О государственной идеологии России

2012 год – год знаковых юбилейных событий для нашей страны. Это, прежде всего, 400-летие с момента окончания Смутного времени – мощнейшего системного кризиса российской государственности.

Разрушительные процессы, мятежи и беспорядки, охватившие большую часть территории страны, усиленные иностранной интервенцией, поставили под вопрос существование российского государства. При этом Россию стремились не только победить, но и унизить, поставив во главе государства самозванцев. Фактически речь стояла о том: быть ли России самостоятельным государством или же колониальной окраиной сопредельных государств.

Волна гражданского патриотизма, зародившаяся в регионах страны и преобразовавшаяся в народное ополчение, положила конец жульничеству компрадорской элиты и ее зарубежных кураторов. Кремль, Москва, большинство исконно российских территорий были освобождены от оккупантов и их пособников.

В 1612 году Россия в очередной раз подтвердила свое право на суверенитет, предопределив свое развитие на столетия, а в следующем, в 1613 году, на Земском Соборе в г. Костроме был избран глава государства. Это было беспрецедентное для мировой политической практики того времени событие, поскольку фактически имело место проявление той формы всенародного волеизъявления, которое за рубежом вошло в практику только лишь в последующие века.

Другим важнейшим событием отечественной истории, юбилейная 200-летняя дата которого отмечается в текущем году, является Отечественная война 1812 года, завершившаяся крушением гегемонистских амбиций очередного претендента на мировое господство. Мужество и героизм российских солдат и офицеров, талант полководцев, беспримерный патриотизм всего населения страны превратили «великую» армию Наполеона в деморализованные, голодные и оборванные остатки.

Россия не только отстояла свою независимость, но и даровала ее всем покоренным Наполеоном государствам Европы. Освободительный поход русской армии, начатый в 1813 году, завершился взятием Парижа в марте 1814 года. Примечательны слова посвященного этому событию Манифеста российского императора Александра I, текст которого был подготовлен генерал-лейтенантом А.П. Ермоловым. Сам Манифест начинался словами: «Товарищи! 1812 год тяжкими ранами, принятыми в грудь Отечества нашего, для низложения коварных замыслов властолюбивого врага, вознес Россию наверх славы, явил перед лицом вселенныя ее величие…»1. Единственная правка, которую сделал Александр I, заключалась в том, что он вычеркнул слово «товарищи», но от этого Манифест не потерял свою значимость важнейшего документа – обращения главы государства к народу по итогам Отечественной войны.

Величайшее значение той великой войны заключается также и в том, что она приняла характер всенародной – Отечественной. С первых ее дней по указу императора Александра I стали образовываться ополчения и партизанские отряды, опыт которых в последующем был использован в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов.

Весьма показательно, что в тяжелейшие дни и месяцы 1941 года советское руководство, сделав ставку на патриотизм народов Советского Союза, сумело мобилизовать население страны на всенародную священную борьбу против захватчиков. Обращение к идее государственности и Отечества явилось одним из решающих факторов, предопределивших победу над фашисткой Германией.

Уместно в этой связи отметить, что во второй половине 2012 – начале 2013 годов отмечается еще один юбилей – 70-летие Сталинградского сражения – крупнейшей сухопутной битвы в ходе Великой Отечественной и Второй мировой войн. Благодаря мужеству защитников Сталинграда была одержана победа, означавшая коренной перелом в Великой Отечественной войне, а слова «Сталинград», «Мамаев курган», «Дом Павлова» − прогремели на весь мир. Значение Сталинграда не только для отечественной, но и для мировой истории можно выразить словами из книги В.С. Гросманна «Жизнь и судьба»: «…Каждая эпоха имеет свой мировой город – он её душа, её воля. Вторая всемирная война была эпохой человечества, и на некоторое время её мировым городом стал Сталинград. Он стал мыслью и страстью человеческого рода». 70 лет назад городом всего человечества был именно наш Сталинград.

Все эти судьбоносные события нашей истории, отдаленные во времени, тем не менее, объединяет главное – единство народа (от рядового гражданина до главы государства) в решении общих задач по обеспечению суверенитета государства и безопасности его граждан.

Символично то, что, вступая в должность Президента Российской Федерации, В.В. Путин акцентировал внимание на необходимости опираться «на прочный фундамент культурных и духовных традиций нашего многонационального народа, на нашу тысячелетнюю историю, на те ценности, которые всегда составляли нравственную основу нашей жизни…»2.

Это главный императив, который определил логику развития России на протяжении столетий и главное условие эффективного развития нашей государственности, выверенное тысячелетним историческим опытом. И этот опыт должен быть востребован именно сейчас, когда Россия в очередной раз преодолевает системный кризис, а ее государственные основы подвергаются массированному прессингу со стороны как внешних, так и внутренних деструктивных сил и структур.

При этом именно внутренние деструктивные процессы представляют собой наибольшую опасность. Это обусловлено тем, что, как отмечал К. Клаузевиц, «Россия не такая страна, которую можно действительно завоевать и оккупировать силами современных европейских государств, этого не сумел сделать даже Наполеон со своим многочисленным войском. Такая страна может быть побеждена лишь собственной слабостью и действиями внутренних раздоров»3. Именно так Россия победила себя чуть менее ста лет назад в ходе двух революций и гражданской войны, итогом которых стала не только смена формаций, но и прежде всего голод, разруха, девальвация тысячелетних ценностей и наконец утрата 24 миллионов наших сограждан. Практически каждый пятый наш соотечественник или погиб, или вынужден был покинуть пределы страны.

Точно также, под действием внутренних кризисных процессов произошла крупнейшая геополитическая катастрофа современности – потерпел крушение Советский Союз. В результате более 100 миллионов наших сограждан в одночасье стали иностранцами. Что же касается материальных затрат, то они значительно превысили потери в результате фашисткой агрессии против нашей страны. Российская Федерация как правопреемница СССР из сверхдержавы превратилась в развивающееся государство.

Таким образом, дважды за одно столетие Россия была побеждена не военным путем, а пропагандой ненависти к своему государству, своим гражданам и народам, своей истории.

На эскалацию внутриполитической напряженности направлены усилия и современных антироссийских структур, как внутренних, так и внешних. Логика их действий вполне очевидна. Сильная Россия никому, кроме ее народа, не нужна. Напротив, нужна раздробленная, сотрясаемая смутами, ослабленная страна, потенциал которой можно использовать для узкокорыстных интересов.

Отсюда вывод − стержневой проблемой эффективного развития России является укреплениегосударственности.

По сути, это и есть та национальная идея, предопределенная спецификой развития Российского государства. И это отмечали выдающиеся отечественные мыслители-государствоведы. По мнению, например, Н.А. Бердяева: «Интересы созидания, поддержания и охранения огромного государства занимают совершенно исключительное и подавляющее место в русской истории»4. Аналогичной точки зрения придерживался К.Н. Леонтьев, по словам которого, «государство у нас всегда было сильнее, глубже, выработаннее не только аристократии, но и самой семьи»5.

Сильное государство, в свою очередь, обеспечивало безопасность и необходимый уровень жизни населения. В этом и заключается феномен российского «собирания земель», в русле которого большинство народов России вошло в ее состав добровольно, потому что видело в ней гарантию своей безопасности и сохранения самобытности.

Сильное государство определяет центростремительные процессы, слабое – центробежные.

Тогда же, когда государство сильное, оно стабильно и способно решать задачи не только внутренние, но и регионального, и даже общемирового характера. И такое было в нашей истории. Достаточно вспомнить известное выражение канцлера Российской империи конца XVIII столетия А.А.Безбородко, о том, что «безведома России, ни одна пушка в Европе не могла выстрелить»6. Слова же другого великого канцлера – А.И. Горчакова: «Россия не сердится, Россия сосредотачивается»7 не на шутку переполошили всех ее «друзей и партнеров» и в Старом, и в Новом свете.

При этом очевидно, что сильным государство не может быть по определению без объединяющей всех своих граждан идеи – государственной идеологии.

Россия – одна из немногих стран мира, где фактически запрещена государственная идеология, поскольку в соответствии со ст. 13 Конституции «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Время показало несостоятельность данной конституционной нормы. Ее действие породило идеологический вакуум, который был заполнен суррогатами либерализма, ничего общего не имеющими с его европейскими или же североамериканскими стандартами. В Европе и, прежде всего, в США идеология либерализма основывается на протестантской этике «труда и самоограничения», а также ответственности за нарушение этических норм общества. В основе же современной российской версии либерализма доминирует культ вседозволенности, распущенности, а также полнейшего безразличия к окружающим. Все это противоречит основам общероссийской цивилизации, важнейшими элементами которой являются общинность, восприятие «мира» – как сообщества людей, общественное благо и, в конечном итоге – стремление оказывать помощь нуждающимся вплоть до самопожертвования.

Именно эти качества в полной мере раскрылись в годы Великой Отечественной войны, а также в период преодоления послевоенной разрухи. В результате уже к средине 50-х годов, в основном были восстановлены все разрушенные города и населенные пункты, промышленные и сельскохозяйственные предприятия.

Существующий идеологический вакуум больший урон нанес моральным устоям общества. Разве не является позором нации то, что в настоящее время в России больше сирот, чем после войны. При этом более 60% сирот – это дети, которых бросили родители. Позором является также и то, что только за последние два года (2010-2011) около 200 тысяч детей и подростков пострадали от преступных посягательств. Рассчитывать на то, что эти дети, повзрослев, будут с должным уважением относиться к государству, не сумевшему их защитить – иллюзия. Мы уже имеем фактически потерянное поколение рожденных и выросших в «лихие» 90-е годы, в полной мере испытавших на себе безразличие государства.

Вполне уместно в этой связи напомнить известное выражение У. Черчилля о том, что политики ориентируются на будущие выборы, а государственные деятели – на будущее поколение. Наше государство в своем статусе «ночного сторожа», очевидно, проспало свое будущее. Итогом этого и являются и события на Манежной площади в декабре 2010 года, и массовая криминализация молодежи, и доминирующий в молодежной среде «пофигизм».

Государство должно взять на себя заботу о детях, иначе эту важнейшую его функцию заботу перехватят совершенно другие политические силы и структуры. И они уже многого достигли в этом направлении. Об этом свидетельствует то, что именно молодежь составляет социальную основу различного рода экстремистских структур, в том числе провозглашенных джамаатов на Северном Кавказе. Возраст же большинства террористов-смертников составляет от 18 до 30 лет.

Острейшей проблемой, порожденной существующим идеологическим вакуумом, является растление наших детей, посредством насилия и порнографии, особенно детской. Проблема из разряда дискуссионных давно уже перешагнула грань угрозы национальной безопасности. Несмотря на это, российское законодательство отличается крайним либерализмом в отношении лиц, совершающих насильственные действия в отношении детей. Попытки же его ужесточения, в том числе со стороны руководства страны наталкиваются на мощнейшее сопротивление лоббистов, определенной ориентации.

В результате государство и общество в лице их институтов боятся принять жесткие меры в отношении данной категории преступников, с тем, чтобы не прослыть недемократическими. В итоге ситуация в этой области складывается аналогично той о которой в свое время говорил французский кардинал А. де Ришелье: «Нет необходимости видеть зло, если нет желания с ним бороться». Наше общество, очевидно, не видит зла в педофилии, в растлении наших детей. В противном случае у подобного рода нелюдей российская земля горела бы под ногами.

В мае 2012 года Президенту страны Председателем Совета Федерации был представлен проект Национальной стратегии РФ в сфере защиты прав детей до 2017 года, подготовленный Правительством России, Федеральным Собранием и Администрацией Президента. Думается, что утверждение главой государства этого документа и его реализация на практике может кардинально изменить ситуацию в сфере защиты детей8. Но произойдет это только тогда, когда положения Стратегии получат всенародную поддержку. Это и будет та политика «единения», о которой писал И.А. Ильин, по мнению которого «Политика по самому существу своему означает единение, а не разброд, общее, а не частное (будь то личное или классовое), силу народа, а не изнеможение. Это единение есть основа государства: единение граждан между собою и единение граждан с властью»9. Решение данного вопроса, на наш взгляд, может стать той реперной точкой, где это единение действительно может быть достигнуто, поскольку касается оно всех и каждого.

Нельзя не отметить и еще одну деструктивную тенденцию, порожденную запретом на государственную идеологию – широкомасштабный информационно-идеологический прессинг в отношении России и ее истории.

Яркими примерами этого являются попытки дискредитации Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Чем дальше отдаляют нас события Великой Отечественной войны, тем громче и назойливее звучат высказывания относительно того, что «не так воевали», «не так победили», «а уж когда победили, так такое натворили».

Показателен в этом плане планировавшийся показ на одном из федеральных телеканалов в преддверии Дня Победы (7 мая 2012 года) кинофильма «4 дня в мае», о том, как советские «изверги» хотели захватить немецкий детский приют и надругаться над его слепыми воспитанницами, но «правильные русские» вместе с «благородными нацистами» эту попытку отбивают и уходят на Запад, выбирая «свободу».

Думается, что после такой интерпретации событий мая 1945 года все усилия органов государственной власти по чествования ветеранов, в том числе парады, приуроченные Дню Победы, теряют свою значимость.

А ведь это не единственный подобный фильм, порочащий историю победы советского народа в Великой Отечественной войне. К категории подобных произведений следует отнести и такие «киношедевры», как «Штрафбат», «Сволочи» и им подобные.

По сути дела подобного рода кинофальшивки − являют собой ни что иное, как оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны, и в еще большей степени памяти тех почти 9 миллионов советских солдат и офицеров, сложивших головы на полях сражений, в том числе за освобождение немецкого народа от фашизма. При этом творцов «4 дней в мае» нисколько не смущает то, что в центре столицы Германии – Трептов-парке установлен монумент советскому воину-освободителю с девочкой на руках, дань уважения которому в самой Германии отдают все те, для кого история – это не средство для спекуляций и наживы.

Государство обязано отстоять честь и достоинство ветеранов Великой Отечественной войны. Любые попытки поставить под сомнение, очернить их подвиги должны пресекаться законом. А для этого необходимо вводить ответственность за производство и распространение подобного рода фальшивок с тем, чтобы неповадно было чернить нашу историю.

Более чем очевидно, что главным объектом целенаправленного искажения нашей истории является именно молодежь, которая в своем большинстве уже не знает кто такие Александр Матросов, Зоя Космодемьянская, Олег Кошевой и другие герои Отечества, но зато вполне может сделать вывод о том, что решающую роль в войне сыграли «штрафбаты» и «сволочи».

Значимую роль в этом играют и информационные программы, а также различного рода ток-шоу. Чего, например, стоит фраза, прозвучавшая в одной из информационных программ о том, что сожженная белорусская Хатынь свою известность получила только потому, что нужно было скрыть позор Катыни, или заявление одного из ведущих передачи «Исторические параллели» о том, что в начальный период войны советские войска «драпали до Урала».

Главная цель всех этих информационно-идеологических акций − вызвать презрение и ненависть к своей истории, своему народу, своему Отечеству, с тем, чтобы в очередной раз посеять смуту, стравить народы и граждан России между собой.

Для того, чтобы этого не произошло необходимо на государственном уровне принимать меры по обеспечению нравственного, морально-этического и, наконец, психологического состояния общества.

Именно эти сферы жизнедеятельности российского общества подвергаются в последние десятилетия массированному деструктивному воздействию, в том числе отечественных СМИ.

Развлекательный характер большинства передач, дефицит познавательных, развивающих программ, засилье рекламы, пропаганда пошлости, полугреховности, дебилизма («Даешь молодежь», «Наша Раша» и другие) свидетельствуют о том, что деятельность российских СМИ носит асоциальный характер.

Не способствует формированию толерантности и единению народов России демонстрация бесконечных «ментовских» войн, но еще больший урон наносит демонстрация боевиков с кавказцами в роли экстремистов.

В интересах обеспечения эффективности национально-государственной политики, полагали бы целесообразным настоятельно убедить руководство телеканалов (независимо от формы собственности) пересмотреть сетку вещания и наполнить ее передачами позитивного характера, ориентированными на формирование патриотизма и гражданственности, образованности и интеллекта, гордости за свою многонациональную страну, наконец, необходимых любому обществу − нравственных, этических императивов.

Помимо этого необходимо в законодательном порядке запретить демонстрацию передач и фильмов с элементами порнографии, и противопоставляющих представителей народов России друг другу. И здесь принцип: «не хочешь − не смотри» не правомерен.

Государство должно иметь возможность оказывать определяющее влияние на информационную политику данных структур. И именно об этом на инаугурации говорил Президент России, по мнению которого «государство обязано и имеет право и свои усилия, и свои ресурсы направлять на решение осознанных социальных, общественных задач, в том числе и на формирование мировоззрения, скрепляющего нацию»10.

Отговорки относительно того, что частные или иные СМИ вправе игнорировать позицию государства по тем или иным вопросам, на наш взгляд, несостоятельны. Более того, они противоречат международной практике нормативно-правового регулирования данной сферы.

Так, например, в соответствии с законодательством США все радио и телеканалы, которые бесплатно получают часть спектра (определенную частоту вещания) от государства, должны следовать принципам общественного блага. Неписанным правилом для крупнейших американских, а, следовательно, и мировых информационных каналов является создание позитивного образа руководства США и реализуемой им политики.

Заслуживает внимания и опыт Китая в сфере нормативно-правового регулирования телевещания. Так, с 2012 года спутниковые каналы КНР могут транслировать только два шоу в неделю. В период же с 19:30 до 22:00 должно быть не более 90 минут «развлекательного» эфира. Помимо этого с начала 2012 года были приняты новые правила, ограничивающие распространение на национальном телевидении зарубежных телевизионных сериалов. В частности они не могут демонстрироваться в прайм-тайм − с семи до десяти вечера, Более того, «мыльные оперы» западного производства не могут занимать свыше четверти экранного времени, выделенного на сериалы. Запрещаются к показу сериалы с «вульгарными и насильственными сценами».

Принятые в КНР меры направлены, по мнению китайских экспертов, на защиту национальной культуры и призваны создать благоприятную среду для телевизионных программ, сделанных китайскими компаниями.

Исключительное значение в плане формирования мировоззренческих основ стала покупка Китаем части Голливуда – основного производителя кинопродукции в мире. Следствием этого будет являться целенаправленное формирование позитивного имиджа КНР, ее правительства и граждан не только внутри страны, но и в глобальном масштабе.

Нельзя не отметить и то, что китайский сегмент Интернета является одним из наиболее защищенных от порнографии и экстремизма, поскольку государство находит возможность выявления и блокирования сайтов, содержащих их элементы.

Конечно же, слепое копирование зарубежного опыта ни к чему хорошему не приведет, но использование его позитивных элементов является одним из условий эффективного развития. Именно так в свое время Петр I осуществил модернизацию России, сделав ставку на изучение передового опыта в морской, военной и производственных сферах. Результатом этого явилась трансформация России из «задворок Европы» в ведущее европейское государство.

В настоящее время настоятельной необходимостью является восприятие позитивного зарубежного опыта в области обеспечения нравственной безопасности общества, сохранения, формирования и развития его мировоззренческих основ.

Мировоззренческие основы, нравственные императивы нашего общества имели, и будут иметь исключительное значение для суверенного, безопасного и эффективного развития России. Если бы не мировоззренческие основы российской государственности, то не было бы ни преодоления Смуты начала XVII века, ни победы в отечественных войнах 1812 и 1941-1945 годов, ни полета Ю.А.Гагарина в Космос, ни других величайших свершений нашей страны. Россия прозябала бы на обочине мировой истории, или же была бы в упряжке сателлитов какой-либо очередной сверхдержавы.

Мировоззренческие основы − это важнейшая сфера жизнедеятельности общества, определяющая мотивацию деятельности не только граждан, но и общества в целом. В зависимости от того, какова будет мотивация, зависит и качество решения задач. У каждого государства, если оно ориентировано на развитие, должна быть государственная идеология, основанная на национальной культуре, традициях, ментальности народов ее населяющих.

В силу этого и у России должна быть государственная идеология. И эта идеология должна быть основана на национальной идее – идее сильного государства, патриотизма, межнационального мира и согласия, равенства и справедливости.

Практическое же решение этой задачи состоит в необходимости внесения изменений в статью 13 Конституции в части, исключения пункта 2 или изложение его в новой редакции, предполагающей недопустимость установления в качестве обязательной не государственной, а партийной, этнократической и любой иной идеологии, подрывающей конституционные основы, направленной на противопоставление граждан и народов России друг другу.

Бочарников Игорь Валентинович


1 — Полный текст Манифеста опубликован в книге М.И. Погодина «Историко-критические отрывки». Т. 2. – М., 1867. – С. 466-468.

2 — См.: Инаугурация Президента России В.В. Путина http://президент.рф

3 — См.: Клаузевиц К. О войне. – М.: Наука, 1994. – С. 223.

4 — Бердяев Н.А. Истоки и смысл Русского коммунизма. – М.: «Наука», 1990. – С. 84.

5 — См.: Леонтьев К.Н. Византизм и славянство. В кн. Россия глазами русского. – М., 1992.

6 — См.: Биографии. История жизни великих людей http://www.tonnel.ru/?l=gzl&uid=927&op=bio

7 — Киняпина Н.С. Внешняя политика России второй половины XIX века. − М.:Высшая школа, 1953. − С.14.

8 — Указ Президента Российской Федерации от 2 июня 2012 года № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы».

9 — Ильин И.А. Наши задачи. Том.II. http://arhiv-knig.ucoz.ru/_ld/7/783___-_II.html#TOC_id54719994#TOC_id54719994

10 — См.: Инаугурация Президента России В.В. Путина http://президент.рф

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *