Украинский закат Европы

События Первой мировой войны, 100-летний юбилей со дня начала которой достаточно скромно был отмечен в большинстве стран, участвовавших в ней, а также развитие современных международных политических процессов, в частности на Украине и вокруг нее, дают основания убедиться в правомерности гегелевского постулата о том, что «все великие всемирно-исторические события повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй ‒ как фарс».

Первая мировая война, развязанная Германией и Австро-Венгрией, безусловно, явилась трагедией всемирного масштаба. События же вокруг Украины, ставшие следствием неугомонного стремления очередных претендентов на мировое господство в лице США к продвижению военно-политической инфраструктуры возглавляемого ими блока НАТО к границам России, нельзя не воспринимать иначе как фарс, правда, с теми же трагическими последствиями.

У этих явлений и процессов, разнесенных по времени на столетний интервал, действительно много аналогий, позволяющих судить о повторяемости ряда факторов, предопределивших их зарождение и развитие.

Прежде всего, речь идет об источниках и причинах эскалации военно-политической напряженности и конфликтности в Европе и в мире в целом тогда и сейчас.

Сто лет назад основным источником военной напряженности в Европе был созданный О. Бисмарком Второй Рейх – Германская империя.

Одержав достаточно легкую победу над Францией в ходе франко-прусской войны 1870-1871 годов и столь же непринужденно «подмяв под себя», сначала все суверенные германские княжества, а затем и Австро-Венгрию, Германия, посчитала возможным заявить о своем лидерстве, по крайней мере, в Европе и утвердить его посредством развязывания войны.

В современных условиях претендентом на лидерство, уже в глобальном масштабе, стали США. Основанием этому стало назначение их самими себя победителями в «холодной войне».

Именно поэтому, начиная с войны в Персидском заливе в феврале 1991 года, США вплоть до настоящего времени находятся в состоянии непосредственного или опосредованного участия в войнах и конфликтах. Разрушенная Югославия, Ирак, пылающий Афганистан, агрессия Грузии против Южной Осетии, арабская весна, а сейчас еще и карательная операция на Украине ‒ все это плоды их военно-политической активности.

При этом, очевидно, что в последние годы Штаты существенно скорректировали модель своего участия в вооруженных конфликтах. Теперь уже не сами они наносят ракетно-бомбовые удары, а делегируют выполнение этих миссий своим союзникам по НАТО. Хотя это, конечно же, не означает, что они не участвуют в этих конфликтах, поскольку очевидно, что без ведома США, ни один французский, датский, итальянский или какой-либо иной натовский самолет не поднимется в воздух. И ни одна натовская ракета или бомба не упадет на мирные недемократические города и селения. Право определять кто кого, как и когда будет бомбить («демократизировать») американцы оставляют за собой. В полной мере это относится и к текущим событиям на Украине. Именно Госдепартамент определяет: кто и как будет оказывать помощь и поддержку режиму Порошенко в подавлении протестов на Донбассе. Причем делается, это настолько «топорно», что вполне вписывается в канву исключительно фарса. Свидетельством тому является тот факт, что, несмотря на осознание всей преступности карательной операции киевской хунты и наличия потенциальных угроз от ее дальнейших действий уже европейской безопасности, лидеры Евросоюза, а также ряда ведущих европейских государств почему-то говорят о вмешательстве России во внутренние дела Украины и необходимости принятия антироссийских санкций. Примечательно, что все эти заявления делаются фактически по одним лекалам и в них более чем явственен американский акцент. Это позволяет предположить, что именно американцы определяют, что европейские лидеры должны говорить и как себя вести в отношении России.

В этой связи, правомерно будет отметить, что в качестве одной из наиболее очевидных аналогий событий столетней давности и современных украинских является объект агрессии – Россия.

Сильная Россия никогда никому не была и не будет нужна в мире, ее боялись и боятся и именно поэтому, как и 100 лет назад, так и сейчас, предпринимаются все меры для ее ослабления. Тогда это было втягивание России в войну с Германией, сейчас – разного рода санкции США, Евросоюза и примкнувших к ним Австралии, Канады и Японии. Причем о последствиях политики, как Старого, так и Нового света предпочитают не задумываться. И напрасно.

Возвращаясь к событиям Первой мировой войны, следует, очевидно, предположить, что ни кайзер Германии, ни император Австро-Венгрии, едва ли могли себе представить, что их стремление к расширению господства, посредством развязывания войны могут привести к столь трагическим последствиям, как для вверенных им народов и государств, так и для них самих.

Едва ли возможные последствия войны осознавали и главы государств, противостоявших германскому военно-политическому блоку: французский президент Р. Пуанкаре, британский премьер Г. Асквит и, тем более, последний император России Николай II.

Победителей в той Великой войне, по крайней мере, в Европе, не было. Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская империи распались. Франция потеряла каждого десятого своего гражданина мужского пола. Потери понесла и Великобритания со своими доминионами.

Пожалуй, единственным победителем в Первой мировой войне стала так называемая третья сила, которая тихо сидела за океаном и ждала своего часа, когда можно будет выгодно вступить в войну. Речь идет, конечно же, о Соединенных Штатах, которые изначально (4 августа 1914 года) заявили о своем нейтралитете, а затем, когда исход войны уже был предрешен, в 1917 году вступили в нее на стороне побеждающей коалиции. При этом они же эту коалицию и возглавили, получив тем самым наибольшие выгоды от своего участия в войне.

Таким образом, развитие событий действительно вышли из-под контроля тех, кто считал себя вершителями истории и инициировал крупномасштабный вооруженный конфликт в центре Европы. Проигравшими, в конечно итоге оказались все европейские страны: и побежденные в той великой войне, и их победители.

Важнейшим же следствием Первой мировой войны, помимо жертв и разрушений, стал запущенный процесс, который О. Шпенглер охарактеризовал как «закат» Европы.

Об очередном ее закате правомерно судить и по анализу современной политической ситуации в Европе. Но если для О. Шпенглера этот «закат» означал, прежде всего, деградацию, обозначившуюся в ходе Первой мировой войны высших духовных ценностей культуры тысячелетней западноевропейской цивилизации, то в настоящее время есть все основания говорить о «закате» Европы как суверенного субъекта мировой политики.

Безоговорочная поддержка США в оценке событий на Украине, начиная с вооруженного переворота в Киеве в феврале текущего года и заканчивая карательной операцией, результатом которой уже стала гуманитарная катастрофа на Донбассе свидетельствует о том, что Европа, за исключением отдельных государств, все меньше и меньше обладает какой-либо степенью суверенитета и постепенно превращается в 52-ой американский штат, пока только ассоциированный по аналогии с Пуэрто-Рико. И события на Украине в этом плане сыграли роль лакмусовой бумажки, высветив чрезмерную, практически вассальную зависимость высших должностных лиц Европы от позиции США.

Памятны в этой связи слова Р. Рейгана о том, что нет необходимости завоевывать государства, достаточно завоевать их правительства. Думается, что этот пассаж достаточно точно характеризует сегодняшнюю ситуацию во взаимоотношениях администрации США с главами европейских государств и правительств, а также с комиссариатом Евросоюза.

Позиция по событиям на Украине в целом и ситуации на Донбассе евробюрократии высшего уровня дает основание считать, что времена, когда во главе государств и правительств Европы находились лица, для которых национальные интересы своих государств и народов были превыше всего уже, прошли. Сейчас приоритетом для европейского истеблишмента является безусловное исполнение рекомендаций администрации США, какой бы ковбойский характер они не носили.

Причиной столь безоговорочной поддержки лидерами европейских государств США является реализуемый ее администрацией принцип: кто не с нами тот против нас. Для реализации этого принципа на практике используются все возможные средства и методы, в том числе и провокации в отношении лиц, способных отстаивать свою отличную от «вашингтоновской» позицию.

Это позволяет предположить, что США удалось выстроить систему рекрутирования политической элиты европейских стран, главным критерием которой является лояльность американским национальным интересам. А для того, чтобы эта система не давала сбоев ЦРУ и АНБ США установили режим тотальной слежки не только за высшими должностными лицами союзных им государств, но и чиновниками более низкого уровня, а также гражданами, в той или иной мере вовлеченными в сколь-нибудь значимые политические процессы этих стран.

В этом и заключается феномен единого антироссийского фронта сформированного в Европе в настоящее время. И этот фронт будет действовать исключительно в интересах США, даже если это будет противоречить национальным интересам европейских стран и народов. Последствия же такой безоговорочной и тотальной поддержки большинством стран Европы и Евросоюзом политики очередного претендента на гегемонию вполне предсказуемы – не только окончательная утрата суверенитета, но и политическая и в целом системная цивилизационная деградация. Но этот уже будет окончательный закат Европы.

В этих условиях принципиально важно осознавать, что Россия не европейская, а евразийская держава. И именно на ее территории находится так называемый Хартлэнд – сердце Земли. Поэтому, если Европа хочет закатываться и дальше, то нет необходимости ей в этом мешать. Тем более, что ее лидерство в международных отношениях большой частью надуманно, а перспективы развития достаточно туманны на фоне эффективного и динамичного развития стран АТР и Латинской Америки, которые не идут на поводу у США.

Бочарников Игорь Валентинович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *