Война в заливе

pustinya-125 лет назад – в последний день зимы 1991 года – завершилась операция «Буря в пустыне». О политической подоплеке и последствиях тех событий в зоне персидского залива «Историку» рассказал Александр Белоногов, занимавший в то время пост заместителя министра иностранных дел СССР.

Александр Михайлович Белоногов

Александр Михайлович Белоногов

Александр Михайлович Белоногов

Родился 15 мая 1931 года. Окончил МГИМО. С 1954 года на дипломатической работе. В 1984–1986 годах чрезвычайный и полномочный посол СССР в Арабской Республике Египет. В 1986–1990 годах постоянный представитель СССР при ООН. В 1990–1991 годах заместитель министра иностранных дел СССР. В круг ведения Белоногова входили отношения Советского Союза со странами Ближнего, Среднего Востока и Африки. В 1992–1998 годах чрезвычайный и полномочный посол России в Канаде. С января 1998 года на пенсии. Член Российского совета по международным делам.

Целью операции, проводимой коалицией во главе с США, было освобождение Кувейта от оккупировавших его незадолго перед тем вооруженных сил Ирака. Именно с этого момента иракский диктатор Саддам Хусейн стал одним из главных врагов Запада.

Стоит напомнить, что в результате войны с Ираном, длившейся с 1980 по 1988 год, Ирак оказался в тяжелом экономическом положении. И тогда Саддам Хусейн задумал решить проблемы страны за счет Кувейта.

18 июля 1990 года он обвинил Кувейт в воровстве нефти из приграничных иракских месторождений. Между двумя странами состоялись переговоры, в ходе которых Ирак потребовал, чтобы Кувейт простил ему долг в 15 млрд долларов и выплатил компенсацию в 2,5 млрд долларов за нанесенный моральный ущерб. Кувейт отказался удовлетворить эти требования, и в ночь с 1 на 2 августа 1990 года иракские войска вторглись на его территорию.

Главным направлением удара была столица – Эль-Кувейт. Основные бои там развернулись у дворца Дасман, где среди прочих погиб младший брат эмира Фахд аль-Ахмед ас-Сабах, известный своей деятельностью в национальном и Азиатском олимпийских комитетах. Вооруженное сопротивление было быстро подавлено многократно превосходившими противника наступающими силами Ирака. В тот же день, 2 августа, Совет Безопасности (СБ) ООН принял резолюцию No 660 о немедленном выводе иракских войск из Кувейта. Тем не менее уже в августе Хусейн объявил Кувейт девятнадцатой провинцией Ирака. Резолюция No 678, принятая СБ ООН 29 ноября, содержала ультиматум президенту Ирака: до 15 января 1991 года вывести войска из Кувейта. 13 января в Багдаде побывал Генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр, но и он не смог убедить Саддама Хусейна в необходимости уйти с оккупированных территорий.

Чтобы принудить Ирак к выводу войск, была создана антииракская коалиция во главе с США, которая начала операцию «Буря в пустыне». «Буря» продолжалась 41 день и включала воздушную операцию (17 января – 23 февраля 1991 года) и воздушно-наземную (24–28 февраля). 27 февраля Кувейт был освобожден. Как только войска коалиции вошли на территорию Ирака, Саддам Хусейн заявил о согласии исполнить все 12 резолюций ООН, принятых в связи с кувейтским кризисом. 28 февраля военные действия были прекращены.

НЕНАВИСТЬ К АЯТОЛЛЕ

Хафез Асад – президент Сирии с 1971 по 2000 год

Хафез Асад – президент Сирии с 1971 по 2000 год

– В 1987-м самолет иракских ВВС по ошибке атаковал американский военный корабль «Старк». И хотя тогда погибло 37 американцев, это не стало для США поводом к вторжению в Ирак, скандал быстро замяли. Что же изменилось в отношениях Багдада и Вашингтона к 1990 году? Почему возник кувейтский кризис?

– Эти два события произошли в разных условиях и, главное, имели разную цену. 1987-й был седьмым годом тяжелой и кровопролитной войны между Ираком и Ираном. В этой войне симпатии Соединенных Штатов находились на стороне Ирака. Причем не из-за добрых чувств к Саддаму Хусейну и его режиму, а потому, что над американской внешней политикой довлела ненависть к аятолле Хомейни. Поэтому, когда иракский самолет вместо иранского танкера попал ракетой в американский военный корабль, инциденту не было придано значительного политического звучания, тем более что Багдад поспешил принести США извинения и выплатил порядка 30 млн долларов компенсации.

Что же касается Кувейта, то он для Соединенных Штатов имел большое геополитическое значение. На него приходится примерно 10% мировых запасов нефти, и для США было неприемлемо, чтобы Ирак присовокупил их к тем 10% мировых нефтяных запасов, которыми владел сам. Также Вашингтон не мог допустить, чтобы Ирак получил широкий доступ к водам Персидского залива и стал там доминировать. Отсюда и такая реакция на захват Кувейта.

– На чем строились расчеты Саддама Хусейна при вторжении иракских войск в Кувейт?

– Разрабатывая планы нападения, Хусейн вряд ли предполагал встретить столь жесткую реакцию со стороны Советского Союза и США. Тем более не думал, что Совет Безопасности ООН буквально в течение нескольких часов примет резолюцию, осуждающую вторжение Ирака в Кувейт и требующую вывода иракских войск. Хусейн, конечно, помнил, что, когда в 1980 году он напал на Иран, Совет Безопасности шесть дней не предпринимал никаких действий, а затем принял беззубую резолюцию, даже не призвав Ирак к выводу войск. В случае с Кувейтом все вышло иначе.

РОКОВАЯ ОШИБКА

Президент Ирака Саддам Хусейн во время Ирано-иракской войны, длившейся восемь лет – с 1980 по 1988 год

Президент Ирака Саддам Хусейн во время Ирано-иракской войны, длившейся восемь лет – с 1980 по 1988 год

– Почему Хусейн был уверен в том, что Ираку удастся удержать Кувейт?

– Он рассчитывал, что блицкриг застанет всех врасплох и он успеет создать в Кувейте марионеточный режим и с его помощью провести в стране референдум о присоединении Кувейта к Ираку. На протяжении многих десятилетий Багдад претендовал на всю кувейтскую территорию – под тем предлогом, что во времена Оттоманской империи Ирак и Кувейт были ее частями. Но план Хусейна сорвался, поскольку он заранее не подобрал тех, кого можно было бы представить в качестве свободного правительства Кувейта. А потом не нашел кувейтских квислингов, из которых можно было бы сформировать такое «правительство». Быстрые действия СБ ООН создали для Саддама ситуацию, к которой он оказался не готов, и он отбросил всякую маскировку, сделав при этом роковую ошибку – проведя через законодательные органы Ирака официальный акт о присоединении Кувейта к Ираку. С этим уже никто даже из сочувствовавших Багдаду арабских правительств не мог согласиться. Так Хусейн сам загнал себя в ловушку.

– На политическую поддержку каких государств он мог рассчитывать?

– Думаю, что на Иорданию. По той простой причине, что энергетически на 90% эта страна зависела от Ирака. Багдад поставлял ей нефть по баснословно низкой цене – 5 долларов за баррель. Другой возможной опорой Хусейн мог рассматривать Йемен, правительство которого духовно было близко его режиму. Но главным в позиции Йемена являлось все же недоброжелательство по отношению к соседней Саудовской Аравии. Йеменцы считали, что важнейшие нефтеносные территории Саудовской Аравии должны принадлежать им, поэтому любая угроза для Эр-Рияда воспринималась Йеменом как благо. В первые дни кувейтского кризиса Саддама поддержал палестинский лидер Ясир Арафат, но потом быстро изменил свою позицию. Были и некоторые другие арабские лидеры, оказавшие Багдаду поддержку на словах.

– Первой из арабских стран иракскую агрессию осудила Сирия. Был ли един арабский мир в осуждении нападения Ирака на Кувейт?

– У Сирии Хафеза Асада были очень плохие отношения с Ираком Саддама Хусейна. В обоих государствах у власти стояла партия «Баас». Однако иракская «Баас» враждовала с сирийской. Во время Ирано-иракской войны Сирия была единственной арабской страной, занимавшей проиранскую позицию. Все остальные поддерживали Ирак, считая, что он защищает их от Хомейни. Неудивительно, что Сирия резко осудила вторжение Ирака в Кувейт.

3 августа 1990 года для обсуждения возникшей ситуации собрался Совет Лиги арабских государств, в которую входила тогда 21 страна. Большинством голосов была принята резолюция, которая повторила резолюцию СБ ООН от 2 августа. Против проголосовали Ирак, Йемен, Судан, Мавритания, воздержались Организация освобождения Палестины и Иордания. Представитель Ливии на этом заседании отсутствовал. Единства не было, как его не оказалось и на общеарабском саммите, проходившем 9–10 августа 1990 года. Разброд мнений в Лиге арабских государств в связи с агрессией Ирака против Кувейта продолжался долго. Следующий общеарабский саммит состоялся только через шесть лет.

Иранские солдаты на фронте в 1988 году

Иранские солдаты на фронте в 1988 году

МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЕ СИЛЫ

– Была ли угроза для Саудовской Аравии со стороны саддамовского Ирака?

– В каком-то смысле была. В Кувейт Ирак вторгся очень крупной военной группировкой, насчитывавшей примерно 120 тыс. солдат. Соотношение сил Ирака и Саудовской Аравии составляло 17:1. Явной ошибкой Саддама Хусейна стало то, что эту группировку он подтянул вплотную к границе с Саудовской Аравией и иракские танки трижды проникали на ее территорию, продвигаясь на несколько километров вглубь страны (правда, после протестов отходили назад). Эр-Рияд учитывал, что перед вторжением Хусейн обвинял в разных грехах, в том числе и в перепроизводстве нефти, не только Кувейт, но и Объединенные Арабские Эмираты. Достичь же ОАЭ иракцы могли лишь пройдя через территорию Саудовской Аравии. Поэтому у саудовского короля Фахда были серьезные причины беспокоиться за собственную безопасность и безопасность страны.

Антисаддамовскую коалицию и многонациональные силы удалось создать быстро. Общая обстановка того времени способствовала их формированию на очень широкой основе. В коалицию вошли США, Канада и многие европейские страны, включая некоторых участников Варшавского договора, ряд государств Латинской Америки, арабского мира и Африки, а также Пакистан, Индонезия, Австралия, Новая Зеландия. На момент начала операции «Буря в пустыне» коалиция состояла из 27 государств, а к моменту ее окончания – из 37. Советский Союз не принимал участия в формировании многонациональных сил антииракской коалиции, хотя Кувейт, Саудовская Аравия и США активно приглашали нас это сделать. Но политическую поддержку СССР оказывал Кувейту с первых же часов агрессии.

Замечу, что Совет Безопасности ООН не имел прямого отношения к образованию коалиции. Она была создана не на основании решений СБ, а в порядке реакции на призыв Кувейта о помощи. Однако оружие коалиция пустила в ход, только когда истек срок (до 15 января 1991 года), установленный СБ ООН для вывода иракских войск из Кувейта. К разработке военных планов антииракской коалиции Совет Безопасности также отношения не имел.

Таким образом, «Буря в пустыне» не была операцией по поддержанию мира или по принуждению к миру, какие проводятся время от времени под эгидой ООН и силами контингентов, которые формирует ООН и которые подотчетны Совету Безопасности. Коалиция 1991 года из другой категории: она возникла как ответ на призыв жертвы агрессии о помощи, что тоже вполне укладывается в положения Устава ООН.

– Какие цели преследовал Вашингтон в войне против Ирака?

– Война разразилась для США неожиданно. После вторжения иракских войск в Кувейт Соединенные Штаты вместе с другими странами стали добиваться их вывода, восстановления территориальной целостности Кувейта, возмещения ему причиненного агрессией ущерба и наложения на Ирак – через решение Совета Безопасности – военных и финансово-экономических ограничений.

Нет никаких подтверждений версии, что Соединенные Штаты хотели свергнуть Хусейна. Такую идею ни публично, ни в частных беседах не высказывал ни президент США Джордж Буш-старший, ни другие официальные лица страны. План военной кампании не предусматривал оккупации Ирака. Вхождения войск коалиции в иракские населенные пункты не предполагалось. Все ограничивалось освобождением Кувейта и проникновением на прилегающие к нему пустынные территории Ирака с целью недопущения контрнаступления иракских войск. Вся наземная фаза операции «Буря в пустыне» уложилась ровно в сто часов. Она прекратилась, как только Багдад заявил о том, что принимает к исполнению все 12 резолюций СБ ООН, касающихся Кувейта.

Показательно еще одно важное обстоятельство. Когда стало известно о капитуляции Хусейна, на юге Ирака восстали шииты, а на севере страны – курды. Находившиеся же в южной части Ирака американские войска совершенно спокойно, не пошевелив пальцем наблюдали за тем, как саддамовские войска танками и вертолетами подавляли восставших шиитов. Это говорит о том, что в то время у руководства США и мысли не было о смене режима в Ираке, хотя, случись что с Хусейном, слёз по нему на Западе никто бы не пролил.

– Какова была политика президента СССР Михаила Горбачева в отношении кувейтского кризиса?

– Горбачев в самом начале этого кризиса без колебаний утвердил рекомендованный ему МИД СССР политический курс. Следуя ему, Советский Союз осудил вторжение Ирака в Кувейт и настаивал на безоговорочном выводе иракских войск. Было решено приостановить поставки Ираку советского оружия. Характерной чертой нашей политики было стремление разрешить кризис мирным путем.

На встрече в Хельсинки президент СССР Михаил Горбачев и президент США Джордж Буш-старший договорились о совместной инициативе проведения мирной конференции по Ближнему Востоку. 1990 год

На встрече в Хельсинки президент СССР Михаил Горбачев и президент США Джордж Буш-старший договорились о совместной инициативе проведения мирной конференции по Ближнему Востоку. 1990 год

УСИЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ США

– Какие долговременные последствия имели оккупация Ираком Кувейта и операция «Буря в пустыне»?

– Кувейт был полностью разграблен. Кроме того, перед уходом иракские войска подожгли свыше 800 нефтяных скважин и выпустили в Персидский залив имевшиеся запасы нефти. На восстановление страны пришлось затратить много сил и средств. И все же через десять лет там не осталось даже следов, которые напоминали бы о трагических событиях 1990–1991 годов. Чего не скажешь о сильно пострадавшем от «Бури в пустыне» Ираке. Это тоже одно из тяжелых последствий кризиса.

Неприятным итогом для СССР стало существенное усиление позиций США в зоне Персидского залива. Хотя Соединенные Штаты очень оперативно вывели оттуда свои войска, но сам факт, что у власти в Ираке остался Хусейн, сохранивший крупные вооруженные силы, побудил страны Персидского залива проситься под американский военный «зонтик», и США с большим удовольствием создали в регионе сеть своих военных баз. Это долговременный итог авантюры Саддама.

Другим неприятным последствием кризиса для нас стало то, что положение Ирака, который прежде выступал важным военным, экономическим и политическим партнером СССР, было теперь весьма плачевным. Образно говоря, эта птица, раньше иногда летавшая вместе с советской стаей, после кувейтской авантюры оказалась с подрезанными крыльями и перебитой лапой. Против Ирака ввели всякого рода ограничения, которые серьезно затруднили сотрудничество с ним. Сократились и возможности Багдада пользоваться теми средствами, которые он получал от экспорта нефти.

Однако нельзя сказать, что СССР оказался в абсолютном проигрыше. Во время кризиса и после него в том числе и укрепились наши позиции в зоне Персидского залива: появились советские посольства в Саудовской Аравии и Бахрейне, были полностью восстановлены дипломатические отношения Советского Союза с Израилем.

Следствием кувейтских событий, имеющим очень большое значение, я считаю и то, что еще в ходе встречи Горбачева и Буша, проходившей в Хельсинки в сентябре 1990 года, была достигнута договоренность, что сразу после урегулирования этого кризиса СССР и США выступят с инициативой проведения мирной конференции по Ближнему Востоку. Мы несколько десятков лет добивались созыва такой конференции, и наконец она состоялась осенью 1991 года в Мадриде. На ней впервые удалось посадить за стол переговоров Палестину и Израиль. С тех пор, хоть и с перерывами, формат таких двусторонних переговоров сохраняется. Постепенно, шаг за шагом палестинцы оформляют свою государственность.

– В книге «МИД. Кремль. Кувейтский кризис» вы назвали эти события в зоне Персидского залива одним из «самых поучительных явлений международной жизни». В чем же их уроки?

– Один из очевидных уроков состоит в том, что прямая, лобовая агрессия одного государства – члена ООН против другого с целью поглощения последнего является в глазах мирового сообщества абсолютно неприемлемой. И это чрезвычайно важный урок, поскольку в мире полно территориальных притязаний одних стран к другим. Особенно в Африке, где колонизаторы проводили границы, разделяя народы. И если считать позволительным решать территориальные проблемы вооруженным путем, то в мире воцарится хаос.

Не урок, а опыт проведенной операции «Буря в пустыне» заключается в том, что возник новый тип войны – войны на расстоянии, без непосредственного соприкосновения с противником. В таком ключе прошла вся первая – воздушная – фаза операции. Как мы знаем, эта тактика потом была применена натовцами в Югославии. Думаю, что и наши военные серьезно изучили операцию «Буря в пустыне».

Кроме того, кувейтский кризис – это «настольная книга» для политических деятелей, рассказывающая о том, как не следует поступать. Саддам Хусейн совершил массу ошибок. Их учитывают, надо полагать, и сегодня.

Воздушная фаза операции «Буря в пустыне». Разгром иракской бронетанковой колонны на марше

Воздушная фаза операции «Буря в пустыне». Разгром иракской бронетанковой колонны на марше

– Извлек ли сам Ирак уроки из кризиса?

– Нет. Об этом говорят дальнейшие действия Хусейна, которые привели к трагическим последствиям – как для него, так и для всего иракского народа. Ситуация в Ираке после 1991 года развивалась не лучшим образом. В итоговой резолюции No 687 Совета Безопасности ООН перечислялись требования к Ираку. При условии соблюдения этой и других резолюций перед страной открывалась возможность постепенно урегулировать ситуацию и прийти к тому, что эти требования отпали бы. Советский Союз настоял на включении в итоговую резолюцию пункта о периодическом пересмотре ее положений в свете того, как идет их выполнение. К сожалению, везде, где возможно, Саддам Хусейн прибегал к тактике проволочек и чинил препятствия для осуществления контрольных миссий. Постоянные конфронтации между Ираком и СБ ООН, между Ираком и Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) стали поводом для вторжения Соединенных Штатов в Ирак в 2003 году без разрешения Совета Безопасности. Агрессию не поддержали Франция, Германия и Россия, но у президента США Джорджа Буша-младшего были свои представления о том, как надо действовать в Ираке. Итог известен.

– Что побудило США в обход ООН начать войну с Ираком и расправиться с Хусейном?

– Главной целью было объявлено искоренение саддамовского режима, якобы готовившегося использовать оружие массового уничтожения, а также ликвидация тогдашних государственных институтов Ирака, его вооруженных сил и спецслужб, партии «Баас».

– Зачем?

– С точки зрения американцев, это должно было послужить делу продвижения идей демократии.

– Они искренне так считали?

– Нет, конечно. Хотя романтики есть в каждой стране, но в основе курса Вашингтона лежал голый цинизм. США хотели, уничтожив саддамовский режим, создать новый, во всем им послушный. Этого они в какой-то мере добились. Но какой страшной ценой для иракского народа! Ирак до сих пор пребывает в состоянии хаоса и неутихающей гражданской войны, непрестанных межрелигиозных и межэтнических распрей, непрекращающихся террористических актов. Полученный же в Ираке опыт расшатывания государственных и общественных устоев Вашингтон, к сожалению, стал применять и в других местах.

Беседовал Олег НАЗАРОВ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *