены зоны обороны, обновлены планы «Пиратокс», «Пиратом», «Биотокс» и «Пиранет» (борьба с химической, ядерной, биологической и электронной угрозами), созданы подразделение по борьбе с терроризмом и региональные группы быстрого реагирования20. На нынешнем этапе военной реформы Франция должна оснастить войска радарами «Жираф» и интегрированными средствами связи сухопутных войск, устойчивыми к химическому и биологическому воздействию. К 2010 году планируется развернуть противоракетную систему обороны для театра военных действий, однако единого командования пока не существует.

Вопросы развития вооруженных сил и их боевого применения являются приоритетными и для Германии, одного из наиболее значимых членов Североатлантического альянса и «евротройки». Наиболее сложным и противоречивым моментом в решении такого рода задач стало намерение привлекать бундесвер к участию в урегулировании локальных конфликтов и войн за пределами традиционной зоны ответственности НАТО. Основная задача германских вооруженных сил теперь заключается не в обороне территории страны, а в подготовке к действиям вне Германии  то есть для участия в зарубежных конфликтах. Эта новая функция бундесвера является, по замыслу руководства ФРГ, стержневой в новых условиях и коренным образом изменяет предназначение вооруженных сил страны.

Изменение задач соответственно инициировало масштабную военную реформу Германии, начатую в 2004 году. Ее важнейшим направлением стало сокращение личного состава вооруженных сил и обслуживающего гражданского персонала почти на треть, а также модернизация вооружений.

Новая концепция бундесвера предусматривает почти полную ликвидацию всех неактивных подразделений. Прежде всего это касается системы подготовки резервистов. Сейчас к армейским структурам относятся 250 «законсервированных» до поры до времени подразделений, которые в случае необходимости могут быть развернуты до штатной численности за счет призыва 280 тыс. резервистов. После реформы в армии сохранятся места только для 2,5 тыс. резервистов21. Таким образом, реформа бундесвера означает полный переход на контрактную армию.

По всей стране будет закрыто 105 военных гарнизонов. Вместо них создаются так называемые гражданско-военные центры сотрудничества. Предполагается, что они расположатся по соседству с сохраняющимися базами бундесвера. В этих центрах будет находиться оборудование и оснащение распущенных резервистских структур, включая противоатомное, противохимическое и противобактериологическое снаряжение. Кроме того, предполагается, что в современных условиях в целях обороны выгоднее размещать войска вне территории страны — в государствах Балтии, Румынии и Болгарии, где предполагается организовать «опорные пункты быстрого развертывания».

Средства, высвободившиеся от сокращения численности и переноса баз в более дешевые страны, планируется направить на закупку нового вооружения, которое позволит частям бундесвера стать мобильнее. Так, в 2004-2005 году в немецкую армию поступило более 400 новых бронетранспортеров на гусеничном ходу «Пума», заменивших бронетранспортеры «Мардер», находящиеся на вооружении уже тридцать лет. «Пума»  это один из наиболее защищенных бронетранспортеров в мире. Он предназначен для использования в кризисных регионах и располагает специальной защитой от противотанковых и противопехотных мин и противотанковых гранатометов. Предполагается, что бронетранспортеры будут доставляться в «горячие точки» новыми военными воздушными транспортерами типа A400М.

Таким образом, вооруженные силы, оставаясь важнейшим компонентом системы обеспечения безопасности ФРГ, способствуют решению других важнейших задач. Германия стремится к новой ответственности, которая соответствовала бы ее экономической мощи и влиянию. Расширяя сферу использования бундесвера, руководство страны поднимает свой статус не только в НАТО, но и в мировом сообществе в целом.

Рассматривая современные тенденции зарубежного военного строительства, нельзя не остановиться на программах модернизации вооруженных сил Китая ─ наиболее динамично развивающегося государства мира и все более настойчиво заявляющего о своих военно-политических амбициях.

Военная доктрина Китая выражена в стратегии «активной обороны», суть которой заключена в том, что Китай не нападет первым, пока против него не совершена агрессия, однако в случае нападения ответит контрударом. При этом в вопросе применения военной силы предусматривается гибкость и координация этого шага с мерами политического, экономического и дипломатического характера.

Ядерная стратегия Китая, взявшего обязательство не применять ядерного оружия первым, отражена в концепции «ограниченного ответного ядерного удара», предполагающей строительство ограниченных по боевому составу ядерных сил сдерживания, способных созданием угрозы нанесения неприемлемого ущерба вероятному противнику заставить последнего отказаться от применения ядерного оружия против Китая. Такой подход не делает акцента на достижении ядерного паритета по отношению к развитым странам и является рациональным с точки зрения экономии материальных и финансовых ресурсов.

Информационная среда вокруг данной темы характеризуется большой степенью закрытости: издаваемая с 1995 года «Белая книга» КНР по вопросам национальной обороны не содержит конкретных данных о вооружениях Китая, в том числе ядерных.

По данным СИПРИ (Стокгольмский международный институт исследования проблем мира) за 2004 год, стратегические ядерные силы Китая включают наземную, воздушную и морскую компоненты и насчитывают в общей сложности 252 носителя. Их основу составляют стратегические ракетные войска, на вооружении которых состоят 120 наземных пусковых установок баллистических ракет. Стратегическая авиация насчитывает 120 устаревших самолетов H-6 (Ту-16) (производство самолетов этого типа прекращено в 1994 году). Морская компонента включает одну атомную ракетную подводную лодку с 12 пусковыми установками.

Нестратегические ядерные силы насчитывают 150 носителей включая тактические истребители «Цян–5» (30 единиц), артиллерийские снаряды и ракеты малой дальности (120 единиц).

В ближайшие 10–15 лет ядерный арсенал Китая будет совершенствоваться в качественном отношении за счет создания твердотопливных ракет мобильного базирования с дальностью 8000 км и 12 000 км, а также – атомных ракетных подводных лодок нового поколения.

Через несколько лет в составе стратегических ядерных сил Китая может оказаться 75–100 межконтинентальных ракет, обладающих высокой боеготовностью, технической надежностью и живучестью. Возможности китайского ВПК позволяют оснащение ракет разделяющимися головными частями вместо моноблочных, а также комплексом преодоления ПРО.

Включение Китая в ядерную гонку сейчас выглядит маловероятным. Учитывая принятый Китаем курс на нормализацию отношений с большинством стран мира, являющийся необходимым условием сохранения высоких темпов экономического роста, можно предположить, что китайские ядерные силы в дальнейшем будут развиваться относительно умеренными темпами и вряд ли существенно изменят баланс сил в треугольнике Россия – Китай – США и в АТР.

Прогноз военно-стратегической обстановки до 2020 года заставил военное руководство Китая пойти на глубокое реформирование армии22. Здесь точкой отсчета служит 1985 год, когда было приняло решение переориентировать военное строительство с подготовки к мировой (обычной или ядерной) на локальные войны.

В настоящее время главной своей задачей военно-политическое руководство Китая видит в подготовке армии к ведению небольших по масштабам, но интенсивных и, как правило, скоротечных боевых действий в пограничных районах. В соответствии с военной доктриной КНР основной стратегией вооруженных сил будет активная оборона, т. е. проведение оборонительных операций и овладение инициативой после ударов противника.

В настоящее время Китай активно занимается преобразованием своих ВС «из армии количественного состава в армию качественного превосходства». Идет переоснащение войск наиболее перспективными, высокотехнологичными системами оружия.

По планам к 2020 году вооруженные силы КНР будут способны вести все виды войн против любого противника. По-видимому, на первом этапе особый упор будет сделан на развитие ВМС как гарантии надежной защиты геополитических интересов Китая практически во всей акватории Тихого океана.

Руководствуясь новой стратегической доктриной, вооруженные силы Китая в течение ближайших 15 лет планируют развернуть пять больших современных систем вооружений.

1. Система вооружений стратегического устрашения и сдерживания (ядерное возмездие).

2. Система стратегической разведки раннего предупреждения и оповещения о возможном нападении.

3. Система противовоздушной и противокосмической обороны (планируется создать орбитальную космическую группировку, наладить производство высокоточных боевых систем дальнего радиуса действия, поставить на вооружение оперативно-тактические ракеты высокой точности).

4. Система борьбы с авианосными ударными группами (АУГ). Основной упор здесь делается на строительство авианосцев среднего водоизмещения и многоцелевых ударных подводных лодок, которые станут основой мощного подводного флота, способного вести успешную борьбу с АУГ противника в акваториях, прилегающих к Китаю и зонах его экономических интересов.

5. Система электронных вооружений.

Реализация этих важнейших, с точки зрения китайского руководства, планов будет осуществляться в соответствии со следующими установками:

  • рост в период до 2010 года боевых возможностей ВС, в первую очередь за счет переоснащения их перспективными, высокотехнологичными системами оружия, до уровня, позволяющего им вести локальные войны любого масштаба;
  • доведение оперативных огневых, маневренных и разведывательных возможностей вооруженных сил до уровня ведущих стран;
  • сокращение общей численности вооруженных сил (прежде всего за счет уменьшения числа пехотных дивизий и увеличения относительного веса ВВС и ВМС);
  • сохранение сухопутных войск как самого многочисленного вида вооруженных сил, предназначенного для решения основных задач по разгрому противника;
  • сохранение военной обязанности как основного принципа комплектования;
  • приоритетное оснащение войск высокоточным оружием, автоматизированными системами управления (завершение развертывания автоматизированных систем управления вооруженных сил к 2008 году), современными средствами связи и разведки;
  • упор в подготовке военно-воздушных сил на действия оперативного и оперативно-стратегического масштаба, которые могут проводиться как в тесном взаимодействии с формированиями других видов вооруженных сил, так и в рамках самостоятельной воздушной наступательной операции;
  • создание эффективной в условиях информационной войны системы управления войсками и оружием;
  • совершенствование всех трех составляющих ядерной триады и, прежде всего, стратегических вооружений наземного базирования;
  • обретение к 2010–2015 годам способности вести разновидовыми группировками всесторонне обеспеченные военные действия ограниченного масштаба за пределами национальной территории;
  • повышение способности оперативных формирований к огневому поражению, особенно на больших дальностях, в первую очередь за счет быстрого роста числа соединений, оснащенных реактивными системами залпового огня крупного калибра, тактическими и оперативно-тактическими ракетами;
  • сохранение мобилизационной базы масштабного развертывания вооруженных сил в случае возникновения глобального военного конфликта;
  • развитие флота до уровня, чтобы он мог вести действия оперативного масштаба в океанской зоне в пределах Тихоокеанского ТВД.

В целом реформа вооруженных сил Китая, повторяя в главных чертах реформы, которые проводят западные страны, имеет ряд существенных особенностей. Ее, в частности, отличает долгосрочность планирования (до 2050 года) и глобальность замысла – к середине столетия страна «должна иметь вооруженные силы, достойные великой державы», способные «победить в любой войне любого противника». Отличает китайские реформы и ориентация на приоритетное развитие ВМС. Это обусловлено стремлением Китая распространить свой суверенитет на Тайвань, а также тем, что экономическое процветание страны зависит от доступа к морским ресурсам и морским коммуникациям.

Необходимо также отметить, что китайское руководство по-прежнему относит Соединенные Штаты к числу своих главных противников и не исключает возможности вооруженного столкновения с ними большего или меньшего масштаба, а потому в ходе реформ настойчиво ищет пути так называемого «асимметричного строительства вооруженных сил», с тем чтобы уже в ближайшем будущем армия могла адекватно ответить на возможные действия американцев. Так Китай уже давно разрабатывает доктрину «информационной войны» и довольно далеко продвинулся в этом направлении.

Информационную войну китайские официальные документы определяют как «переход от механизированной войны индустриального общества к войне решений и стиля управления, войне знания и войне интеллекта». В рамках этой доктрины китайские вооруженные силы развивают концепцию «Сетевых сил» – воинских подразделений численностью до батальона, укомплектованных высококлассными специалистами, владеющими передовыми компьютерными технологиями.

Таким образом, необходимо констатировать, что основные тенденции современного этапа военного строительства в США и некоторых других зарубежных странах состоят:

  • во-первых, в стремлении государств сохранить и совершенствовать (создать) стратегический и нестратегический ядерный потенциал, выступающий для США как один из атрибутов мирового господства, а для остальных стран – как одно из средств «самоутверждения» в борьбе, по крайней мере, за региональное лидерство;
  • во-вторых, в обеспечении гарантированной защиты (недосягаемости) своей территории высокотехнологичными оборонительными силами, обладающими в то же время достаточным «наступательным потенциалом»;
  • в-третьих, апробации и развитии концепции сетевых войн в рамках реализации единой военной стратегии межвидовых (объединенных) экспедиционных формирований, способных эффективно действовать в «удаленных» регионах мира и взаимодействовать в составе коалиционных (многонациональных) сил на основе широкого использования и применения информационных технологий.

В заключении необходимо отметить, что общемировая тенденция модернизации вооруженных сил, отражающая новый этап военного строительства, охвативший ведущие государства мирового сообщества, обусловлена объективными причинами и обстоятельствами. Их суть заключается в том, что изменения геополитической и геостратегической ситуации последних лет, ослабили непосредственную угрозу глобальной ядерной войны, привели мир к новому военно-политическому состоянию. Специфической чертой его является наличие для государств опасности быть втянутыми в стихию многочисленных, трудно контролируемых, непредсказуемых по своим последствиям вооруженных конфликтов. В этих условиях различные страны и группы стран ищут для себя ниши, в наибольшей степени, отвечающие их национальным интересам и требованиям обеспечения военной безопасности. В связи с чем, большинство государств рассматривает военную силу в качестве наиболее действенного механизма реализации своих национальных интересов.

Бочарников Игорь Валентинович


1 — См.: Барабанов М. Доктрина замедленного действия // Коммерсантъ-Власть. – №7. – 2006.

2 — Олегин А., Сатаров В. США: ставка на абсолютное превосходство //Отечественные записки. – № 5. – 2005.

3 — Сетецентричные силы  силы, способные реализовать концепцию сетецентричной войны (Network Centric Warfare). Сетецентричная война  ориентированная на достижение информационного превосходства концепция проведения военных операций, предусматривающая увеличение боевой мощи группировки объединенных сил за счет создания информационно-коммутационной сети, связывающей датчики (источники данных), лиц, принимающих решения, и исполнителей, что обеспечивает доведение до участников операций информации об обстановке, ускорение процесса управления силами и средствами, а также повышение темпа операций, эффективности поражения сил противника, живучести своих войск и уровня самосинхронизации боевых действий.

4 — «Америка находится в состоянии войны» — с такими словами президент США Джордж Буш обратился 16 марта к своим согражданам, представляя им новую стратегию национальной безопасности.

5 — В 2007–2011 годах предполагается полностью завершить преобразование 48 регулярных бригад сухопутных войск США в 70 боевых бригадных групп (ББГ) модульной структуры. В сухопутных войсках количество ББГ будет увеличено с 33 до 42, а в национальной гвардии их число возрастет с 15 до 28. См.: Иванов В. Бюджет Пентагона перевали за полтриллиона долларов // Независимое военное обозрение. – 2006. – 14 апреля.

6 — См.: Барабанов М. Доктрина замедленного действия // Коммерсантъ-Власть. – №7. – 2006.

7 — См.: Иванов В. Бюджет Пентагона перевали за полтриллиона долларов // Независимое военное обозрение. – 2006. – 14 апреля

8 — См. Барабанов М. Указ. соч.

9 — DD(X) – это многоцелевой боевой корабль-«невидимка», вооруженный современной артиллерией и ракетами, включая крылатые. По оценкам специалистов Пентагона, DD(X) будет превосходить все другие типы боевых кораблей, состоящих на вооружении флотов всех остальных стран мира, при проведении боевых операций в прибрежных зонах. Корабль предназначен для борьбы с подводными лодками, а также для уничтожения минных полей, малых судов, катеров и крылатых ракет.

10 — См. Барабанов М. Указ. соч.

11 — См.: Дворкин В. Ядерное оружие в XXI веке // Отечественные записки. – №5. – 2005.

12 — Дворкин В. Указ. соч.

13 — Юрковский А. Правда о НАТО // Искатель. – № 2. – 2005.

14 — См.: Олегин А. НАТО: максимальная эффективность минимальными средствами // Отечественные записки. – №5. – 2005.

15 — Ляшенко А. Армия уплотняется // Красная звезда. – 2004. – 17декабря.

16 — Озеров В. О ходе военных реформ в странах НАТО // Зарубежное военное обозрение. – №1. – 2001.

17 — Ляшенко А. Указ. соч.

18 — Ляшенко А. Лондон создает армию XXI века // Красная звезда. – 2004. – 10 августа.

19 — Дворкин В. Указ. соч.

20 — Венцловский А. Нет, не умер галльский дух // Красная звезда. – 2003. – 19 августа.

21 — Никифоров О. Бундесвер станет меньше и мобильнее // Эксперт. . – № 43. – 2004.

22 — Подробнее см.: Военно-промышленный курьер. 2003. № 14. 10–16 декабря.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *