Основные направления противодействия сепаратизму в Российской Федерации в современных условиях

Стержневой проблемой обеспечения национальной безопасности, в том числе в вопросах противодействия сепаратизму, является укрепление государственности.

Наведение порядка в государственном управлении, ставшее приоритетом деятельности второго Президента России, безусловно, способствовало стабилизации внутриполитической ситуации в стране, в том числе в вопросах преодоления мультицентризма власти и проявлений сепаратизма. В этом плане очевидна роль В.В.Путина как главы государства, сумевшего посредством реализации своих властных полномочий предотвратить углубление системного кризиса российской государственности, в том числе на почве дезинтеграционных процессов.

В то же время, очевидно, что, сыграв исключительно важную роль на этапе проведения контртеррористической операции и ликвидации регионального сепаратизма, сложившаяся модель отечественной государственно-управленческой системы в условиях стабильного развития играет скорее негативную, чем позитивную роль.

Главная проблема заключается в том, что в стремлении навести порядок в государственном управлении и восстановить эффективность управленческой иерархии произошел очередной перекос.

После вакуума и мультицентризма власти 90-х годов, фактически вся российская государственно-управленческая система представляет собой абсолютно монолитную властную вертикаль. Независимость и самостоятельность отдельных важнейших ее систем – законодательной власти, региональных властных структур в настоящее время носит в значительной мере символический характер.

В этом уязвимость современной системы государственного управления. Более того, такая система в меньшей степени способна противостоять эволюционирующим угрозам со стороны сепаратистских тенденций.

В этой связи полагаем крайне важным сосредоточиться на практической реализации положений концепции правового государства, в основе которых лежит реальное, а не декларативное разделение властей, их независимость и самостоятельность в осуществлении полномочий, в том числе в сфере обеспечения национальной безопасности государства.

Другим важнейшим направлением противодействия сепаратизму в Российской Федерации в современных условиях является совершенствование государственного устройства России, ее федеративных основ.

Россия представляет собой уникальную, не имеющую аналога в истории федерацию. Она одновременно иерархична и асимметрична, построена на смеси национально-государственного и территориально-административного, договорного и конституционного принципов, часть субъектов Федерации входит в состав других субъектов Федерации. Это, с одной стороны, необоснованно ставит в неравное положение субъекты Федерации, а с другой — объективно генерирует напряженность, как на межрегиональном уровне, так и во взаимоотношениях Центра с регионами.

Это, в свою очередь, формирует условия для дезинтеграции единого политического пространства.

Причиной этого является, как выше было отмечено, несовершенство самого федеративного устройства.

К особенностям российского федерализма, определяющим его уязвимость, помимо указанных выше, следует также отнести:

  • высокий уровень персонификации федеративных отношений — хотя все субъекты Федерации формально равны, их статус по-прежнему определяется в значительной мере реальным статусом региона-лидера;

  • аномальную несбалансированность ресурсов и полномочий региональных органов власти;

  • доминирование в федеративных отношениях интересов крупных финансово-промышленных корпораций.

По-прежнему нерешенными остаются экономические проблемы регионов, отсутствуют общегосударственная идеология. Преобладавший в 90 годы сепаратизм республик все более замещается ростом дезинтеграционных процессов в целом ряде краев и областей России.

Продолжает оставаться нерешенной важнейшая проблема федерализма – нахождение баланса между необходимостью обеспечить общие для всей страны стандарты качества жизни и предоставлением регионам разумной самостоятельности и инициативы.

Таким образом, вполне очевидно, что состояние национальной безопасности Россиии ее территориальная целостность органично связаны с оптимизацией федеративного устройства страны и, прежде всего, разрешением противоречия, обусловленного ассиметричной формой федерализации.

Перспективным направлением развития российского федерализма в этом отношении является переход от национально-государственного, национально-территориального и административно-государственного к универсальному территориальному принципу устройства государства.

Это в свою очередь, обусловливает необходимость деэтнизации российской государственности. Этнически ориентированная национальная политика государства по определению является дискриминационной. Поскольку нельзя сделать «приоритетными» все этносы: выделять один из них неизбежно придется за счет ущемления других. Крайне опасным и, безусловно, подрывающим основы государственности является также и искусственное наделение того или иного этноса элементами государственности, особенно там, где в этом нет никакой необходимости. На практике это закономерно ведет к ослаблению всей системы государственной власти.

Перспективной в этом плане представляется идея «выведения этноса из политики» путем разнесения полномочий с уровня субъектов Федерации одновременно на более высокий и более низкий уровни.

Важнейшим направлением обеспечения внутриполитической стабильности в стране является постепенное выравнивание социально-экономического статуса субъектов Российской Федерации. Ни однафедерация, как свидетельствует мировой опыт, долго не существовала, если ее правовые нормы и институты не соответствовали экономическим реалиям. В этой связи вполне оправданным на наш взгляд является начавшийся процесс укрупнения субъектов Федерации. Данные процессы, на наш взгляд, в значительной мере способствуют преодолению как особости во взаимоотношениях федерального центра с субъектами Федерации, так и выравниванию их социально-экономического положения.

Строительство качественно новой системы федеративных отношений потребует научной проработки ряда других сложных проблем.

Немаловажное значение в этом плане имеет противодействие процессам межэтнической и межконфессиональной конфликтности, чрезвычайно обострившимся в последние годы и в ряде случаев принявших характер экстремистской деятельности.

Особую обеспокоенность вызывает наметившаяся в ряде регионов России тенденция создания нелегальной организованной сети экстремистских религиозных объединений. Наиболее характерна данная тенденция для Южного федерального округа, где фактически сформированы опорные группы исламистских организаций, специализирующиеся на распространении экстремистской деятельности на территорию других регионов России.

Помимо этого мусульманское население Северо-Кавказского региона на протяжении последних десятилетий подвергается интенсивному внешнему религиозному воздействию. Это стало возможным и в силу того, что часть представителей исламского духовенства получила и продолжает получать образование в зарубежных исламских образовательных центрах (Турция, Саудовская Аравия и др.), многие из которых находятся под патронажем спецслужб указанных государств и международных террористических центров, что, безусловно, формирует потенциальную радикальную этнорелигиозную среду.

В ряде республик Северо-Кавказского региона функционируют параллельные официальным исламские структуры. При этом они пользуются значительным влиянием на мусульманское население региона. О чем свидетельствует тот факт, что именно последователи нетрадиционного ислама составляют основу бандформирований и террористического подполья в Северо-Кавказском регионе. Причина в том, что процессы межконфессиональной и межэтнической толерантности были отданы на откуп тем, силам, в основе деятельности которых сознательно заложена враждебная российской государственности идеология.

В процесс эскалации экстремизма, прежде всего, этноконфессионального значительный вклад вносит деятельность радикальных исламистских организаций.

Несмотря на то, что их деятельность на территории Российской Федерации запрещена, тем не менее, сторонники указанных экстремистских организаций, объединенные в так называемые «джамааты», продолжают диверсионно-террористическую деятельность на Северном Кавказе и пытаются легализоваться в других регионах страны.

Феномен устойчивости экстремизма в указанных субъектах Федерации объясняется также и тем, что в этих республиках выросло целое поколение, ориентированное на насилие, как средство достижения различного рода целей, оказавшееся под влиянием целого ряда экстремистских организаций и движений, в том числе этноконфессионального характера. Все это формирует среду, в которой развивается национальный эгоизм, стремление к обособлению на почве неприятия тех или иных этнорелигиозных групп населения и, соответственно, сепаратизм.

Главным изъяном функционирующей в Российской Федерации системы противодействия сепаратизму на почве этноконфессионального экстремизма является разрозненность ее субъектов. Фактически органы государственной власти, общественные организации и СМИ (как выразители общественного мнения) в данной сфере действуют разрозненно и от случая к случаю. Как правило, это происходит после резонансных событий. Что свидетельствует о бессистемности противодействия экстремизму в Российской Федерации.

Противодействие же экстремизму, напротив требует консолидации усилий государства и общества, а также средств массовой информации. Все это в комплексе должно сформировать общенациональную систему противодействия данному явлению.

Помимо этого полагаем, крайне важным завершить работу над новой редакцией Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, где также должны найти отражение вопросы противодействия экстремизму и сепаратизму в любых их проявлениях.

Совершенствование законодательства является основой государственной политики по противодействию экстремизму. Вместе с тем, данное законодательство не будет работать, если оно не будет подкреплено эффективной реализацией его на практике. Речь в данном случае идет о комплексе мер, прежде всего, политического и административного характера, направленных на предупреждение и пресечение экстремистской деятельности.

В части предупреждения проявлений экстремизма на этноконфессиональной основе полагали бы целесообразным усилить контроль со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальных органов власти за развитием процессов в местах компактного расселения представителей национальных диаспор, в том числе зарубежных.

Помимо этого целесообразно дальнейшее повышение и ужесточение ответственности не только за экстремистскую деятельность, но и за неприятие мер по ее профилактике и пресечению. Политические процессы, связанные с экстремизмом, формируются на протяжении длительных периодов и, как правило, на виду у органов местного самоуправления и государственной власти субъектов Федерации. Недооценка развития подобных процессов, а тем более их игнорирование, заканчиваются, как правило, событиями аналогичными «кондопогским».

Серьезной проработки требуют также проблемы разграничения компетенции ветвей власти по вертикали и горизонтали в сфере предупреждения и пресечения экстремизма. В этой связи следует отметить, что созданное в 2004 году Министерство регионального развития Российской Федерации наделено лишь полномочиями по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере государственной национальной политики и межнациональных отношений. Однако ему не предоставлено право по координации и контролю деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере реализации государственной политики в сфере межнациональных отношений. Функция ограничена мониторингом и разработкой соответствующих целевых программ, что конечно же недостаточно для противодействия проявлениям межэтнической и межконфессиональной конфликтности.

С учетом значимости данной проблемы полагали бы целесообразным координирующими функциями по профилактике, предупреждению и пресечению экстремизма наделить Совет Безопасности Российской Федерации, поскольку это именно та структура, которая в соответствии с отечественным законодательством уполномочена координировать деятельность системы обеспечения безопасности Российской Федерации по разработке стратегии в области внутренней, внешней и военной политики.

Перспективным решением данной проблемы могло бы быть и создание отдельного федерального ведомства, ответственного за реализацию национальной политики в Российской Федерации. В данном случае представляется необходимым изучить опыт функционирования в Российской Федерации Министерства по делам национальностей (расформированного в 2001 году), с тем чтобы, взяв лучшее из опыта его работы, не повторить ошибки данного ведомства.

Важнейшим аспектом в противодействии экстремизму является целенаправленная информационная политика и непосредственно вопросы взаимодействия органов государственной власти и средств массовой информации в обеспечении профилактики проявлений политического, национального и религиозного экстремизма и борьбы с ними.

Как показывает анализ, вопросы предотвращения и пресечения появления материалов экстремистской направленности в СМИ и сети Интернет, проработаны недостаточно.

Сформировавшаяся в настоящее время индустрия СМИ, несмотря на сложившееся мнение о том, что она находится под жестким контролем государства, тем не менее, достаточно свободно пропагандирует культ насилия и жестокости, что в конечном итоге негативно сказывается на морально-психологическом состоянии населения, в первую очередь молодежи.

Примером тому является сетка вещания государственных телевизионных каналов, перенасыщенная криминальными сюжетами и «оболванивающими» ток-шоу. Их опасность заключается в том, что ежедневный негатив с экранов приучает людей смириться с мыслью о неизбежности насилия. При этом отмечается провокационная позиция некоторых СМИ, рассматривающих темы межэтнических и межконфессиональных противоречий как средство привлечения и удержания аудитории. Понимая, что эти темы напрямую затрагивают интересы граждан, что их обсуждение вызывает немедленную и острую реакцию, такие СМИ сознательно акцентируют внимание общественности, прежде всего, на конфликтах, создавая иллюзию, что межэтническое взаимодействие в современной России может носить только конфликтный характер. Даже там, где кризисные ситуации возникают на бытовых, криминальных, коррупционных и других основаниях, представители таких СМИ намеренно придают их описанию межэтнический характер.

В то же время познавательные программы о народах России, их культуре, быте и традициях фактически не представлены, даже на телеканале «Культура».

Результатом этого является формирование в российском обществе устойчивых стереотипов восприятия определенных этнических или религиозных групп (например, кавказцев или мусульман) как враждебных по отношению к России или русским. Это накладывается на отсутствие систематической работы по воспитанию детей и молодежи в духе нравственности и толерантности, взаимного уважения различных народов, культур, религий, общероссийского гражданского единства. В результате молодое поколение россиян попадает под деструктивное влияние агрессивной националистической, экстремистской пропаганды.

Все это не способствует формированию толерантности и единению народов России в решении важнейших вопросов социально-экономического развития страны и свидетельствует о том, что ни органы власти, ни общество фактически не влияют на информационную политику СМИ.

Наиболее негативным фактором, не способствующим целенаправленной государственной политике по профилактике экстремизма, заключается в том, что большинство российских СМИ и публикуемые в них материалы – апатриотичны. Именно стараниями СМИ термин «патриотизм» превратился в явление, которого нужно стыдиться.

Всем этим достаточно успешно пользуются лидеры различных националистических организаций и движений, размывая и подменяя понятие «патриотизм» узконациональными аспектами.

Наиболее уязвимым сегментом информационной политики является противодействие распространению материалов экстремистской направленности через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет,в которой активно действуют сотни Интернет-сайтов, содержащих материалы, пропагандирующие неравноправие граждан по национальному, расовому и религиозному признаку, провоцирующие разжигание межнациональной или межконфессиональной вражды.

С учетом того, что Интернет в России активно развивается и уже в настоящее время число его пользователей превысило 25 млн. человек, в перспективе данный сегмент информационного пространства будет оказывать существенное влияние на развитие ситуации в стране, в том числе в плане возможной эскалации экстремизма.

В этой связи полагали бы необходимым реализовать комплекс мер по привлечению ведущих провайдеров Рунета (российского сегмента сети Интернет), а также руководителей ведущих СМИ к проблемам противодействия экстремизму. Проведение аналогичных мероприятий целесообразно и непосредственно в регионах Российской Федерации, где развиваются и функционируют местные (региональные) сети.

Требует своего решения и подготовка соответствующих специалистов в области высоких технологий, а также журналистики, с тем чтобы их профессиональные качества дополнялись ответственной гражданской позицией.

Перечисленные меры при условии их системного и комплексного применения будут способствовать эффективной государственной политике по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации, в том числе в плане профилактики, предупреждения и пресечения сепаратизма.

Бочарников Игорь Валентинович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *