Духовные и культурно-исторические основы российского патриотизма

Идея патриотизма во все времена занимала особое место не только в духовной жизни общества, но и во всех важнейших сферах его деятельности — в идеологии, политике, культуре, экономике, экологии и т.д. В силу этого понимание современного российского патриотизма, сформировавшегося на протяжении многовековой истории русской общественной мысли, является исходной задачей для выяснения его основ.

Содержание и направленность патриотизма определяются, прежде всего, духовным и нравственным климатом общества, его историческими корнями, питающими общественную жизнь поколений. Роль и значение патриотизма возрастают на крутых поворотах истории, когда объективные тенденции развития общества сопровождаются повышением напряжения сил его граждан (войны, нашествия, социальные конфликты, революционные потрясения, обострение кризисных явлений, борьба за власть, стихийные и иные бедствия и т.д.). Проявления патриотизма в такие периоды отмечены высокими благородными порывами, особой жертвенностью во имя своего народа, своей Родины, что заставляет говорить о патриотизме как о сложном и, безусловно, неординарном явлении.

В настоящее время, когда все еще продолжается этап выработки ведущей национальной идеи в России, в трудах многих отечественных мыслителей излагаются различные точки зрения на явление патриотизма как стержневого компонента общероссийской идеи, призванной служить объединению и упрочению российского общества и государства.

В нашем понимании патриотизм – это искренняя и бескорыстная любовь гражданина к своей стране, ее многонациональному народу, уважительное отношение к культуре, традициям и историческому прошлому России. Патриотизм – это последовательная и твердая защита законных интересов и прав всего российского народа и каждого гражданина, национально-государственных интересов нашей страны. Патриотизм – это реальные действия, направленные на достижение благополучия каждого гражданина России и всей страны в целом. Патриотизм – это любовь к Родине, преданность своему Отечеству, стремление служить его интересам и готовность, вплоть до самопожертвования, к его защите.

Возникновение патриотизма в России напрямую связано с историей возникновения самой страны. Показательны в этом плане основные этапы эволюции данного явления.

Древнерусский патриотизм (IX ‒ первая половина XIV вв.) олицетворяет средневековый автократический патриотизм России. Любовь к Отечеству отражалась в героических былинах и таких произведениях, как: «Слово о законе и благодати», написанное митрополитом Илларионом; «Повесть временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря Нестора; «Слово о полку Игореве», «Слово о гибели земли русской», повести Куликовского цикла и др. Один из исследователей проблемы зарождения патриотизма в России – М.М. Кром – писал: «Древнерусская литература говорила о любви к Родине на языке чувств и образов»1.

Слабое функционирование централизованной власти привело к распаду Киевской Руси и образованию множества обособленных государств. Само понятие «Русская земля» употреблялось в географическом значении и не имело политического подтекста. В сложившейся политической обстановке – раздробленности Руси патриотической идеологии единого централизованного государства не могло сложиться.

Обособленные русские княжества подвергались постоянным атакам с внешней стороны. Данный факт повлек призывы к объединению, отображенные в «Повести временных лет». Основной целью объединения являлась защита от внешней опасности («Слово о полку Игореве»). Вторым фактором, влияющим на создания «образа Отечества», послужили различные символы. Например, образ храма олицетворял политическую независимость какого-либо княжества. Третьим фактором являлся монарх как субъект властных отношений. Народ оберегал его и стремился защитить. Четвертый фактор создания «образа Отечества» выражался в жертвовании жизнью как народа ради монарха, так и монарха ради своего народа.

Для русского средневековья (IX ‒ XVII вв.) характерен автократический режим и, соответственно, автократический тип патриотизма. Руководство страны было сосредоточено в руках князя, великого князя либо – позже – царя. Управляя государством, он опирался на широкие слои населения и, прежде всего, на боярство. Начиная с XVII века, усиливалась роль дворянства. Монарх занимался назначением на государственные посты, осуществляя власть путем принуждения. Данное положение дел нашло свое отражение в социально-политических произведениях того времени: «Русской Правде», Соборном Уложении, Судебниках XV ‒ XVI веков.

Автократический патриотизм централизованного Российского государства (вторая половина XIV ‒XVII вв.) – один из периодов Средневекового российского патриотизма.

В данный период происходила ликвидация монголо-татарского ига, ставшая самым значимым событием второй половины XV в. В ходе борьбы нашего народа за свободу раскрылась вся глубину русского патриотизма. Власть находилась в руках Великого князя Ивана III. Как известно, в 1480 году Ордынский хан Ахмат вторгся во владения Московского княжества, стремясь восстановить пошатнувшееся влияние Золотой Орды. Князь занял выжидательную позицию. В этих условиях выразителем патриотических построений общества стала русская православная церковь.

Историки пишут: «Позиция православной церкви возымела действие, и рать московского князя одержала победу над монголо-татарами, что привело к освобождению Руси от Ордынского ига, послужило стимулом для дальнейшего развития политического сознания, и соответственно, патриотизма XV ‒ XVI вв. Представление о великом князе, как о самостоятельном правителе, независимости ни от Золотой Орды, ни от Византии завершилось выработкой патриотической политической идеологии «Москва ‒ третий Рим». Залог вечного существования России, согласно этой концепции, заключался в том, что «два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать»2.

В XVI в. митрополит Спиридон дополнил концепцию Филофея в «Сказании о князьях Владимирских». Согласно ей, московские правители объявлялись не только приемниками, но и потомками родственника цезаря Августа – Пруса3.

Благодаря идеологии «Москва – третий Рим» Россия держалась несколько столетий, эффективно адаптируясь к конкретным историческим – внутренним и внешним – реалиям.

Во второй половине XVI в. патриотизм стал синонимом служения великому князю, а затем – царю. Измена царю Ивану Грозному приравнивалась к измене Отечеству. В своих изречениях он подчеркивал, что Российскому государству и русскому царю нельзя изменять, их следует любить и защищать. Политическая идеология царя нашла отражение в ряде литературных источников, ключевым из которых следует признать «Домострой».

В конечном итоге царская власть перешла в деспотизм, что повлекло за собой череду безрассудных и бессмысленных казней и в конечном итоге привело страну к социально-политическому, социально-экономическому и духовному кризису. Гражданская война, раскол едва сплотившегося русского общества повлекли угрозу потери национальной независимости в Смутное время.

Вместе с тем, надежды на преодоление смутного времени связывались главным образом с православием: «За православную веру, и за святыя Божия церкви, и за свои души, и за свое отечество, и за достояние, еже нам Господь дал»4. В сложившейся политической ситуации бороться за свою веру и отечество призывал Дмитрий Пожарский.

Средневековый период – время героизма «мужей русских» как в защите Отечества мечом, так и словом. «Чтоб нам, по совету всего государства, выбирати общим советом государя, чтоб без государя Московское государство до конца не разорилося»5. В этих словах отображалась забота о своем Отчестве и необходимость в царе. Народ видел в нем управленца и казначея.

Восстановление монархической государственности произошло благодаря героизму и жертвенности русского народа. Героизм «мужей» русских проявлялся не только в военном деле и на полях сражений. Подвиги костромского крестьянина Ивана Сусанина, безымянных защитников Троице-Сергиева монастыря, Смоленска, участников первого и второго ополчений отображают жертвенность народа во благо своего Отечества. Благодаря таким примерам удалось преодолеть социально-политический и экономический кризис и изгнать из России интервентов, пользовавшихся тяжелейшим положением ее в целях захвата власти.

В 1613 году произошло восстановление абсолютной монархии. На Земском соборе, по «приговору всея земли», был избран царь Михаил Федорович Романов. М. Романов, как действующий царь, брал на себя, вслед за его предшественниками, роль защитника православия. Его политические действия были направлены на объединение славян для борьбы с Турцией. Данные события отражались в произведениях XVII века «Синопсис» Иннокентия Гизеля и «Политика» Юрия Крижанича.

Средневековый автократический патриотизм отражал как идеализацию и сакрализацию монарха, так и свойственные автократические способы организации политической жизни. Для средневековых россиян единственно возможным являлся автократический политический режим и, как следствие, только автократический патриотизм.

Автократическим остался и политический режим Нового времени.

Первым периодом данного режима являлся период становления Российской империи (XVIII – первая половина XIX вв.).

С конца XVII века до 30-х годов XIX в. в результате петровских реформ возник «просвещенный» абсолютизм. Он существенно повлиял на патриотическую идеологию: теория «Москва – третий Рим» уступила место новой концепции.

Петр I одним из первых среди государственных деятелей России предпринял попытку соединить великие идеалы борьбы с врагом ‒ «За веру, царя, честь и достоинство» ‒ с их отражением в указах, законах, наставлениях, воинских уставах и других законодательных актах, имеющих правовой статус.

Такой подход был закреплен в «Учреждении к бою», «Артикуле воинском», написанных лично царем, в Уставе Воинском 1716 г., российских законах того времени. Так, «Устав ратных и пушечных дел» закрепил патриотизм как военно-профессиональное качество и норму поведения воинов. Воеводам строго предписывалось не только усердно воспитывать их, но и самим подавать пример служения Отечеству. А в Морском уставе говорилось: «Все воинские корабли России не должны ни перед кем спускать флаги, вымпелы и марсели под страхом лишения живота».

Все это оказало большое патриотическое влияние на российский народ. Напутствуя российских воинов перед Полтавской битвой, Петр Великий говорил: «Не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за православную нашу веру и церковь».

В этом направлении Петр I развивал политику государства совместно с «птенцами гнезда Петрова» – Ф. Прокоповичем, П.П. Шафировым, А.В. Макаровым. Соратниками Петра являлись и другие представители политической элиты. Осмыслив политический режим России, они выработали новую патриотическую идеологию. Согласно ей, идеалом политического деятеля становится человек, заботящийся об общем благе и России. Его служба велась во имя Отечества.

Все применимые действия, по мнению Петра I, должны были обеспечить внешнее и внутреннее могущество России и ее авторитет среди других государств.

Политическая идеология была развернута на благо страны. В концепции «Москвы – третьего Рима» Отечество выступало субъектом властных отношений. Политика Петра I подразумевала, что Отечество является объектом патриотизма. Император выступал в роли слуги Отчества и был примером для подчиненных. «Сознание долга перед Родиной облекается у Петра в форму, наиболее понятную для него и для окружающих, ‒ в форму, заимствованную из военной службы, военной дисциплины. Он служит отечеству… Во всей деятельности Петра мы не найдем другой, более укоренившейся, почти сделавшейся инстинктом руководящей идеи», — отмечает русский историк и политический деятель начала XX в. П.Н. Милюков6.

Существенные изменения произошли в XVIII веке среди российского дворянства. Среди них сформировалась идея «служения Отечеству», а не императору. Это подтолкнуло к участию в политике империи, ограничению власти императорской, выражению мнения народа законом и представительными органами. Во второй половине XVIII века термин «патриотизм» вошел в русский язык, благодаря сочинениям русских просветителей П.А. Левашова, А.Т. Болтова, Н.М. Дмитриева7.

Пониманию патриотизма как деятельности, направленной на участие дворянства в государственном управлении, способствовала своей законодательной деятельностью, сама того не желая, Екатерина II. В 1785 году появилась «Жалованная грамота дворянству», согласно которой дворяне могли участвовать в работе губернских и уездных представительных учреждений. На возрастающее значение дворянства в общественной жизни России во второй половине XVIII в. указывает Б. Васильев: «Екатерина освободила дворянство, даровала ему часть суверенных прав и гарантий. В результате родилась правящая каста, готовая отдать свою жизнь, знания и жажду деятельности на благо отчизны»8.

Идея «служения Отечеству» развернулась широко во время Отечественной войны 1812 г. Очередная угроза потери национальной независимости пробудило в народе патриотическое сознание. Люди уходили в леса, не принимали провиант от французской армии, крестьянские партизанские отряды восставали в тылу врага.

Подвиг на Бородинском поле под предводительством М.И. Кутузова – один из ярких моментов Отечественной войны, подтверждающий храбрость народа, любовь к своей стране, к своему царю и вере.

Плодом национально-освободительной борьбы русского народа стало движение декабристов, своими призывами к отмене крепостного права и реализации демократических свобод выразившее новое направление общественной мысли России начала XIX в. Ради реализации движущей ими идеи данное сообщество было готово на самопожертвование.

Восстание на Сенатской площади и его подавление стало началом нового периода – политического режима периода упадка Российской империи и, соответственно, патриотизма периода упадка Российской империи. Понимание патриотизма получило свое отражение и в программных документах декабристов. Понятие Родины и ее защиты было вознесено Конституцией Никиты Муравьева на огромную высоту: «Каждый (Русский), ‒ гласила статья двенадцать, ‒ обязан носить общественные повинности, повиноваться законам и властям отечества и явиться на защиту Родины (быть всегда готовым к защите Родины, и должен явиться к знаменам), когда востребует того закон».

Начиная с 30-х годов XIX века проявились попытки возрождения неограниченной монархии и отказ от идей «просвещенного абсолютизма», конечно, не с народной стороны. Н.М. Карамзин утверждал, что «самодержавие есть палладиум России; целость его необходима для ее счастья…»9. В последующем это нашло отражение в знаменитой формуле С.С. Уварова: православие, самодержавие, народность.

Неоднозначное отношение к появлению новой патриотической политической идеологии отразилось в двух противоположных течениях ‒ западничестве и славянофильстве (XIX век).

Истинный патриотизм для западников заключался в служении Отечеству и стремлении ликвидировать существующее отставание России от Европы.

Толкование патриотизма как служения Отечеству было характерно, в частности, для партии революционеров-демократов. Просвещение родной земли было долгом для Н.А. Добролюбова и Н.Г. Чернышевского Они расценивали патриотизм как служение Отечеству и заявляли о модернизации политической системы России по образу западных стран. «Плод просвещения» заключался в ограничении российского самодержавия, выработке конституции, отмене крепостного права. К середине XIX в. умеренные западники расценивали патриотическую политическую идеологию как элитократическую, а революционеры-демократы – как демократическую.

Славянофилы, так же выступающие за модернизацию политики, отстаивали неограниченную монархию. Приемлемым для народа являлись, с точки зрения славянофилов, взаимное доверие и отсутствие конфликтов между властью и обществом. «Перед Западом мы имеем выгоды неисчислимые, – писал А.С. Хомяков. – На нашей первоначальной истории не лежит пятно завоевания. Кровь и вражда не служили основанием государству Русскому, и деды не завещали внукам преданий ненависти и мщения»10.

Свой вклад в развитие теории патриотизма внесли русские мыслители конца XIX ‒ начала XX вв. B.C. Соловьев, И.А. Ильин, П.А. Флоренский, В.В. Розанов, Н.А. Бердяев. «Все наши политические достижения находятся в прямой зависимости от степени нашего патриотического воодушевления, от роста ответственного национального сознания в русском обществе и народе. Русский народ должен сейчас сделать величайшее напряжение духа, чтобы доказать миру, что в России есть патриотизм, есть национальное сознание, есть гражданское достоинство. Патриотизм есть великая школа гражданственности в опасный для Родины час. Зрелость России для мировой жизни и мировой роли будет прямо пропорциональна проявленному ею сознательному гражданскому патриотизму», ‒ так писал Н.А. Бердяев. Эти слова актуальны и сегодня, когда пробиты огромные бреши в духовно-нравственной безопасности нашего общества.

Во второй половине XIX ‒ начале XX веков существовали обе политические идеологии: идеология «общего блага» и «Теория официальной народности». Кадеты и октябристы пропагандировали выработку конституции, которая ограничивала самодержавие и предоставляла личные свободы.

Идейные наследники революционеров-демократов эсеры считали главной своей задачей осуществление социально-революционного переворота. Их политика подразумевала «обобществление труда, собственности и хозяйства; уничтожение, вместе с частной собственностью, самого деления общества на классы; уничтожение классового, принудительно-репрессивного характера общественных учреждений, при сохранении и развитии нормальных культурных функций, то есть планомерной организации всеобщего труда на всеобщую пользу».

Понимание «общего блага народа» в достижении социализма характерно и для русских марксистов, партии РСДРП. Представители радикального крыла большевиков – РСДРП – рассматривали патриотизм как революционную деятельность, направленную на свержение существующего режима и установления «диктатуры пролетариата». В ходе Русско-японской и Первой мировой войны большевики заняли «пораженческую» позицию, «подорвавшую корни самодержавия» в связи с голодом и безработицей в стране. Данное положение дел привело к их победе в октябре 1917 года и, соответственно к образованию советского политического режима и советского патриотизма.

Сформированный политический «образ Отечества» у народа был обусловлен, во-первых, названием государства. В 1922 году создан Союз Советских Социалистических Республик как единство социальных и этнических общностей. Советский народ был объединен любовью к своему новому Отечеству и единой целью – построением коммунизма11.

Вторым признаком сформировавшегося политического «образа Отечества» являлась символика государства. Герб нес изображение серпа и молота (знак единения рабочих и крестьян) на фоне земного шара и колосьев пшеницы (символов победы пролетарской революции во всем мире и продовольственного изобилия). Гимн появился в 40-х годах и существовал с незначительными изменениями около полувека. Флаг страны был выполнен из красного полотнища с изображением серпа и молота.

Третьим признаком «образа Отечества» являлось существование партийного лидера. Первые лидеры СССР, В.И. Ленин и И.В. Сталин, являлись в период своего правления незыблемыми авторитетами.

Четвертый признак «образа Отечества» ‒ наличие автобиографических элементов, как готовность к самопожертвованию во время Великой Отечественной войны 1941 ‒ 1945 годов. Великая Отечественная война потребовала единения населения и стала для советского политического режима «моментом истины».

Яркие примеры самопожертвования и патриотизма на благо Родины известны нынешнему поколению. Подвиги З. Космодемьянской, А. Матросова, Н. Гастелло и многих, в том числе, безымянных бойцов фронта, партизан и тружеников тыла. Количество званий Героя Советского Союза12, присвоенных за военные годы, отражает глубину чувств, самообладания, ответственности перед Отечеством и страной, а также масштаб трагического события под названием Великая Отечественная война.

После победы СССР в Великой Отечественной войне политическая идеология подверглась некоторой корректировке. Программа патриотической деятельности подразумевала не только защиту Родины, но и всего «содружества социалистических стран».

Исходя из этого, изменился и актуализированный уровень патриотической политической идеологии. Любые попытки изменения «социалистической системы» однозначно расценивались как «антипатриотические». Они считались наносящими вред общим интересам трудя¬щихся международного рабочего класса, социалистического содружества и международного коммунистического движения. Такие попытки изменения «социалистической системы» решительно пресекались.

В самом Советском Союзе, начиная с середины 70-х годов, нарастали негативные тенденции. Коррупция в высших эшелонах власти, неэффективная экономика, отсутствие минимальных демократических свобод ослабляли доверие населения к власти. Выходом из кризиса в середине 80-х годов виделась Перестройка, выдвинувшая своей главной целью реформирование советского политического режима. Снова изменились программно-политический и актуализированный уровни патриотической идеологии. «Быть патриотом и интернационалистом сегодня – значит всеми силами добиваться успеха перестройки», ‒ провозгласил январский Пленум ЦК КПСС 1987 года.13

Однако отсутствие плана преобразований, непоследовательность и противоречивость их проведения привели, в конечном счете, к ослаблению доверия населения к правящей коммунистической партии.

С падением правящей партии, являвшейся ядром политической системы СССР, страна прекратила свое существование, развалившись на множество «независимых государств», а вместе с распадом Советского Союза прекратила свое существование в качестве господствующей и идеология советского патриотизма.

История не раз доказывала, что нельзя возродить общество, не возродив его дух. Именно поэтому российское руководство обратилось к вопросу воспитания патриотизма в обществе. Можно выделить несколько причин, которые привели к такому положению дел.

Прежде всего, это отсутствие нормативно-правовой базы патриотического воспитания. Хотя в начале 90-х гг. ХХ века были приняты Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР», Указ Президента Российской Федерации «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики», а в некоторых субъектах России – соответствующие законы о молодежной политике, но в этих документах патриотическому воспитанию уделялось явно недостаточно внимания.

На самом высшем государственном уровне постепенно складывалось понимание необходимости усилить внимание к проблемам патриотического воспитания, стала очевидна негативная роль антипатриотизма и началась разработка государственной программы патриотического воспитания граждан Российской Федерации, в которой приняли участие федеральные министерства и ведомства, администрации субъектов России, ветеранские, творческие, научные и общественные организации, Русская православная церковь.

Анализ социально-политической и морально-психологической обстановки в современной России показывает, что сегодня она особенно настоятельно нуждается в патриотизме ее общества, находящегося на крутом историческом переломе. Разрушение советской системы патриотического воспитания молодежи произошло практически без вытеснения, замены ее новой системой, в связи, с чем российское государственное здание лишилось важнейшей опоры – фундамента. Перестройка этого здания, дальнейшее осуществление реформ вряд ли возможны, или, точнее, вряд ли будут успешными, если система образования, культуры, формирования и развития молодого поколения россиян будет лишена столь необходимого им компонента, как патриотизм.

Овсянникова Ольга Александровна


1 — См.: Кром М.М. К вопросу о времени зарождения идеи патриотизма в России // Мировосприятие и самосознание русского общества (XI ‒ XX вв.). ‒ М., 1994. ‒ С.17.

2 — См.: Сказание о князьях Владимирских // Памятники литературы Древней Руси. Конец XV – первая половина XVI века /Вступ. ст. Д.С. Лихачева; Сост. и общ. ред. Л.А. Дмитриева и Д.С. Лихачева. ‒ М., 1984. – С. 422-435.

3 — См.: Бялый Ю. Цивилизационно-государственные системы и идеологии // Россия XXI. ‒ 1993. ‒ № 6. ‒ С.31- 32.

4 — См.: Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. – М., 1991. ‒ С.165.

5 — См.: Абрамов А.В. Становление и развитие российского постсоветского патриотизма как явления политического сознания. ‒ М., 2001. – С.83.

6 — См.: Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. ‒ В 3-х тт. ‒ Т.3. ‒ М., 1995. ‒ С.161-162.

7 — См.: Агеева О.Г. К вопросу о патриотическом сознании в России первой четверти XVIII века // Мировосприятие и самосознание русского общества (XI ‒ XX вв.). ‒ М., 1994. ‒ С.47.

8 — См.: Васильев Б. Тяжесть ожидания // Россия на новом рубеже / Под общ.ред. Н.Н. Моисеева и В.Б. Иорданского. ‒ М., 1995. ‒ С.57.

9 — См.: Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. ‒ М., 1991. ‒ С.105.

10 — См.: Голотвин Ж.Г., Мирский Р.Я. Традиции советского патриотизма. ‒ М., 1975. ‒ С.86.

11 — См.: Калтахчян С.Т. Марксистско-ленинская теория нации и современность. ‒ М., 1983. ‒ С.257; Крылова Н.Б., Скурлатов В.И. Проблема патриотизма и патриотического воспитания в исследованиях советских обществоведов // Философские науки. ‒ 1984. ‒ № 5. ‒ С. 142.

12 — См.: Голотвин Ж.Г., Мирский Р.Я. Указ. соч. ‒ С.86.

13 — См.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС. 27-28 января 1987 г. ‒ М., 1987. ‒ С. 40.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *