Об основных направлениях совершенствования политики противодействия информационным угрозам в Российской Федерации

Развитие информационного общества, идущего по пути глобализации, несет в себе множество вызовов и угроз, среди которых на первый план выступают усиление властных возможностей отдельных лиц, социальных групп и государств, применение новых форм и способов информационно-культурной экспансии, препятствующих сохранению самобытности и национальной идентичности, размывание границ между иллюзией и действительностью, разрушение традиционных отношений собственности, стоимости и рыночного обмена на фоне недостаточного развития институтов интеллектуальной собственности и корпоративной культуры. Опасности, создаваемые данными угрозами, зачастую вынуждают оставлять в стороне разрешение острых социальных проблем, формируют условия финансово-экономической нестабильности и создают предпосылки социальной и политической деструкции. При этом отсутствие жесткой территориальной привязки ключевых информационных ресурсов позволяет информационно-коммуникационным лидерам овладевать ими и использовать их в своих целях без какого-либо вмешательства в физическое пространство. Эффективное освоение чужих территорий становится возможным путем использования информационно-технологической локализации и фактического изъятия из социально-экономического пространства носителей интеллекта и распорядителей финансовых ресурсов. В результате, по мнению ряда исследователей, происходит изменение характера и стиля социально-экономической жизни, материальная среда симулируется, сохраняя атрибутику реальности в форме виртуальной операционной среды, которую создают информационно-коммуникационные комплексы, отображающие на устройствах визуализации атрибутику реальности и обеспечивающие имитацию управления простым нажатием клавиши.1

Безусловным лидером постиндустриального развития и обладателем самого мощного в мире информационно-коммуникационного потенциала в настоящее время пока являются США.

Представляется, что указанные воздействия, проявляющиеся в виде информационных угроз национальной безопасности, испытывает и Российская Федерация. Крайне неблагоприятная для нашей страны ситуация, по оценкам многих отечественных исследователей, во многом сложилась в результате нарушения системы базовых ценностей, кризиса национальной идентичности российского общества, а также запаздывания государства с ответом на вызовы постиндустриальной эпохи и политики в условиях информационной революции.2

В этой связи укрепление роли государства, поиск оптимальных инструментов его влияния на политические, экономические и социальные процессы непосредственно связаны с формированием систем противодействия разнообразным угрозам национальной безопасности, в том числе и в информационной сфере. По мнению авторов, противодействие информационным угрозам национальной безопасности России выступает одним из важнейших условий эффективной реализации потребностей общества и государства в закреплении устойчивого поступательного политического и социально-экономического развития, сохранении национальных традиций и ценностей многонационального народа, укреплении демократических устоев жизнедеятельности. Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года данное направление деятельности государства определяется как важнейшая задача политики национальной безопасности.

Подчеркнем, что необходимость формирования системы противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере отчетливо проявилась в ходе событий августа 2008 года при проведении российскими Вооруженными Силами операции по принуждению Грузии к миру. Именно в данный период посредством сосредоточения и целенаправленного использования информационных ресурсов государства и общества была фактически прорвана информационная блокада вокруг России. Вместе с тем, как показывает анализ начального этапа проведения данной операции, в информационном противоборстве Россия изначально проиграла Грузии. Практически по всем мировым новостным каналам эти события трактовались не иначе как агрессия России против суверенной Грузии. В результате был существенно подорван международный имидж России и руководство страны, принявшее столь важное и вполне оправданное интересами национальной безопасности решение оказалось в достаточно сложной ситуации.

Следует признать, что негативную роль в освещении событий августа 2008 года сыграли некоторые российские СМИ. Об этом свидетельствует тот факт, что на телеэкранах президент Грузии М. Саакашвили, демонстрировался намного чаще, чем какой-либо политик России. В частности, Министр обороны России и Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации только лишь один раз появились в телевизионном эфире. Между тем они являлись ключевыми фигурами в сложившейся обстановке.

К этому следует, добавить и то, что на начальном этапе проведения операции по принуждению к миру фактически была нарушена система управления войсками, восстановить которую удалось только после того, как Цхинвал и его окрестности были освобождены от грузинских спецназовцев. Указанное свидетельствует о необходимости не только заблаговременной подготовки к проведению подобного рода операций в плане их информационного обеспечения, но и создании специальной системы мониторинга информационных угроз национальной безопасности и противодействия им.

Известно, что информационный прессинг в отношении России был прорван только после того, как по телевидению был продемонстрирован, сюжет о том, как М. Саакашвили скрывался от некоего летающего объекта, а затем жевал собственный галстук. Широкой аудитории, в том числе зарубежной, он стал доступен только после того, как был размещен на популярном видеохостинге «You Tube», владельцем которого является американская Интернет-компания Google.

Что же касается информационных ресурсов России, то они в этот драматический период, использовались крайне неэффективно. Свидетельством тому является деятельность государственной компании ВГТРК, которая с 16 % акций в акционерном капитале компании является одним из 5 крупнейших акционеров Euronews.3 Несмотря на это, в период агрессии Грузии против Южной Осетии по данному телеканалу шли только антироссийские комментарии, порой переходящие рамки приличия (например, 14 августа 2008 года телеканал показал кадры разрушенного Цхинвала, а строка внизу сообщала, что это − разрушенный Гори). Получается, что Россия платит большие деньги, а за это получает нейтральную или негативную информацию о нашей стране, или таковая вообще отсутствует. А ведь по экспертным оценкам в Европе, где Euronews является лидирующим информационным каналом, его смотрят 168 млн. семей, то есть около полумиллиарда зрителей.

Не прекращаются также попытки ревизии советской и общеевропейской истории, которые, по мнению большинства российских исследователей, являются элементами информационной войны. В частности, решающие сражения Второй мировой войны − Сталинградское сражение, битва на Курской дуге − практически не отражены в западных учебниках истории. Крупнейшим сражением в западной историографии признается битва при Эль-Аламейне в Африке. Подобное искажение истории − далеко не безобидное дело. Попытки принизить роль нашей страны в разгроме фашизма подрывают имидж России как великой державы-победительницы, как страны − учредительницы ООН.

Более того, развернувшаяся в преддверии празднования 65-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне фальсификация истории начала Второй мировой войны фактически уравнивает ответственность фашисткой Германии и Советского Союза в ее развязывания, что предполагает в последующем выдвижение требований и возможных санкций политического и экономического характера к Российской Федерации, как правопреемницы СССР, по аналогии с теми, которые были применены к послевоенной Германии.

К сожалению, отечественные информационные ресурсы не всегда эффективно противодействуют фальсификации важнейших событий истории. Об этом свидетельствует содержание, например, теле и радиопередач, посвященных такому знаковому событию как 70-летие начала Второй мировой войны, которое отмечалось 1 сентября 2009 года. В большинстве передач звучали полярные оценки событий предвоенного периода. Тем самым отдельные российские теле- и радиокомпании фактически способствовали информационной атаке на отечественные оценки хода и итогов Второй мировой войны, место и роль России в послевоенном мире и мировом политическом процессе. Более того, содержание некоторых репортажей, под прикрытием конституционных положений о свободе слова и распространения информации, фактически наносили ущерб национальной безопасности страны, духовному и нравственному здоровью нации.

Приведенные выше факты и оценки обусловливают необходимость не только детального анализа эффективности использования государственных и общественных информационных ресурсов, но и практической деятельности по созданию систем управления и координации в сфере информационного противодействия.

Сложность, многогранность целей и задач противодействия информационным угрозам национальной безопасности требует системного, комплексного подхода к формированию и совершенствованию политики национальной безопасности, сочетающей силовые, политико-дипломатические, собственно информационные, экономические и гуманитарные действия, эффективную координацию и стыковку всех мер по ее обеспечению.

Одно перечисление направлений деятельности и мер по противодействию информационным угрозам показывает, что это сложная долговременная стратегическая задача, решение которой потребует от общества и государства концентрации широкого спектра сил и средств (материальных, финансовых, интеллектуальных). При этом, наряду с организационно-технической стороной, приоритетным направлением совершенствования политики противодействия информационным угрозам национальной безопасности в Российской Федерации является формирование политико-правовых и материальных условий для ее эффективного функционирования.

В данной связи трудно переоценить значение и место правовых мер в обеспечении политики противодействия информационным угрозам национальной безопасности, так как от их выработки и реализации зависят не только легитимность политического режима, но и целеполагание, содержание и организация деятельности в указанной сфере.

По мнению авторов, ситуация в данной области такова, что российское законодательство недостаточно отвечает целям и задачам обеспечения национальной безопасности. В нем до сих пор отсутствует необходимая целостность и системность составляющих его нормативных правовых актов, в них явно обнаруживается чрезмерная внутриведомственная ориентированность, которая, с одной стороны, выступает инструментом организации деятельности конкретных органов исполнительной власти, с другой – является причиной фрагментарности и разрозненности содержащихся в этих актах правовых норм.4 Не является исключением в этом плане и сфера противодействия информационным угрозам.

Прежде всего, нуждается в существенной переработке действующая Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Принятая в 2000 году, Доктрина сыграла важную роль в определении комплекса информационных угроз национальной безопасности России и основных направлений государственной политики по их противодействию, но многие ее положения устарели и нуждаются в серьезной корректировке.

В частности, Доктрина не в полной мере отражает современные реалии и взгляды на угрозы национальной безопасности в информационной сфере, не содержит четких установок на противодействие собственно информационным угрозам, а не только угрозам информационной безопасности субъектов. Более того, само понятие «информационное противодействие» вплоть до настоящего времени не получило своего четкого и принятого научным сообществом, политиками и практиками, терминологического определения. По крайней мере, в официальных источниках сущность и содержание противодействия информационным угрозам национальной безопасности не определены. Например, в рассматриваемой Доктрине данное направление предполагает только лишь предотвращение несанкционированного доступа «…к информации международных правоохранительных организаций, ведущих борьбу с транснациональной организованной преступностью, международным терроризмом…». Данное положение вызывает вполне обоснованное сомнение в эффективности и действенности подобного рода подходов к обеспечению национальной безопасности в информационной сфере, поскольку точно не определены ни механизм, ни содержание, ни принципы государственной политики в данной сфере. Указанные обстоятельства обусловливают необходимость разработки нового концептуального документа, в полной мере учитывающего современные реалии, специфику информационных угроз и необходимость противодействия им на современном этапе.

Представляются целесообразными разработка и принятие также целого комплекса законодательных актов общефедерального уровня. В первую очередь, на наш взгляд, вопросы противодействия информационным угрозам национальной безопасности должны найти отражение в новом законе о национальной безопасности. Действующий Закон Российской Федерации, принятый в 1992 году, по мнению целого ряда ученых и практиков в значительной мере устарел и не отражает особенности современного этапа развития российской государственности, а также всего спектра угроз национальной безопасности интересам и ценностям российского общества и граждан.

Разработка и принятие основополагающего федерального закона «О национальной безопасности Российской Федерации», воплощающего и закрепляющего фундаментальные теоретические положения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, придающего им статус и характер правовой нормы, представляются весьма актуальными. В нем должны быть законодательно определены система национальной безопасности и ее функции, установлен порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности, закреплены реальные правовые механизмы адекватного противодействия современным вызовам и угрозам Российской Федерации, надежная и эффективная система заблаговременного и оперативного реагирования на них, определены юридическая ответственность должностных лиц, принимающих важные государственные решения в этой сфере. Без такого закона, охватывающего своим регулирующим воздействием всю сферу национальной безопасности страны, построение целостной, суверенной и надежной системы ее обеспечения не будет завершено.

В указанном законе должны найти отражение все наиболее значимые направления государственной политики России, в том числе по противодействию информационным угрозам национальной безопасности.

Вместе с тем, само принятие соответствующего нормативного акта является, хотя и необходимым, но в то же время не достаточным условием реализации государственной политики в этой сфере.

Анализ существующих информационных угроз национальной безопасности России свидетельствует том, что нет никаких шансов переломить ситуацию в сторону её радикального изменения и повышения уровня безопасности личности, общества и государства, опираясь лишь на законодательное обеспечение деятельности органов государственной власти. Необходим комплекс мер, которые бы позволили создать условия для подготовки и реализации эффективных мер противодействия информационным угрозам.

Речь идет о необходимости создания системы противодействия информационным угрозам. В научно-практическом плане контуры такой системы очерчены, например, известным российским специалистом в области информационного противодействия И.Н. Панариным.5

С точки зрения содержания и организации данная система, как представляется, должна базироваться на фундаменте, который представляет собой совокупность сил и средств противодействия информационным угрозам, системы мер противодействия информационным угрозам национальной безопасности, и выступать, как неотъемлемая часть механизма реализации государственной информационной политики. Система призвана охватывать три основные направления: стратегический анализ, информационное воздействие и информационное противодействие. Основными требованиями к функционированию и показателями эффективности данной системы являются: упреждающий характер действий; активность; соответствие задач, правомочий и ресурсного обеспечения; вариативность, наличие различных моделей деятельности в зависимости от решения задач по предупреждению, пресечению, реагированию и смягчению информационных угроз и вызовов национальной безопасности; обеспечение единства в действиях в международном, межгосударственном и государственном масштабах; объединение усилий государственных субъектов информационного противодействия на основе четкого размежевания компетенции органов федерального, регионального и местного уровней; дифференциации задач, форм и содержания деятельности в обычной, чрезвычайной обстановке.

По своей сути система противодействия информационным угрозам национальной безопасности может представлять собой комплекс оперативных мер, направленных на предупреждение и пресечение активности источника информационной угрозы. К этому следует, добавить, что с учетом повышенной опасности информационных угроз для государства, общества и граждан важнейшим критерием эффективности реализации данных мер является своевременное выявление и пресечение информационных угроз на максимально возможных ранних стадиях их проявления. Данный аспект функционирования системы мер противодействия информационным угрозам предполагает необходимость упреждающего (превентивного) характера контрдействий сил и средств соответствующих структур, а также целенаправленность и последовательность в отражении подобно рода угроз. Это, в свою очередь, предопределяет потребности в формировании интегрированной инновационной системы сил и средств противодействия информационным угрозам.

Представляется, что такая система могла бы включать в орбиту своего влияния силы и средства, функционирующие в информационно-культурной и информационно-коммуникационной среде на основе согласованной, целенаправленной, скоординированной деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, распределенной сети государственных и негосударственных субъектов обеспечения национальной безопасности, направленной на защиту личности, общества и государства от информационных угроз. Ее основу могли бы составить информационно-аналитические структуры органов государственной власти, реализующих полномочия в сфере обеспечения национальной безопасности. На уровне государства силы противодействия информационным угрозам могли бы составить соответствующие структуры и органы управления Вооруженными Силами, федеральными органами безопасности; органами внутренних дел и внутренних войск; внешней разведки, служб обеспечения безопасности средств связи и информации, Федеральной миграционной службы, органами охраны здоровья населения, государственных средств массовой информации и др.

Средствами противодействия информационным угрозам в такой системе должны выступать политические, правовые, дипломатические, экономические, научно-технические, информационные и другие ресурсы, функционально предназначенные для информационного обеспечения деятельности указанных организационных структур.

Следует отметить, что в Российской Федерации к настоящему времени сформировалась определенная совокупность сил и средств противодействия информационным угрозам, но деятельность отдельных элементов данной совокупности не скоординирована и малоэффективна.

Среди основных задач, которые при определенных условиях могут быть поставлены перед системой противодействия информационным угрозам, на первый план выступают:

  • прогнозирование, выявление и оценка источников и характера угроз применения против России средств и методов информационного противоборства;
  • сбор разведывательной информации об используемых и перспективных информационных технологиях объектов информационной сферы противостоящей стороны;
  • защита военно-политического руководства России, а также индивидуального, группового и массового сознания ее населения от применения противостоящей стороной информационно-психологических средств и методов воздействия;
  • организация противодействия антироссийской пропаганде, проводимой, в том числе информационно-психологическими средствами и методами воздействия;
  • защита информационной инфраструктуры России от применения противостоящей стороной информационно-технических средств и методов воздействия и др.;
  • создание и разработка стратегии проведения специальных операций в информационно-психологической сфере в мирное время и в угрожаемый период (при различных степенях эскалации напряженности международных отношений);
  • разработка нормативной правовой базы проведения специальных операций в информационно-психологической сфере, применения информационного оружия и методов информационной войны;
  • создание системы обеспечения безопасности компьютерных систем управления Вооруженными Силами России и других компонентов военной организации государства.

В целом функционал представленной выше модели обусловливает реализацию целенаправленной и скоординированной по целям, задачам и срокам политики национальной безопасности в сфере противодействия информационным угрозам.

Следующим направлением совершенствования политики противодействия информационным угрозам на современном этапе должно стать формирование готовности субъектов обеспечения национальной безопасности к эффективным действиям в информационно-культурном пространстве в различных условиях обстановки. В первую очередь это касается деятельности в условиях кризисных ситуаций, что обеспечивается точным прогнозированием информационных угроз, анализом и изучением их источников, своевременной подготовкой квалифицированных кадров, совершенствованием ресурсного и технологического потенциала соответствующих структур, заблаговременной разработкой инновационных методов и способов противодействия.

В этой связи, по мнению авторов, целесообразным рассмотреть возможность создания специальных организационно-управленческих механизмов и информационно-аналитических структур, выступающих основой распределенной сети мониторинга информационных угроз, выработки алгоритмов противодействия данным угрозам и создания оптимальных моделей противодействия. Такая сеть может выполнять как информационно-аналитические, так и организационно-управленческие функции при общей координации деятельности элементов сети государственными субъектами противодействия информационным угрозам.

Чтобы объединить весь комплекс мер и мероприятий противодействия информационным угрозам в системную совокупность, необходимо интегрировать их в государственную информационно-аналитическую систему, предназначенную для реализации специальных программ (в том числе и информационного противодействия).

В рамках Совета Безопасности России, очевидно, должно быть создано соответствующее управление (департамент), которое бы координировало деятельность информационно-аналитических структур всех, так называемых, силовых ведомств, обеспечивающих национальную безопасность. Помимо этого для повышения оперативности принятия и реализации решений по профилактике и пресечению информационных угроз в ведении данного управления должен быть сформирован информационный антикризисный центр.6

Подчеркнем, что обеспечение доминирующих позиций в информационном пространстве России требует укрепления существующих медиа-структур, а, возможно, и создание мощного государственного медиа-холдинга. В его состав целесообразно объединить такие государственные компании как: ВГТРК, Russia Today, «Голос России», «Маяк», РИА «Новости» и некоторые другие. В основе деятельности данного холдинга должна быть защита и обеспечение интересов российского государства, а не корпоративных потребностей определенных финансово-промышленных групп, которые хотя и не владеют контрольными пакетами данных компаний, тем не мене, за счет финансовой политики топ-менеджеров, оказывают влияние, порой, расходящееся с интересами России.

С учетом того, что финансово-экономическая составляющая играет достаточно значимую роль в деятельности СМИ, в том числе и государственных, особого внимания требует использование возможностей частно-государственного партнерства. Несомненно, при этом государство должно иметь возможность оказывать определяющее влияние на информационную политику данных структур. Отговорки относительно того, что частные СМИ вправе игнорировать позицию государства по тем или иным вопросам, на наш взгляд, несостоятельны. Более того, они противоречат международному опыту. Так, например, в соответствии с законодательством США все радио и телеканалы, которые бесплатно получают часть спектра (определенную частоту вещания) от государства, должны следовать принципам общественного блага. Неписанным правилом для крупнейших американских, а, следовательно, и мировых информационных каналов является создание позитивного образа руководства США и реализуемой им политики. Данная форма взаимодействия государства и СМИ может быть достаточно эффективно использована и в России.

Между тем, по оценкам некоторых экспертов, сегодня ни одна крупная российская компания, имея колоссальные прибыли, не в состоянии защитить свой собственный имидж от ущерба, который целенаправленно наносится рядом западных СМИ. В обязательном порядке крупный бизнес в лице Торгово-промышленной Палаты, Российского союза промышленников и предпринимателей, Ассоциации малого и среднего бизнеса, отдельных корпораций, таких, как «Газпром», Роснефть и т. д., должен участвовать в реализации информационной политики страны. Государством и бизнесом должны быть выработаны общие подходы к противодействию информационным угрозам, противоборству с геополитическими и геоэкономическими конкурентами. Все это позволит проводить более эффективную политику по противодействию информационным угрозам.

Одним из эффективных элементов системной совокупности субъектов противодействия информационным угрозам национальной безопасности может стать Интернет-холдинг, создание и патронирование которого является прерогативой государства. Глобальная сеть постоянно развивается, впитывая в себя все новые направления деятельности. Так, например, все ведущие телеканалы имеют сайты с Интернет-вещанием. Новый импульс развитию Интернета дает и мобильная связь. Все это определяет чрезвычайную значимость активизации государства в информационно-коммуникационной среде, что обусловливает потребность в создании общероссийского Государственного Интернет-холдинга.

В целом названные выше структуры могут составить основу общенациональной системы сил и средств противодействия информационным угрозам национальной безопасности Российской Федерации.

Сфера взаимодействия органов государственной власти и средств массовой информации, несомненно, является наиболее сложным, уязвимым и, соответственно, наиболее значимым звеном политики противодействия информационным угрозам национальной безопасности. Как показывает анализ, сформировавшаяся в настоящее время индустрия СМИ7, несмотря на сложившееся мнение о том, что она находится под жестким контролем государства, тем не менее, достаточно свободно пропагандирует насилие и жестокость, что в конечном итоге негативно сказывается на морально-психологическом состоянии населения, в первую очередь молодежи.8

Примером является сетка вещания государственных телевизионных каналов, перенасыщенная криминальными сюжетами и «оболванивающими» ток-шоу. Проведенный авторами анализ содержания программ 1 канала и РТР свидетельствует о том, что основное время эфира занимают сериалы, сравнимые с «мыльными операми», различного рода ток-шоу, а также программы, освещающие криминальную хронику. При этом передачи криминального характера занимают порядка 20% эфирного времени на 1 канале и 30% – на РТР. Их опасность заключается в том, что ежедневный негатив с экранов приучает людей смириться с мыслью о неизбежности насилия.

Результатом их воздействия является формирование в российском обществе устойчивых стереотипов негативного восприятия развития внутриполитической и социально-экономической ситуации в России.

Наиболее негативным фактором, препятствующим целенаправленной государственной политике по профилактике экстремизма, является апатриотичность некоторых российских СМИ. Примечательно, что именно отечественными СМИ в начале 90-х годов прошлого века и 2000-х годов нынешнего века понятие «патриотизм» было трансформировано в термин, которого нужно стыдиться.

Всем этим достаточно умело пользовались и продолжают пользоваться лидеры различных националистических, экстремистских организаций и движений, размывая и подменяя понятие «патриотизм» узконациональными националистическими лозунгами и смыслами.

Важным условием совершенствования политики противодействия информационным угрозам является подготовка соответствующих специалистов в области высоких технологий и журналистики с тем, чтобы их профессиональные качества дополнялись ответственной гражданской позицией.

Что касается внешнеполитического восприятия России, то в данном плане, необходимо восстановить потенциал внешнеполитической пропаганды, который был основательно разрушен в 90-е годы прошлого века. В этой сфере, как и в сфере ядерных вооружений, к сожалению, произошло одностороннее информационное разоружение. К концу 90-х годов прошлого века, например, на всем Африканском континенте не осталось ни одного российского корреспондентского пункта, ни одного представительства отечественных информационных агентств. Сегодня эту информационную нишу, которую мы покинули после распада СССР, активно заполняет Китай.

Только с 2006 года началось постепенное восстановление утраченных позиций. Ключевым шагом в этом направлении является создание спутникового телеканала Russia Today. За годы нашей «информационной спячки» нашли свои ниши Би-би-си и Foxnews, глобальными каналами стали Al Jazzira и Euronews.

Сегодня свои экономические интересы обеспечивают информационными средствами различные страны. Интересен в этом плане пример Великобритании, с которой у нас весьма непростые отношения. Однако, в отличие от Российской Федерации, которая по линии МИД выделяет на информационно-культурные и разъяснительные программы около 6,2 млн. долл. в год, Великобритания на эти цели расходует 862 млн. долл. Естественно, что британские интересы в России и других странах мира весьма эффективно прикрываются и защищаются информационно.

Очевидно, что данный опыт должен быть внимательно изучен и в части, не противоречащей законодательству, эффективно использован для защиты российских национальных интересов. В данной связи необходимо сделать выводы в плане финансирования информационных программ по линии МИД, Росзарубежцентра, а также наших немногочисленных средств информационного противодействия, прежде всего – Russia Today и «Голос России».

В целом, как показывает представленный выше анализ основных направлений совершенствования государственной политики противодействия информационным угрозам Российской Федерации, реализация комплекса предложенных мер при условии их системного и целенаправленного применения будет способствовать осуществлению эффективной политики национальной безопасности России.

Бочарников Игорь Валентинович


1 — См.: Глобальное противоборство и соперничество в современном информационном пространстве. Аналитический доклад. М.: Центр стратегического развития. 2003.

2 — См. например: Бухарин С.Н., Цыганов В.В. Методы и технологии информационных войн. – М.: Академический Проект, 2007; Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием в России сегодня. М.: Алгоритм, 2001; Панарин И.Н. Технология информационной войны. М.: «КСП+», 2003; Пирумов B.C. Информационное противоборство. Четвертое измерение противостояния. – М.: Издательский дом «Оружие и технологии», 2003; Почепцов Г.Г. Стратегический анализ. – Харьков: Изд-во «Дзвiн», 2004; Фролов Д.Б. Информационное противоборство в сфере геополитических отношений: автореф.дис. … д-ра полит. наук. М., 2006 и др.

3 — Акционерами Euronews также являются телекомпании Франции, Испании, Италии и Швейцарии. Прим. авт.

4 — См.: О состоянии законодательства в Российской Федерации: мониторинг правового обеспечения основных направлений внутренней и внешней политики. Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2009 года. М.: Издание Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, 2010. – С. 182.

5 — См.: Панарин И.Н. Система информационного противоборства. 2008 г. 21 октября. [http://www.km.ru/magazin/view_print.asp?id={58D215DA-C19E-473D-BB78-FAFFD0181859}].

6 — Создание такого центра обусловлено необходимостью обеспечения влияния на информационные потоки, прежде всего внутри страны, а также на международном уровне высшими органами государственной власти Российской Федерации в кризисной ситуации. Прим. авт.

7 — В России зарегистрировано более 64 тыс. СМИ, свыше 51 тыс. из них – печатные издания и более 13,5 тыс. – электронные средства массовой информации. Прим. автора.

8 — Вопиющим примером в этом плане является издание в Москве тиражом в три тысячи экземпляров книги М.Штиллер «Повесть об Адольфе Гитлере», выпущенной в 1940 году для подростков нацистской Германии. В середине лета 2007 года книга поступила в продажу в московских магазинах. Прим. авт.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *