Вторая Крымская война

(Заметки о военно-политическом лексиконе)

«В начале сентября 1854 г. Московский полк был двинут форсированным маршем в Крым и изменил соотношение сил на полуострове не пользу союзников… В первом большом сражении у р. Альма полк потерял 28 офицеров и 1025 нижних чинов».

Хроника Крымской войны

Когда начинается война ее редко называют сразу и окончательно. Так было, в частности, с Отечественной войной 1812 г., которую Наполеон считал только «русской кампанией 1812 г.», или в лучшем случае «второй польской войной». Начавшуюся почти 100 лет спустя мировую войну в России тоже пытались назвать Отечественной, но второй. Не прижилось. Называли «империалистической», «великой» и пр., кто как, в зависимости от политических задач и оценок послевоенного времени. И только в 40-х гг. прошлого века, осознав масштабы текущей мировой войны, дали нумерацию эти войнам, соответственно первая и вторая.  Начинался военно-политический конфликт Германии с Англией и Францией в 1939 г. как «фальшивая», «фиктивная» (Phoney War- англ.) или «странная», «забавная» (Drôle de guerre – фр.) война.

Для Советского Союза война, начавшаяся в июне 1941 г., стала устойчиво называться Отечественной, а потом и Великой Отечественной только в 1942 г.

Ели бы вялотекущие боевые действия угасали сами собой, то журналистам можно было простить упражнения в остроумии. Но как правило странные и смешные войны перерастают в жестокие и кровавые. Войны называются в зависимости от театра, участников, времени года и прочего, не всегда объективного. Красиво и точно назвать войну – искусство, иногда более значимое, чем само искусство войны.

Неназванного не существует. Поэтому весьма острыми могут быть дебаты между участниками конфликта по названию боевых действий. Так оставшиеся вменяемые украинские политики утверждают, что сегодня их Родина вступила в гражданскую войну. Для конъюнктурного политического киевского большинства выгоднее назвать это «антитеррористической операцией».

В России боевые действия в так называемой Новороссии сегодня могут быть названы «Второй Крымской войной». Не Россия ее начинала. Войну в ментальном пространстве объявил назначенный в июле 2014 г. министр обороны Украины В.Галатей, пообещавший провести «парад победы» украинской армии в Севастополе. Таким образом он увязал приведение к покорности Донецкой и Луганской областей с пересмотром итогов референдума в Крыму и последовавшим вхождением полуострова в состав РФ. Классическое продолжение политики актами военного насилия.

В какой-то мере анализом причин, хода и итогов Первой Крымской войны (1853-1856 гг.) еще можно предотвратить Вторую.

С июля 1854 г. войну между Россией и коалицией Османской империи, Великобритании, Франции и примкнувшего к ним Сардинского королевства можно было назвать Крымской. Или, как видится из дня сегодняшнего – Первой Крымской войной. Начиналась она и не как война вовсе. Император Николай Павлович решил оказать давление на Турцию («силой, но не войною»), двинув войска в Придунайские княжества (Молдавию и Валахию) не с целью территориальных завоеваний, а с целью нарушенного «справедливого права». Это весьма спорное право касалось покровительства православным подданным Османской империи (около 6 млн. чел) и владения православной церковью сакральным имуществом на Святой земле. Доступ к этим объектам оспаривала католическая и императорская Франция. Примечательно, что в конфликт России и Франции на Святой земле не были вовлечены ни Папа Римский, ни Митрополит Московский и Коломенский.

Гуманитарный вопрос послужил поводом для спуска с цепи дремавших в Европе ненависти к России и страха перед ней. Именно русского императора Николая I называли жандармом Европы. Впрочем, не всегда и не у всех слово «жандарм» было ругательным. Причины Восточной воны и ход ее хорошо изучены. Добавить трудно. Вся Европа без исключения не желала усиления России и, несмотря на различные многоформатные и по-своему успешные переговоры, поэтапно приближала большую кровь. Казалось бы с весны-лета 1853 г. страны участницы конфликта сделали все, что бы свести его на нет. С ноября 1853 г. до середины лета 1854 г. воевали между собой только Османская и Российская империи. Франция и Англия только собирали сухопутные и морские силы, не зная, как поддержать «больного Европы» – Блистательную Порту. Сосредоточенный в Варне экспедиционный корпус союзников страдал от холеры и жажды славы. Большой войны в Европе не было уже как два поколения. И в середине июля 1854 г. было принято решение идти на Крымский полуостров, чтобы уничтожить Севастополь. Основной настрой британской прессы был таков: «Взятие Севастополя и оккупация Крыма оправдают все издержки войны и надолго решат в нашу пользу главные вопросы в споре с Россией». Личная миссия Наполеона III в войне состояла в том, чтобы «вновь превратить Россию в азиатскую страну».

В состоянии войны с Англией и Францией Россия находилась уже с апреля 1854 г. Это была первая глобальная война, которую вела Россия: Крым и Черноморское побережье; Карское операционное направление; побережье Балтийского, Белого и Баренцева морей; Камчатка и Сахалин. К войне готовились даже в российских колониях в Америке. Но исход войны решался именно в Крыму. Англо-французские союзники интуитивно осознали завет древнекитайского военного теоретика Сунь-цзы – «два раза войну не начинают». Британское адмиралтейство пожелало с первой попытки править еще одним морем. Большие субъекты европейской политики уже не защищали ослабленную Турцию, а просто пытались жестко расправится с Россией. После этого в сентябре союзники высадятся под Евпаторией, получат поддержку местного татарского населения в виде продовольствия и транспорта. Далее опять известные картины, которые пока не имеют параллелей в днях сегодняшних. Пока…

Пока ищется название неназванной войне, в прессе появляются довольно специфические термины, развивающие современный русский язык, который утрачивает передовые позиции в мире. Когда-то у мирового сообщества не было времени придумать замену русскому слову «спутник» и оно приняло его. Сегодня креативность, простите, созидательность русского языка зависит от передовых достижений русских в науке, культуре, передовой социально-политической практики. Язык надо защищать и еще надо не допустить физического уничтожения его носителей. Развивается же язык сам и не по указу. Так в русском языке появились активные субъекты – «вежливые люди», которые …что сделали? Они обогатили язык названием стратегической операции, проведенной дозволенными и недозволенными средствами (Per fas et nefas) – «открымили». Симметрично киевские власти «прокрымили» полуостров. Этимология ясна.

Русский язык, особенно в части военно-политического лексикона, сохраняет свою силу как оружие – мощное, выверенное, непобедимое!

Ружейников Владимир Владимирович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *