Краткая история политической субъектности Крыма

Уровень политической субъектности Крыма как способности к самостоятельному активному поведению в различные исторические периоды был не одинаков и не всегда совпадал с реальной мощью государства. Крым в данной статье — понятие не географическое, а политическое. Это обобщенное название политических субъектов — государственных образований, которые были на полуострове с времен древнейших до наших.

Когда-то полуостров входил в Боспорское царство древнегреческой ойкумены, позже был унаследован Восточной Римской империей — Византией. Интерпретации крымской истории вполне доступны всем желающим. Открытым остается вопрос о центричности политических образований на полуострове. Крым не являлся центром собирания земель вокруг себя и до XV века всегда оставался на периферии чьего-то влияния. Благоприятный климат и низкая цена природной адаптации сделали полуостров в разное время счастливым домом многих народов: тавров, греков, готов, гуннов, тюрок, половцев, генуэзцев, адыгов, армян, русов, «неразумных хазар» и, наконец, татар. Такая пестрая этническая картина не дает права говорить об исторической, исконной или коренной нации на полуострове. Это в равной степени касается и других районов мира.Есть основание говорить о прецедентной нации или прецедентном этносе, укоренившимся на какой-то территории в какой-то конкретный исторический период. Объективно таким прецедентным этносом в Крыму в стали татары, но только в XIII-XIV веках.

В древней русской истории Крым связан с посещением Кирилла и Мефодия в 861 году, крещением киевского князя Владимира Святославовича в захваченном им Херсонесе (Корсуни) в 988 году. А еще с Корсуни, согласно позднему фрагменту «Повести временных лет», начал свое апостольское путешествие до мест, где суждено было стать Киеву и Новгороду, Андрей Первозванный.

Прецедентные этносы неоднократно менялись на конкретной территории, как в результате стихийного переселения, так и в результате целенаправленной деятельности политических субъектов – государств, проводящих активную внешнюю и внутреннюю политику. Российская империя, в частности, в ходе Кавказской войны не только изменила пеструю этническую картину Черноморского побережья от Тамани до Сухуми, она превратила эту картину практически в чистый загрунтованный холст, готовый к новой палитре. Отток коренного (прецедентного) населения из той зоны составлял не менее 500 тыс. человек. Современное (укоренившееся) население Краснодарского края складывалось прецедентно уже во второй половине XIX века.

Этническая картина Причерноморья была довольно сложной, пока ее не редуцировали монгольские завоеватели. Образованный в 1224 году улус Джучи (надел старшего сына Чингисхана) довольно быстро в результате походов хана Батыя поглотил и Крым, и многие русские княжества, и не только их. Добившийся политической самостоятельности улус стал Золотой Ордой и избрал в 1312 году ислам государственной религией.

Почти трехвековая история средневековой Руси – этот история развития русских княжеств в составе Золотой орды на правах относительно широкой автономии. Когда под внешним натиском государства Туран, основанного Тимуром (Тамерланом), Золотая Орда начала распадаться, на ее территории образовались протосубъекты, ставшие в последствии княжествами (Московское, Тверское, Рязанское и пр.) и ханствами (Казанское, Астраханское, Крымское и пр.) Эти государственные образования постепенно обретали все большую субъектность: они вели войны между собой, заключали союзы и допускали по феодальному праву переход знати на службу к другому сюзерену. Среди золотоордынских осколков Крымское ханство последнее в списке, но не последнее по значению. Именно оно дольше всех наследовало традиции, особенности экономического уклада и боевую ментальность Золотой Орды.

Трудно оспорить факт, что сложившийся в Крыму этнос с самоназванием крымские татары, создал начале XV века (1441 год) независимое государство, ставшее самостоятельным активным субъектом европейской политики наряду с Великим княжеством Литовским, Королевством Польским, а потом и с Речью Посполитой.

Как ни парадоксально, борьба Московского княжества за свою автономию в пределах Золотой Орды, а потом и за независимость от нее начиналась с борьбы за централизацию и укрепление государства захватчиков. Во второй половине XIV века основным противником Московского княжества было княжество Тверское. Князья боролись между собой и за ярлык на великое княжение от Золотой Орды, не жалея русской крови. При тех сложившихся условиях далеко не сразу выиграл Московский князь Дмитрий Иванович, получив ярлык фактически от Мамая, удачливого ордынского полководца, администратора (беклярбека) и узурпатора родом из Крыма. Политика Мамая строилась на опеке одной из наследственных ветвей ханов-чингизидов, которая могли бы составить конкуренцию другому чингизиду хану Тохтамышу, возможно, более законному.

Именно против незаконного Мамая повел на Куликово поле князь Дмитрий свои войска. Значение победы 1380 году не только в подвиге москвичей и их союзников. Были и до этого победы над татарами, были и поражения. В том сражении погиб малолетний хан Мухаммад-Булак, оправдывающий легитимность притязаний Мамая на власть.

Фактически князь Дмитрий, ставший Донским, устранил соперника Тохтамыша в борьбе за власть над Ордой. «Благодарный» законный наследник Чингисхана захватил Москву в 1382 году, чему русский князь помешать никак не смог. На следующий год он восстановил свои отношения данника, отправив в Орду заложником сына. Сам же Мамай бежал за своей смертью в родной Крым, тщетно надеясь спастись у генуэзцев. Именно собранная предприимчивыми итальянцами крымская пехота была выставлена против русских на Куликовом поле.

Великое княжество Московское постепенно укреплялось наследниками Дмитрия Донского. Его внук князь Василий II Темный, вступая в конкуренцию с ханствами бывшей Золотой Орды, создал в 1446 году фактически буферное государство между Московским княжеством и Казанским ханством — Касимовское царство с весьма невыраженной политической субъектностью. Москва и Казань одинаково могли считать нового младшего партнера проводником своей политики. Существует весьма спорная версия, что первый Казанский хан Улу-Мухаммад навязал Василию Темному своего сына Касима для удержания Москвы в татарской зоне влияния. Как показало развитие событий Касимовское ханство (царство) – ровесник Крымского, в конечном итоге, стало проводить политику именно Московского княжества.

С Крымскими ханством союзнические отношения наладил уже сын Василия Темного Иван Ш, прозванный Великим. Вместе эти субъекты противостояли Большой Орде и Великому княжеству Литовскому. Пока крымчане под предводительством Менгли Гирея грабили «литовский» Киев, Иван III стоял на Угре против Большой Орды и приводил к покорности Новгород. Противоречия между Крымской и Большой ордами позволили Московскому княжеству сбросить остатки золотордынского ига.

Несмотря на союзнические отношения с Москвой, Крым не мог и не хотел изменить одну из особенностей своего экономического уклада. Он жил работорговлей и разбоем. Так продолжалось с разной степенью личного ханского участия вплоть до середины XVIII века.

Крымское ханство приводило в ужас царя Московского Ивана IV. После набега Девлет Гирея на Москву 1571 года совсем не грозный царь обязался платить дань крымскому хану. Но сам хан на следующий год решил вовсе отобрать престол у Московского царя. Однако в битве при Молодях (возле реки Пахры) татары, поддерживаемые турецкими войсками, потерпели поражение от русских, после которого не смогли оправиться долгие годы. Иван Васильевич после этого относительно успешного столкновения с татарами глубоко пересмотрел свою внутреннюю политику и отменил опричнину. Сами же подданные Царя Московского сохранили страх перед татарами и традицию выплачивали дань Крыму почти до петровских времен. В качестве ментального следа в русской топонимике осталось много заимствований, пришедших из татарского языка, в частности, майдан (площадь) и арбат (постоялый двор или лагерь).

Крымское ханство находилось на пике свое субъектности практически весь XV век, несмотря на то, что в 1475 году попало в вассальную зависимость от Османской империи. Московско-крымские отношения постепенно замещались российско-турецкими. Хотя в традиционно своей зоне влияния — Причерноморье – крымские ханы не всегда шли в фарватере Порты. В русско-турецком конфликте средней интенсивности 1568-1570 годов в районе Астрахани крымские татары участвовали неохотно, и потому потерпели поражение. Крымское ханство не было заинтересовано в усилении Османской империи в Поволжье. Татары сколько могли оттягивали поход и очень быстро отступили, отказавшись от притязания на Астрахань и строительства канала Волга-Дон.

Русско-турецкая война 1676-1681 годов велась соседями за доминирование на берегах Днепра. Правобережная Украина во главе с гетманом П. Дорошенко признала себя вассалом Османской империи. Москва поддерживала Левобережную Украину с небезгрешным гетманом И. Самойловичем. По итогам войны в Бахчисарае был заключен мир, закрепивший русско-турецкую границу по Днепру. Именно в царствование Алексея Михайловича и состоялся по образному выражению В.Белинского такой кратковременный политический феномен как Малороссия. Алексей Михайлович первым среди московских царей получил теоретическое обоснование необходимости и справедливости захвата Крыма или Перекопской области, как было написано в труде Юрия Крижанича «Политика».

Реализацию захвата перекопских земель предприняла активная дочь Алексея Михайловича регентша русских царей Софья. Участвуя в антитурецкой коалиции в интересах Польши, она дважды, в 1687 и 1698-1689 годах она отправляла войска на Крым. Эти кампании имели ограниченный успех.

Придя к власти, Петр Алексеевич не повторил неудачных походов сестры, а начал искать пути выхода России к морю. Первым объектом атаки был выбран турецкий порт Азов в устье крымско-татарского Дона. Когда-то (1637-1642 годы) промосковские донские казаки отбили эту крепость у турок. Но царь Алексей Михайлович не принял новый город под свою руку. Оказалось, что свободный выход к морю был нужен только вольным донским казакам, которые всегда завидовали запорожским, начинавшим походы к турецким берегам по Днепру. За два качественно отличающихся по составу войск похода (1695год и 1696год) его наследник царь Петр взял Азов, а Боярская дума решила, что «морским судам быть». Так русские вышли к Азовскому морю и уже тогда столкнулись бы с Крымским ханством, контролирующим Керченский пролив, если бы не борьба за Балтику и Украину.

В борьбе за черноморское побережье будущий император несколько увлекся политическими химерами. После разгрома шведской армии Карла XII под Полтавой в 1709 голу Петр I направил вектор своей активности на вассальные княжества Османской империи Валахию и Молдавию. Царь несколько переоценил свои силы и поддержку союзников, поэтому потерпел сокрушительное поражение во время Прутского похода в1711 году. Окруженный со своей армией Петр I вынужден был принять османские условия мира, обнулившие все его успехи в борьбе за выход к Черному морю. Хорошо, что признававшие международное право турецкие военачальники сдерживали крымских татар во время возвращения русской армии в свои пределы. Только Крымское ханство выставило 70 тыс. солдат против 40 тыс. русских.

После Петра Великого активную антикрымскую (антитурецкую) политику Российская империя смогла возобновить только в 1735-39 годах в царствование Анны Иоанновны. Именно тогда начались «времена очаковские и покоренья Крыма», как образно выразился дипломат-поэт А.С. Грибоедов. Окрепшая Россия уже не рассматривала Крым самостоятельным субъектом политики и с радостью втянулась в коалиционную войну против Турции, имея союзником Австрийскую империю. Война закончилась Белградским миром, когда этот стало выгодно Австрии. Но за это время русские войска опустошили Крым и вернули короне Азов. Черное море продолжало оставаться внутренним морем Османской империи.

Пришедшая к власти в 1762 году императрица Екатерина II не сразу определила векторы своей внешней политики. Первое время она ограничилась изучением территорий, на которые распространялась ее власть. Крымские дела оказались в ее портфеле как производные от дел польских. Первая екатерининская война началась только в 1768 году и продолжалась до 1774 года. Именно тогда и состоялось покорение Крыма. По условиям Кучук-Кайнарджийского мира Крым обрел независимость от Порты. Казалось бы, субъектность ханства как самостоятельного государства возросла. Но Россия не нуждалась в таком слабом союзнике и стала активно вмешиваться во внутреннюю политику ханства. В 1777 году крымский престол занял законно избранный Шахин Гирей, поддерживаемый во всех отношениях Россией. Совершенно вменяемый политик европейского типа оптимистично рассчитывал быть верным союзником Екатерины II. Обстоятельства сложились так, что ему пришлось добровольно отречься от престола в ее пользу уже в 1783 году. Следует признать, что внедрение Шахин Гирея в крымское политическое пространство было терпеливо проведено петербургским кабинетом. При этом политическая комбинация была по-своему элегантной и неоспоримо верной. Сначала потенциальный претендент был ласково принят в Санкт-Петербурге. Затем стал ханом ногайцев и только потом в 1777 году ханом крымским. Разумеется, ему была оказана военная поддержка, особенно в критический момент восстания против пророссийского курса хана в 1782 году. Факт остается фактом — Крым вошел в состав России на самом большом пике своей политической субъектности и добровольно!

В 1783 году русские войска вошли в Крым и с тех пор не покидали его. Последнему независимому хану Крыма было предоставлено содержание от российской казны и определено место проживания в одном из южных городов империи. Потом его и вовсе отпустили в единоверную Турцию. Как оказалось, на казнь.

Весной 1783 года Екатерина II издала манифест, по которому Крым, Тамань и Кубань объявлялись русскими областями. Посмотреть свои новые приобретения императрица смогла только в 1787 году, когда услужливые царедворцы назвали их Тавридой. И только несколько сотен верхового конвоя из представителей лучших крымско-татарских семей напоминали новой владычице, чья это была земля.

Крымско-татарские беки и мурзы смотрели в будущее с оптимизмом. И тому были основания. Прозорливая российская императрица успешно скорректировала внутреннюю политику с внешней, дабы смягчить сопротивление потенциально непокорных элит. Известный с XVI века принцип европейской политики «чье королевство, того и вера» на Руси первоначально действовал довольно нестрого. Относительная стабилизация империи позволила Петру I в 1713 году издать указ о запрете служилым татарам-мусульманам владеть крепостными крестьянами-христианами. Так в одночасье татарские мурзы превращались в однодворцев, обремененных повинностями. Дабы сохранить свои имения и статус, российские дворяне татарского происхождения в первой трети XVIII века вынуждены были «усмотря правую истинную и непорочную христианскую веру, воспринять святое крещение». В 1784 году Указом Екатерины II татарские мурзы-мусульмане получили право восстановления дворянского достоинства в случае представления доказательств их благородного происхождения. Дворяне-мусульмане получили равные права с дворянами других исповеданий. Крым был закреплен за Россией по Ясскому мирному договору в 1791 году, уже после следующей русско-турецкой войны.

К концу лета 1783 года стало возможным еще одно знаменательное достижение внешней политики Екатерины II – подписание Георгиевского трактата, устанавливавшего протекторат России над Восточной Грузией (царством Картли-Кахети). Причем в Петербурге было не до конца понятно, стоит ли Тифлис на Каспийском или Черном море, или же вовсе посередине земли.

А осенью триумфального для России 1783 года произошло событие, имевшее определяющее значение для мировой истории – Великобритания признала независимость Североамериканских колоний. Американская революция – борьба за независимость от Великобритании 13-ти колоний началась в 1775 году. В 1776 году американские колонии приняли Декларацию независимости. Реакция Великобритании была жесткой. Король Георг III направил в колонии флот с десантом (до 6 тысяч). Причем, это были не английские войска, а наемники из германского княжества Гессен. Георг III, третий представитель Ганноверской династии на британском троне, собственноручно обратился с просьбой направить наемников и Российскую императрицу. Какие-то 20 тысяч русских солдат смогли бы сыграть решающую роль в подавлении восстания в колониях. Возможно, британцы полагали, что имеющая родовые корни в германском княжестве Ангальт-Цербст, космополитичная Екатерина легко отдаст «брату Георгу» экспедиционный корпус. Ответ «доброй сестры» и хозяйки земли русской был предельно вежлив: «Я глубоко сожалею о невозможности оказать Вам эту услугу». Формально Россия не признала независимость колоний, однако считала необходимым не препятствовать в их стремлении к самостоятельности. Война американских штатов с Великобританией, в которую оказались втянуты Франция и Испания, продолжалась до 1783 года фактически по всему миру. Колонии, нуждавшиеся в европейских ресурсах для ведения войны, были заблокированы британским флотом. Враждующие флоты перешли к тактике каперства. Тогда Георг III еще раз попросил Екатерину о помощи, на это раз демонстрацией морской силы. Россия продемонстрировал эту силу, положив конец морскому беспределу. Она защищала свои торговые суда, которые враждующие стороны стали грабить, и в 1780 году провозгласила политику вооруженного нейтралитета, к которой присоединился ряд европейских государств. Нейтралитет всегда бывает в чью-то пользу. В той ситуации он пошел на пользу американским колониям, которые получили возможность торговать с Европой. Вооруженный нейтралитет, за соблюдением которого следили российские эскадры, действовал до признания независимости американских колоний в 1783 году. Таким образом, внешняя политика Екатерины II, проводимая в российских интересах, объективно способствовала победе Американской революции, изменению расклада политических сил во всем мире. «Чувства благодарности» наследников Американской революции до сих пор распространяются на Россию.

Тем же памятным летом 1783 года был основан военный порт Севастополь, на долгие годы определивший логику развития и военно-политическое значение Крымского полуострова, всего Причерноморья. В течение следующего века вокруг Крыма была сосредоточена вся военная активность России и ее противников на Черном море. Несмотря на неудачную для России войну 1853 — 1856 годов, Севастополь сохранил свое предназначение как базы Черноморского флота вплоть до 1917 года. Не утратили он его и сейчас.

Для России Севастополь не только пример мужества и героизма. Но и опыт осмысления беспомощности собственной военной силы во время Крымской войны. Неудачи в Крыму заставили российское руководство пойти на масштабные преобразования в империи, вошедшие в историю как «Великие реформы» Александра II.

После Великой Октябрьской социалистической революции смена субъектности Крыма стала калейдоскопически быстрой: Крымское краевое правительство; Крымская Народная Республика (фактически крымско-татарское национальное государство); различные большевистские режимы; Советская Социалистическая Республика Тавриды; режимы германского оккупации, оккупации Антанты; Крымская Советская Социалистическая Республика; Правительство Юга Росси. Острота борьбы за полуостров опять же объяснялась борьбой за базу флота и боевые единицы. С ноября 1920 года Крым вошел в состав РСФСР. И оставался в составе это республики вплоть до передачи в 1954 года Украинской ССР по решению Президиума Верховного Совета СССР. Но Крым в середине прошлого века был только экономическим и административным субъектом, а не политическим. Ни о какой политической субъектности Крыма и во время Великой Отечественной войны говорить не приходится. По германским планам оккупированный полуостров (1941 — 1944 годов) превращался в имперскую область«страну готов».

В 90-х годах прошлого века политическая субъектность Крыма возросла, но уже на своем других основаниях. Изменились прецедентные крымские нации, идентичности социально-политических групп, имеющих свои интересы на полуострове. Гармонизация этих интересов, возможно, потребует неординарных политических решений, найденных в предыдущих эпохах. Общий политический тренд такой гармонизации был определен в средине марта 2014 года проведением референдума в Крыму и приятием бывшей украинской автономии в Россию в качестве двух субъектов федерации. Политическая история Крыма продолжается!

Ружейников Владимир Владимирович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *