Приграничное сотрудничество как фактор обеспечения безопасности России в пограничном пространстве

В последние десятилетия функции Государственной границы Российской Федерации претерпели существенную корректировку. Длительное время, выполняя исключительно защитные (барьерные) функции Государственная граница, обеспечивала безопасность населения и территории страны, посредством противодействия и нейтрализации проявлений враждебной и недружественной политики зарубежных государств. Наиболее отчетливо это проявилось в период «холодной войны», в ходе которой бывшему СССР удалось создать беспрецедентную по эффективности систему обеспечения пограничной безопасности страны, обеспечивающую гарантированную охрану Государственной границы от незаконного преодоления даже одиночными нарушителями как со стороны сопредельных государств, так и с собственной территории.

С окончанием биполярного противостояния, и последовавшим затем изменением характера внешней политики России, актуализировались вопросы эволюции контактной функции Государственной границы. Это явилось отражением объективной тенденции, выразившейся в усилении международной экономической интеграции, развитии многосторонних связей политического, информационного, культурного и иного характера.

Особую значимость в этом плане обрело приграничное сотрудничество, основной целью которого является не только укрепление исторически сложившихся связей, но и решение отдельных вопросов межгосударственных отношений, в том числе таких, по которым затруднительно или пока невозможно принятие решений на более высоком уровне.

Все это определило приграничное сотрудничество одним из важнейших факторов эффективного многостороннего взаимодействия Российской Федерации с сопредельными государствами, особенно в части, касающейся социально-экономического развития приграничных территорий, большая часть которых долгое время была лишена этой возможности в силу доминирования защитных (барьерных) функций Государственной границы.

Правовую основу развивающегося в настоящее время приграничного сотрудничества Российской Федерации с сопредельными государствами образуют нормативно-правовые документы, регулирующие отношения на трех юридических ярусах.

Первый составляют федеральные юридические акты, образующие основы правового режима международных связей и внешнеэкономической деятельности Российской Федерации и ее субъектов. Наиболее важными среди них являются законы «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации»1, «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности»2 и «О международных договорах Российской Федерации»3, «Таможенный кодекс Российской Федерации»4, «О государственной границе Российской Федерации»5.

Второй правовой ярус создают межгосударственные документы и соглашения, определяющие цели, механизмы и конкретные сферы сотрудничества России с международными организациями и отдельными зарубежными странами. Среди них важное место занимают международные соглашения РФ с иностранными государствами о содействии межрегиональному сотрудничеству субъектов Российской Федерации. Важное значение для приграничных территорий имеет также нормативно-правовая база, определяющая режим внешних связей России с соседними странами. Например, среди соседних стран самый либеральный торговый режим установлен с Белоруссией в рамках Союзного государства, а наиболее жесткий – с Эстонией.

К третьему, нижнему, ярусу относятся юридические акты, заключаемые региональными и местными органами власти со своими аналогами в соседних странах о партнерстве и сотрудничестве. При этом субъекты Российской Федерации и органы местного самоуправления не являются субъектами международного права, соглашения заключаются в рамках имеющихся у них компетенций.

Все многообразие условий развития приграничных районов России и их сотрудничества со смежными районами соседних стран и его конкретного содержания в обобщенном виде можно представить в трех основных типах: европейском, постсоветском и азиатском.

Европейский тип характерен для регионов России, граничащих со странами так называемого дальнего зарубежья, большая часть из которых является членами Европейского Союза6.

Это небольшая часть приграничного пояса страны. На узком фронте границ сосредоточены морские и сухопутные коммуникации связующие Россию с зарубежной Европой, Европу с Северо-Восточной Азией, Северную Европу с Закавказьем и Центральной Азией.

Государства – члены ЕС имеют значительный опыт развития приграничного сотрудничества, осуществляющего в рамках интеграционных процессов. Еще в начале 80-х годов XX столетия были определены правовые основы подобного взаимодействия в виде Европейской Рамочной Конвенции по трансграничному сотрудничеству7. Согласно этому международному акту правительства стран, подписавших Конвенцию, обязались развивать и поощрять приграничное сотрудничество территориальных сообществ и властей, находящихся под их юрисдикцией.

В начале 90-х годов было образовано и одно из первых наиболее значимых межрегиональных образований − «Еврорегион», объединившее три бельгийских региона (Фландрия − 5,7 млн., Валлония − 3,2 млн., Брюссель − около 1 млн. чел.), французский регион (Северный Па де Кале около 4 млн. чел.), регион Великобритании (Кент − 1,5 млн.). Целью подписания соглашения между этими пятью регионами Европы, явилось, прежде всего, ускорение экономического роста и развитие традиционных социально-культурных связей между основными его участниками. В последующем программа «Еврорегион» получило достаточно широкое развитие, в том числе и на постсоветском пространстве.

Первый еврорегион с участием государств – участников СНГ – «Карпаты» был образован в 1993 году. В его состав вошли приграничные территории Польши, Словакии, Венгрии, Румынии и Украины. Для решения конкретных проектов в 1994 году был создан Карпатский Фонд, основным направлением деятельности которого стало финансирование малых инициатив, начиная от 300 долл. Общий грантовый бюджет Фонда в среднем составляет около 1 млн. долл. в год.

Трансграничное объединение еврорегион «Буг» образовано в составе приграничных областей Беларуси, Украины и Польши в 1995 году. «Буг» расположен на территории около 80 тыс. кв. км, объединяя более 5 млн. человек, через его территорию проходят важнейшие коммуникационные пути, соединяющие страны Западной Европы с Россией, Украиной и Беларусью.

Несмотря на то, что Россия подписала Европейскую Рамочную Конвенцию по трансграничному сотрудничеству 3 ноября 1999 года и 22 июля 2002 года ратифицировала ее, уже в 1997 году с ее участием был образован, еврорегион «Неман», объединивший регионы России, Беларуси, Литвы и Польши. Основными направлениями его деятельности стали реализация совместных экологических проектов, сотрудничество в сфере образования, культуры, туризма, развитие приграничной инфраструктуры.

Следующим крупным еврорегионом, объединяющим интересы приграничного сотрудничества шести стран – Швеции, Дании, Польши, России, Литвы и Латвии, стал еврорегион «Балтика» (1998 год). Цель их взаимодействия – развитие взаимовыгодного приграничного сотрудничества на юго-востоке Балтийского моря, создание условий для привлечения инвестиций для улучшения качества жизни почти 6 млн. жителей территории данного еврорегиона.

В январе 1998 года на международном семинаре «Внешние границы ЕС – мягкие границы» в г. Йоэнсуу (Финляндия) Правительством Республики Карелия была высказана идея еврорегиона «Карелия», которая была поддержана лидерами приграничных региональных союзов Финляндии – Северной Карелии, Кайнуу и Северной Похьянмаа. В феврале 2000 года состоялось подписание Соглашения и Устава еврорегиона, в которых были определены принципы и порядок взаимодействия.

В 1999 году был образован еврорегион «Сауле» в составе Неманского и Славского районов и города Славск (Калининградская область), Елгавского района (Латвия), Таурагского и Шауляйского уездов (Литва), лэнов Сконе и Сёдерманланд (Швеция). В рамках региона осуществляется содействие совместным трансграничным проектам экономического развития в сферах промышленности, сельского хозяйства и лесной промышленности, транспорта, связи, обмена «ноу-хау», охраны окружающей среды, борьбы с преступностью.

Всего к настоящему времени европейские приграничные регионы России участвуют в шести приграничных сообществах. Помимо вышеуказанных, приграничные сообщества по типу «Еврорегион» созданы также с сопредельными территориями Украины и Белоруссии.

Так, в апреле 2003 года в г. Гомеле руководители Брянской области Российской Федерации, Гомельской области Белоруссии и Черниговской области Украины подписали трехстороннее Соглашение, зафиксировавшее создание приграничного сообщества «Еврорегион «Днепр». Соглашение о создании еврорегиона «Слобожанщина», в состав которого входят две области: Харьковская от Украины и Белгородская − от России было подписано 7 ноября 2003 года.

Таким образом, приграничное сотрудничество России с сопредельными европейскими государствами развивается достаточно динамично, причем не только со странами постсоветского пространства, но и с государствами, так называемого дальнего зарубежья.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что его реализация происходила при фактическом отсутствии соответствующей нормативно-правовой базы.

Только лишь в феврале 2001 года Правительство Российской Федерации утвердило своим Распоряжением Концепцию приграничного сотрудничества в Российской Федерации8, определившим цели, принципы и приоритеты в деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций и граждан в сфере приграничного сотрудничества. Это свидетельствует о том, что данное важнейшее направление государственной политики на протяжении длительного времени реализовывалось при отсутствии необходимой нормативной правовой основы и, следовательно, отсутствии единой скоординированной государственной политики приграничного сотрудничества Российской Федерации с сопредельными государствами.

Между тем, для Европейского Союза, реализация программ по созданию и управлению еврорегионами является одним из приоритетных направлений внешней политики. Применительно к Российской Федерации она предполагает вовлечение в европейское пространство ее отдельных ключевых регионов, что ведет, по сути, к размыванию общероссийского политического и экономического пространства.

При этом нельзя сказать, что участие российских регионов, особенно, таких как Калининградская область и Республика Карелия в программе еврорегионы существенным образом отразилось в позитивном плане на их социально-экономическом положении. Регионы по-прежнему, как и десять лет назад, являются депрессивными. В то же время в развитии внутриполитической ситуации в данных регионах в последнее время отметились и негативные тенденции экспансионистского и сепаратистского характера.

Наиболее отчетливо данные тенденции проявляются в Калининградской области – первого в истории России полуэксклава. Его геополитическое положение уникально. Находясь на пересечении многих торговых и транспортных путей, он способен принимать на себя и регулировать основные грузопотоки из России и наоборот. При этом важным является также и то, что Калининградский порт – единственный не замерзающий порт России на Балтике. Все это предполагает возможность его эффективного экономического развития как в интересах самой области, так и государства в целом, в том числе и для повышения статусной роли Российской Федерации в Балтийском регионе. На практике же Калининградская область является одним из депрессивных субъектов Российской Федерации. Причиной этого является то, что основную часть товаров потребления он получает из внутренних областей России, поступающих транзитом через прибалтийские государства, в том числе и те, территории которых образуют функционирующие здесь еврорегионы (Балтика и Сауле). Последние в свою очередь в отношении Калининграда и области в полной мере реализуют экономическую блокаду. Что является, по сути, прямым нарушением декларируемых в рамках еврорегионов принципов открытости и развития приграничного сотрудничества. Это дает основание предположить, что приграничное сотрудничество этих стран с Россией, в том числе в рамках еврорегинов, носит конъюнктурный характер, направленный на реализацию исключительно собственных национальных интересов, но не регионов в целом.

Помимо этого Калининградская область является объектом целенаправленного экспансионизма со стороны сопредельных стран. В наибольшей степени это проявляется в деятельности ряда политических структур Литвы. В частности, обращают на себя внимание заявления некоторых литовских политиков и общественных деятелей относительно того, что Калининград – это исконно литовский Караляучюс, а Калининградская область – «Малая Литва». Вполне симптоматична поэтому и особая роль в инициировании сепаратистских тенденций в регионе, прежде всего, литовского населения Калининградской области, ощущающего не только поддержку, но и достаточно сильное культурное влияние из Литвы. В интересах инициирования и развития ирредентистских настроений в области создаются культурные общества, проводятся культурные акции, настоятельно продвигаются вопросы создания школ или классов на литовском языке. Это далеко не полный перечень мероприятий, способствующих созданию атмосферы постоянного литовского присутствия в области.

Свои программы по размыванию общероссийского политического пространства в Калининградском регионе и имеют и другие сопредельные России на данном направлении государства9.

Процессы экспансионизма со стороны сопредельных на данном направлении государств проявляются и в отношении Республики Карелия. Здесь, как показывает анализ развития ситуации, в общественное сознание населения региона настойчиво идеи целесообразности воссоединения российских территорий с финскими.

Все это свидетельствует о том, что характер и содержание приграничного сотрудничества ряда ключевых регионов Российской Федерации в рамках программы Европейского Союза – «Еврорегион» – должно быть тщательно проанализировано, и соответственно, скорректировано в интересах национальной безопасности государства. Возможные утраты, в том числе суверенитета и юрисдикции Российской Федерации над той или иной ее частью несопоставимы с теми преференциями, которые взамен этого предлагаются нашими партнерами по программе «Еврорегион».

Аналогичным образом должно быть скорректировано и приграничное сотрудничество с государствами СНГ. Основу межгосударственной правовой базы для приграничного сотрудничества в СНГ к настоящему времени составляют договоры и соглашения. Многосторонняя межгосударственная законодательная нормативная база приграничного сотрудничества в рамках СНГ только формируется, несмотря на то, что данные вопросы являются предметом постоянного обсуждения на многочисленных саммитах политического руководства стран Содружества.

Осознание необходимости разработки нормативно-правовой базы межрегионального и приграничного сотрудничества в рамках СНГ способствовала заключению в 1999 году межправительственного Соглашения «Об основных принципах приграничного сотрудничества государств – участников Договора об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях»10. В июне 2000 года была принята Программа действий по развитию Содружества Независимых Государств на период до 2005 года. Одним из ее основных положений стало решение о подготовке Концепции межрегионального и приграничного сотрудничества государств – участников СНГ. 15 сентября 2004 года Концепция была подписана председателями правительств 9 стран – членов СНГ, в том числе с оговорками со стороны Азербайджана, Армении и Украины.

Важнейшими элементами Плана мероприятий по реализации данной Концепции являются положения о разработке нормативных документов. В частности, в соответствии с Планом предполагалась разработка Конвенции о приграничном сотрудничестве государств − участников СНГ, модельного закона «О приграничном сотрудничестве»; двух- и многосторонних межправительственных соглашений о содействии межрегиональному и приграничному сотрудничеству и другие документы. Планом были определены также и конкретные мероприятия по взаимодействию государств в развитии торгово-экономического сотрудничества, обеспечении безопасности приграничных регионов и решении других актуальных проблем трансграничного характера.

В целом документ содержит важные для государств Содружества положения, но его практическая реализация была обусловлена резким усилением дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве вследствие изменившейся ситуации в ряде государств СНГ11, а также массированным внешним воздействием со стороны США и ряда стран Евросоюза. Поэтому большая часть положений Плана приняла декларативный характер и не была реализована на практике.

Различие в подходах стран СНГ к взаимодействию по широкому спектру вопросов, востребовали изменение формата сотрудничества, в том числе в приграничной сфере.

С этой целью было инициировано формирование Единого экономического пространства, а затем и Таможенного союза12. Наибольший прогресс в реализации этих двух проектов был достигнут по линии формирования Таможенного союза в составе Белоруссии, Казахстана, России. К настоящему времени фактически сформирована нормативно-правовая база его функционирования. В мае 2009 года в ходе пятого заседания комиссии Таможенного союза было принято решение о том, что уже к 1 июля 2011 года весь контроль (пограничный, таможенный, фитосанитарный) удастся вынести с внутренних границ союза на его внешний контур. При этом, контроль на границе более тесно интегрированных Белоруссии и России переместится на внешнюю границу Союзного государства на полтора года раньше – с 1 января 2010 года, что и должно стать, по сути, началом функционирования самого Таможенного союза.

Таким образом, определенные позитивные подвижки в развитии приграничного сотрудничества на пространстве СНГ в последние годы произошли. Вместе с тем, в целом развитие интеграционных процессов в рамках СНГ по-прежнему тормозится нежеланием к этому большинства партнеров России. Это предполагает необходимость выстраивания отношений, в том числе по приграничному сотрудничеству на двусторонней основе, что и реализуется в настоящее время с государствами в наибольшей степени ориентированными на взаимодействие с Россией по широкому спектру вопросов – Белоруссией и Казахстаном.

Правовую основу приграничного сотрудничества с Белоруссией составляют, помимо упоминавшегося Договора о Таможенном союзе и едином экономическом пространстве, положения Договора от 8 декабря 1999 года о создании Союзного государства, а также нормативно-правовые документы национального законодательства каждой из стран, регламентирующие внешнеэкономическую деятельность и определяющие компетенцию региональных органов управления в сфере международных отношений.

Специфика двухсторонних отношений определяется доминированием межрегионального сотрудничества над приграничным. Об этом свидетельствует тот факт, что правовую основу межрегионального сотрудничества формируют более 180 договорных документов, подписанных российскими регионами как с правительством Белоруссии, министерствами и ведомствами, так и областями республики, столичным мегаполисом, крупными и средними городами13. Почти 80% товарооборота России и Белоруссии приходится на 10 российских регионов, среди которых лидерами являются Москва, Санкт-Петербург, Московская и Тюменская области. На их долю приходится около 70% общего объема товарооборота. В то же время непосредственно приграничное сотрудничество развивается менее динамично. Об этом свидетельствует тот факт, что на приграничные субъекты Российской Федерации (Смоленскую, Брянскую и Псковскую области) приходится только лишь 4,72% общего товарооборота российских регионов и Белоруссии.

Обращает на себя внимание тот факт, что во внешнеэкономические приграничные связи вовлечены в основном крупные предприятия-экспортеры, а реализуемые инвестиционные проекты имеют национальный или союзный масштаб. Производственное международное сотрудничество небольших предприятий, в том числе негосударственных форм собственности, не развито. Более того, по обе стороны границы не используются на полную производственную мощность предприятия, работающие на местном сырье и ориентированные на локальный рынок. Периодически происходят так называемые «хлебные» или «молочные» войны14 и, как результат, вводятся запреты на ввоз в соседние регионы сырья и продуктов питания.

Нереализованность потенциала приграничных связей наглядно просматривается в сложившейся ситуации на региональных рынках труда. Нехватка рабочей силы, прежде всего квалифицированной, в приграничной зоне одной страны сочетается с высоким уровнем безработицы в соседнем регионе сопредельного государства.

В числе незадействованных резервов российско-белорусских приграничных связей находится также развитая транспортно-коммуникационная сеть. Так, российско-белорусскую границу пересекают 7 железных дорог, 11 автомагистральных дорог с твердым покрытием, 3 нефтепровода и один газопровод. Транспортная связанность российско-белорусской территории создается также реками Днепр и Сож, что может рассматриваться в качестве основы не только совместного развития речного транспорта, но и использования рекреационных ресурсов. Тем не менее, данные факторы не в полной мере используются для взаимовыгодного сотрудничества, как приграничных территорий, так и на межгосударственном уровне.

Главной причиной нереализованности потенциала интеграционных связей двух стран на уровне приграничных территорий являются отсутствие четкой и последовательно реализуемой политики развития приграничного сотрудничества как одного из аспектов российско-белорусского союзного строительства. Как следствие, со стороны наднациональных органов не осуществляется в должной мере организационно-методическая помощь и не созданы каналы финансовой поддержки, как это имеет место, например, в практике Европейского союза. Не способствует развитию приграничных контактов также несоответствие объемов компетенции органов местной власти России и Белоруссии, вытекающее из различий в построении системы местного управления и самоуправления, особенностей моделей социально-экономического развития и используемых методов управления экономикой. В результате приграничные связи развиваются не по классической схеме взаимодействия между региональными органами управления двух стран, а требуют вмешательства центра. Это приводит к перекосам при реализации национальных интересов, снижает инициативность местных властей и лишает сотрудничество организационно-экономических предпосылок в сферах, определяющих социально-экономическое развитие приграничной территории.

С другими сопредельными России странами СНГ − Азербайджаном, Грузией и Украиной − межгосударственные отношения омрачены множеством экономических и политических противоречий, в том числе в плане реализации приграничного сотрудничества.

Наиболее же динамично приграничное сотрудничество России развивается с Казахстаном. Оно основывается на межгосударственном Договоре о сотрудничестве и взаимодействии по пограничным вопросам от 9 января 2004 года, межправительственном Соглашении и Программе экономического сотрудничества на 2008 – 2011 годы, Программе приграничного сотрудничества регионов России и Казахстана на 2008 – 2011 годы и ряде других документов. Всего же в рамках двустороннего сотрудничества действует более 250 различного рода соглашений, как на межгосударственном, так и на межрегиональном уровне. В социально-экономическое сотрудничество с Казахстаном вовлечены 72 субъекта Российской Федерации. Об эффективности российско-казахстанского взаимодействия свидетельствует ежегодно увеличивающийся товарооборот. В 2008 году он составил порядка 19,9 млрд. долл., увеличившись на 22% по сравнению с 2007 годом.

Особое значение в развитии казахстанско-российского сотрудничества в сфере экономики занимают экономические связи между приграничными областями двух стран, на долю которых приходится более 50% товарооборота. В приграничных регионах, как на территории России, так и Казахстана действуют более 400 совместных предприятий, среди которых такие крупные: «Казросхром», «Коксохим», автомобильный комплекс на базе УралАЗ и Костанайского дизельного завода.

В целом следует отметить динамичный характер развития российско-казахстанского приграничного сотрудничества. Это в значительной мере обусловлено повышенным вниманием к данному процессу глав двух государств. Свидетельством этого внимания являются регулярно проводимые форумы приграничных регионов России и Казахстана15. Кроме того, между Казахстаном и Россией создана Межправительственная комиссия, в рамках которой решаются вопросы двустороннего, в том числе приграничного сотрудничества.

Таким образом, именно с Казахстаном наиболее эффективно и целенаправленно реализуются интеграционные программы, в том числе в рамках приграничного сотрудничества.

Вместе с тем, наряду с позитивными процессами на казахстанском направлении отмечаются серьезные угрозы национальной безопасности России. Именно здесь наиболее остро стоят вопросы пресечения афганского наркотрафика, контрабанды китайского ширпотреба, а также нелегальной миграции из стран Центральной Азии. Несмотря на предпринимаемые меры потоки наркотиков, контрабанды и нелегальных мигрантов в Россию на казахстанском направлении не снижаются, а с каждым годом увеличиваются16.

Пресечение указанных угроз национальной безопасности России на данном направлении предполагает реализацию не только контактной, но и барьерной функции Государственной границы. Это в свою очередь предполагает необходимость ее обустройства в инженерно-техническом плане, а также взаимодействия пограничных и правоохранительных органов России с соответствующими структурами Республики Казахстан. Пока эта работа носит бессистемный эпизодический характер. Так, например, обустройство российско-казахстанской границы носит характер своего рода эксперимента. Взаимодействие же представителей пограничных структур осуществляется в основном в рамках Совета командующих пограничных войск. Что не обеспечивает не должный пограничный контроль ни эффективность взаимодействия органов безопасности двух стран по пресечению трансграничной преступности.

Не менее значимые проблемы в реализации приграничного сотрудничества отмечаются на дальневосточном направлении.

Дальневосточный федеральный округ Российской Федерации примыкает к государственной границе на протяжении более 23 000 км и граничит с ведущими странами Азиатско-Тихоокеанского региона и США. Уникальность Дальневосточного региона состоит в том, что все субъекты Российской Федерации, входящие в состав ДФО, являются приграничными. Свыше 60 % (133 из 244) муниципальных образований (районов, улусов, и пр.), где проживает свыше 80 % населения федерального округа являются приграничными. Это определяет особую значимость приграничного сотрудничества, как в развитии данных регионов, так и реализации в целом национальных интересов России.

Между тем на практике приграничное сотрудничество реализуется на данном направлении далеко не в пользу России. Дальневосточные регионы России, будучи оторваны от остальной территории страны, подвергаются массированному экспансионистскому воздействию со стороны данных государств, выступая, с одной стороны, в качестве источника дешевых сырьевых ресурсов для их экономик, а с другой − потребителя низкокачественной и бывшей в употреблении продукции. Наиболее показательно это на примере Приморского края, социально-экономическая инфраструктура которого, в значительной мере связана с импортом поддержанных иномарок из Японии и Южной Кореи17. Подобного рода суррогатное приграничное сотрудничество настолько прочно укоренилось в деятельности торговых и дилерских структур Приморья, что попытки каким-либо образом ограничить ввоз поддержанных иномарок вызывают масштабные протестные акции. Таковыми в частности стали события во Владивостоке и ряде других городах Приморья в декабре 2008 года после решения Правительства Российской Федерации об увеличении импортных пошлин на ввоз автомобилей. Примечательно, что данные акции впервые с конца 90-х годов XX столетия приняли откровенно антиправительственный характер. Более того, в ходе протестных акций усилиями различного рода интернет-форумов активно дискутировался вопрос ненужности Дальнего Востока России, что свидетельствует о возрождении в регионе сепаратистских тенденций. Такова цена, которую уже сейчас платит Российская Федерация за перекосы в приграничном сотрудничестве.

К этому же следует добавить и получившее широкое распространение на Дальнем Востоке браконьерство в территориальных водах России, в котором активно участвуют как иностранцы, так и российские граждане, что свидетельствует о высокой степени криминализации приграничного сотрудничества.

Данные процессы характерны не только для Приморского края, но и для других дальневосточных субъектов Российской Федерации. Еще более сложное положение складывается на российско-китайских приграничных территориях. Несмотря на то, что Китай заявлен в качестве стратегического партнера нашей страны, российско-китайское приграничное сотрудничество носит ярко выраженный односторонний характер. По сути дела, речь идет не о приграничном сотрудничестве, а о приграничной торговле, где с китайской стороны осуществляется реализация низкосортной и зачастую контрафактной продукции, а с российской – поставка сырьевых ресурсов.

При этом в отличие от отечественной политической практики в Китае приграничная торговля жестко регламентирована национальным законодательством и рассматривается в качестве важнейшего элемента, как общегосударственной внешнеэкономической деятельности, так и стратегии развития отдаленных от центра регионов. В основе политики КНР по приграничному сотрудничеству лежат пять принципов сформулированные еще в 1984 году, предусматривающие «пять действий, которые предпринимателю или торговой компании необходимо выполнять самостоятельно»: «самому искать ресурсы»; «самому искать пути сбыта»; «самому вести переговоры»; «самому удерживать равновесие»; «самому отвечать за прибыли и убытки». Другими словами, руководство Китая поддерживает и направляет инициативу и энергию населения приграничных территорий на решение общегосударственных задач, таких как: обеспечение занятости, снятие социального напряжения, повышение благосостояния, освоение ресурсов соседних стран в целях развития своей экономики, а также решение ряда других задач, интерес к которым не всегда афишировался.

Во внешнеэкономической деятельности Китая акцент сделан на неэквивалентный товарообмен с предприятиями российского Дальнего Востока. В обмен на металл, строительные материалы, механизмы и оборудование китайские фирмы поставляют предметы ширпотреба и продукты питания. Категорически, вплоть до лишения лицензии на ведение внешнеэкономической деятельности, запрещено вывозить из КНР в Россию продукцию радиоэлектронной промышленности, отдельных видов продуктов питания и передовые производственные технологии.

Характерной чертой российско-китайского приграничного сотрудничества является наличие на российской территории многочисленных фирм, как совместных, так и со 100% китайским капиталом. В то же время китайским национальным законодательством запрещена регистрация каких-либо совместных предприятий на китайской территории.

Китай продолжает осуществлять попытки скрытого освоения территории России посредством легализации своих граждан в Дальневосточном регионе. По данным миграционной службы китайцы через посредников из числа российских граждан активно скупают недвижимость, участвуют в приватизации предприятий и земель. Китайские делегации целенаправленно прорабатывают вопросы долговременной аренды земли, совместной разработки полезных ископаемых, использования китайской рабочей силы на промышленных объектах, в том числе на оборонных предприятиях Дальнего Востока.

Большая роль в освоении российской территории отводится туризму. По признанию китайцев, из 500 тыс. их граждан, ежегодно посещающих Россию, только 20% приезжают с целью туризма, а остальные используют этот канал для осуществления деловых поездок и торговли.

Немаловажный аспект приобретает деятельность, связанная с экспортом китайской рабочей силы. Эта форма сотрудничества оказывает существенное влияние на обстановку в приграничье. Китайские власти используют ее для проведения политики, направленной на дальнейшее освоение Дальневосточного региона путем завоевания прочных экономических, торговых и демографических позиций, способных оказать серьезное влияние на состояние экономики и безопасности Российской Федерации.

В связи с расширением масштабов приграничного сотрудничества дальнейшее развитие получил нелегальный экспорт рабочей силы из Китая в Россию и третьи страны, осуществляемый китайскими коммерческими и преступными структурами.

Все это крайне негативно сказывается на внутриполитической ситуации в дальневосточных субъектах Российской Федерации, способствует дальнейшей эрозии общероссийского экономического и политического пространства.

В целом же, как показывает анализ, приграничное сотрудничество практически по всем направлениям носит невыгодный для Российской Федерации характер и в основном ориентировано на обслуживание интересов финансово-промышленных структур и криминальных группировок, в том числе транснациональных, а также ряда зарубежных государств, всемерно поддерживающих именно такой порядок и состояние взаимодействия с Россией. Результатом этого является деградация приграничных территорий России и вовлечение в криминальную трансграничную деятельность все большего количества российских граждан.

Причинами подобного состояния приграничного сотрудничества является отсутствие целостной государственной политики и стратегии в этой области, а также необходимой нормативно-правовой базы ее регулирования. Россия является одним из немногих государств мирового сообщества, где вопросы приграничного сотрудничества в прямой постановке не регламентируются национальным законодательством, а фактически отданы на откуп региональным, в том числе теневым структурам. Несмотря на остроту и актуальность данных проблем для интересов обеспечения национальной безопасности России, принятие федеральных законодательных актов всячески тормозится.

Это, в свою очередь, свидетельствует о мощной коррупционной составляющей противодействия реализации политики приграничного сотрудничества. Поэтому проблемы повышения эффективности сотрудничества России с сопредельными государствами в приграничных территориях должны решаться одновременно с противодействием коррупции и теневой экономики, а также выстраивания выгодных для страны межгосударственных отношений.

Бочарников Игорь Валентинович


1 — См.: Федеральный закон от 4 января 1999 года № 4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. — № 2. – Ст. 231.

2 — См.: Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 164-ФЗ (в ред. федеральных законов от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, от 2 февраля 2006 года № 16-ФЗ) «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» //Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. — № 50. – Ст. 4850.

3 — См.: Федеральный закон от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ (ред. от 1 декабря 2007 года № 318-ФЗ) «О международных договорах Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. — № 29. – Ст. 2757.

4 — См.: Федеральный закон от 28 мая 2003 № 61-ФЗ ««Таможенный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 22. – Ст. 2066.

5 — См.: Закон Российской Федерации от 1 апреля 1993 года № 4730-1 «О государственной границе Российской Федерации» //Ведомости СНД и ВС. – 1993. – № 17. – Ст. 594.

6 — За исключением Норвегии.

7 — Принята Советом Европы 21 мая 1980 года в Мадриде.

8 — Распоряжение Правительства Российской Федерации от 9 февраля 2001 года № 196-р // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – № 8. – Ст. 764.

9 — Примечательна в этом плане попытка вовлечения в апреле 2009 года Калининградской области в польско-шведский проект «Восточное партнерство».

10 — Соглашение подписано главами правительств Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан. Соглашение вступило в силу 25 декабря 2000 года // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – 17. – Ст. 1648.

11 — В ноябре 2003 года и в ноябре 2004 года — январе 2005 года в Грузии и на Украине произошли так называемые «цветные революции», в результате которых к власти в этих странах пришли антироссийские этнократические режимы М. Саакашвили и В. Ющенко.

12 — Договор «О Таможенном союзе и едином экономическом пространстве» был подписан в г. Москве 26 февраля 1999 года.

13 — В настоящее время все 6 белорусских областей и г. Минск связаны соглашениями о сотрудничестве с 60 субъектами Российской Федерации. Наибольшее число соглашений Беларусь имеет с Калининградской областью – 16, Саратовской областью – 13 и Брянской областью – 12.

14 — Примером подобного рода «молочной войны» стало решение Роспотребнадзора о запрете в июне 2009 года ввоза на территорию России более тысячи наименований белорусской молочной продукции.

15 — Особое место занимает прошедший Y-ый Форум руководителей приграничных регионов, состоявшийся 22 сентября 2008 года. На нем главами государств было принято решение о его преобразовании в Форум межрегионального сотрудничества.

16 — До 80% нелегальных мигрантов, по данным ФМС России, проходят именно через российско-казахстанскую границу.

17 — По данным региональных аналитиков в сфере автобизнеса Приморского края, в сфере доставки иномарок до их продажи и сервиса заняты около 200 тысяч человек.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *