Влияние исламского фактора на характер и содержание современных международных политических процессов

Исламский мир является одним из наиболее значимых структурных компонентов системы международных отношений. Все основные события современной мировой политики, так или иначе, связаны с исламским миром или же отдельными его элементами. Это определяет необходимость понимания его основных сущностных признаков, а также причин и условий, формирующих так называемый исламский фактор и характер его влияния на современные политические процессы в мире.

В понятии «исламский мир» принято выделять три основных аспекта: религиозно-культурный, географический и политический [4, 7].

В религиозно-культурном отношении исламский мир представляет собой мировое сообщество единоверцев, связанных общими религиозными и культурными ценностями, образом жизни. Для этого аспекта употребляется термин «умма» ‒ мусульманская община. Важнейшей сущностной характеристикой уммы являются отсутствие концентрации внимания на национальных или этнических различиях. Для уммы не существует государственных границ, мусульмане готовы помочь единоверцам, где бы они ни находились [4, 7]. Данные концептуальные положения уммы, определяют привлекательность религиозных постулатов Ислама и придают ему значительную мобилизующую силу.

Географический аспект исламского мира определяется ареалом распространения Ислама на Планете.

В настоящее время мусульмане составляют 23% жителей земли и являются носителями собственной исламской цивилизации. 60% мусульман проживают в Азии, 20% – на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Фактически непрерывный исламский ареал охватывает все восточное полушарие, начиная от Западной Сахары до Китая, Малайзии и Индонезии.

По различным оценкам численность мусульман в мире превышает 1,5 млрд. человек. При этом одной из наиболее значимых тенденций глобального уровня является рост численности мусульманского населения. Так, в частности по данным доклада американского исследовательского центра «Pew Research Cente» в 2010 году их численность возросла до 1,6 млрд., выдвинув эту конфессию на второе место после Христианства [11]. С учетом динамики прироста представителей данных религиозных направлений к 2050 году их численность фактически сравняется, составив соответственно 2.6 млрд. – представителей Христианской конфессии, 2,3 млрд. – представителей  Ислама.  В целом же в настоящее время мусульмане составляют 23% жителей земли и являются носителями собственной исламской цивилизации. 60% мусульман проживают в Азии, 20% – на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Фактически непрерывный исламский ареал охватывает все восточное полушарие, начиная от Западной Сахары до Китая, Малайзии и Индонезии.

При этом сам по себе ареал распространения Ислама в географическом отношении принято разделять: на исламский запад, объединяющий мусульман Западной Европы и США; исламский север  ‒ мусульманское население центрально-азиатских стран, России и Китая; исламский юго-восток ‒ мусульманское население Индонезии, Бангладеш и некоторых других страны Южной и Юго-Восточной Азии; исламский юг ‒ мусульманское население ряда стран Африканских континента.

Особым элементом в системе исламского мира является, так называемый «исламский Восток», куда входит большинство арабских стран, а также Иран. Значимость данного региона в исламском мире обусловлена тем, что именно на этой территории расположены исторические центры зарождения мусульманской религии ‒ Мекка и Медина. Здесь же формировались культурные, политические и экономические особенности, позволяющие говорить об исламе как о самостоятельной цивилизации со всеми присущими ей атрибутами. Значимость региона определяется также и тем, что именно здесь получил распространение арабский язык, являющийся важнейшим средством интеграционного взаимодействия мусульман всего мира.

Политическая составляющая исламского мира представлена мусульманскими или исламизированными странами, т.е. государствами,  основное население которых исповедует ислам или мусульманской является его титульная нация. В настоящее время к этой категории относится 41 государство  ‒ Иран, Афганистан, государства Ближнего Востока и ряд стран Юго-Восточной Азии. В своей совокупности они составляют более четверти членов ООН.

Помимо этого существенный сегмент политической составляющей исламского мира формируют государства, в которых  мусульмане, как например, в России, Китае, Индии являются влиятельным меньшинством.

В целом же зона распространения Ислама охватывает порядка 120 стран мира. Значительная часть мусульманских стран, а также стран, в которых мусульманское население составляет влиятельную часть населения, объединены в международную межправительственную Организацию Исламского сотрудничества (57 государств), являющуюся самой крупной межправительственной организацией мусульманского мира. По количеству членов она представляет собой второе по масштабности государственно-политическое объединение после ООН.

Все это в совокупности формирует содержание так называемого «исламского фактора», в основе которого лежит усиливающиеся влияние Ислама, а также исламских государств, организаций и движений,  в том числе структур радикального толка на политические процессы, как в рамках отдельных государств, так и на уровне мирового сообщества в целом.

Среди наиболее значимых сущностных характеристик исламского фактора в современной мировой политике, представляется возможным выделить:

  • Сравнительная молодость  Ислама, определяющая его как динамично развивающуюся религиозную систему, основную на актуальных для современного этапа ценностно-мировоззренческих установках. Ислам значительно моложе по временным рамкам (14 столетий) всех остальных мировых конфессий и именно поэтому ему присущи активные, в том числе радикальные формы и методы утверждения своих религиозных догматов в различных регионах мира.
  • Притягательность основных религиозных догматов для значительной части населения в той или иной мере, сталкивающихся с проявлениями несправедливости и угнетения. Ислам воспринимается его сторонниками как лучшая идеология, образ жизни, защитник угнетенных, идеал государства и общества, панацея от всех бед.
  • Высокая степень политизации Ислама. Религия в мусульманских странах играет более значительную роль в общественной практике, чем политические партии и общественные организации. Вследствие этого культовые исламские учреждения являются основными центрами общественно-политической жизни, формируя мировоззрение верующих и их отношение к политико-правовым вопросам, в том числе международного уровня.
  • Универсальность Ислама, определяемая взаимосвязью религиозных и светских аспектов жизнедеятельности мусульманских сообществ. Ислам представляет собой не просто религиозное учение, но и образ жизни, характеризующийся тесной взаимосвязью духовных, светских и религиозно-политических функций.
  • К сильной стороне исламского мира можно отнести то обстоятельство, что он мало восприимчив к западным культурным, морально-этическим и политическим ценностям, а в ряде случаев открыто их отторгает. При этом навязывание западных моделей ведет, как правило, к усилению влияния Ислама на широкие массы населения.
  • Пассионарность приверженцев Ислама, проявляющаяся в стремлении к защите и утверждению исламских идеалов, в том числе военно-силовым путем и ценою самопожертвования.

Все эти свойства и характеристики определяют феномен ислама, как религиозно-мировоззренческой парадигмы, а также характер и содержание его влияния на мировые политические процессы.

Эволюция современного исламского мира в значительной мере обусловлена так называемым «исламским пробуждением (50-60-ые годы XX столетия), в рамках которого произошла консолидация исламского мира на почве неприятия использования его ведущими государствами мирового сообщества того времени в своих интересах и становления Ислама в качестве одного из наиболее значимых факторов мировой политики.

Примечательно, что именно в этот период начали создаваться различного рода межгосударственные объединения, как на этнической, так и на конфессиональной (исламской) основе.

Первой такой организацией стала Лига арабских государств. Решение о создании Лиги было принято на Александрийской конференции в октябре 1944 года, а 22 марта 1945 года на конференции в Каире был подписан Пакт, положивший начало ее существованию. важнейшим предназначением Лиги арабских государств, как следует из ее уставных документов, являлось «укрепление связей между государствами, участвующими в ней, выработка единой политической линии для осуществления сотрудничества между ними, защита их независимости и суверенитета» [5].

Одним из наиболее значимых феноменов Лиги являлось то, что она объединила в своем составе государства, как с революционно-республиканскими, так и с монархическими режимами правления. На протяжении длительного времени, вплоть до событий «арабской весны» ЛАГ являлась достаточно эффективной площадкой для сглаживания противоречий между арабскими государствами и была одним из важнейших факторов обеспечения региональной безопасности.

Значимым фактором консолидации мусульманских и, прежде всего, арабских стран стало образование (по инициативе Венесуэлы)  Организации стран-экспортеров нефти ‒ ОПЕК. На практике это означало, что страны – экспортеры нефти, посредством ОПЕК возложили на себя полномочия по реализации ценовой политики в сфере мировой торговли углеводородами.

Впервые в мировой практике ОПЕК продемонстрировала свою значимость посредством введения эмбарго на продажу нефти в Соединенные Штаты и другие страны, поддержавшие Израиль в войне 1973 года, а также повышением цены на сырую нефть втрое. Эти действия стали толчком к сильнейшему мировому экономическому кризису второй половины 1970-х годов, вошедшему в историю под названием «первый  нефтяной шок» и вывели ОПЕК на уровень достаточно значимых акторов мировой политики, способных оказывать влияние на ее развитие.

В последующем ОПЕК не раз использовала ценовой фактор как инструмент давления на страны, зависимые от нефтяной конъюнктуры. Так, в частности в 1986 году руководство Саудовской Аравии, доминировавшей в ОПЕК, под давлением  США спровоцировало резкий обвал цен на нефть.  Цена на нефть в 1986 году упала с более чем $30 за баррель в ноябре 1985 года до почти $10 к июлю 1986  года. Экспорт нефти, ставший к тому времени основным источником валютных поступлений СССР стал фактически нерентабельным [2, 39].

Мощный импульс усилению исламского фактора в мировой политике придала Исламская революция в Иране 1978 ‒1979 годов.

Победа революции под исламскими лозунгами и установление теократического режима в одной из ведущих стран исламского мира, провозглашение курса во внешней политике на формирование «исламского миропорядка» ‒  все это способствовало восприятию Ислама в качестве мощного политического ресурса, повышению его авторитета, особенно в мусульманской среде.

В то же время заявления лидера Исламской революции аятоллы Хомейни об экспорте ее идей в другие страны вызвало резкое неприятие со стороны представителей суннитского большинства населения Среднего и Ближнего Востока и, особенно у представителей суннитских монархий региона (Саудовской Аравии, Катара, Кувейта, ОАЭ, Бахрейна и др.). Это в свою очередь углубило  противоречия между двумя основными направлениями в исламе суннитами и шиитами и способствовало расколу в исламском мире не только по религиозным, но и по политическим мотивам.

С целью воспрепятствования экспансии идей иранской исламской революции был принят ряд мер, предусматривающих,  с одной стороны, усиление процессов консолидации монархических государств с теократической основой. Для этого была создана еще одна организация  ‒ Совет Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ), объединивший в своем составе шесть арабских монархических государств (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия). Помимо этого, руководством суннитских монархий было инициировано установление над ними протектората США, как потенциального гаранта их безопасности.

Начавшаяся же ирано-иракская война, помощь оказанная Ираку со стороны суннитских аравийских монархий политизировали противоречия между представителями двух основных направлений в Исламе: суннитами и шиитами.

И все же, несмотря на эти противоречия, интеграционные процессы в исламском мире были продолжены и нашли свое воплощение в реализации ряда интеграционных проектов под эгидой Организация Исламского сотрудничества (до 2011 года – Исламская конференция).

Организация явилась важнейшим структурным элементом исламского мира. В нее помимо стран-членов ЛАГ вошли также государства Азии и Африки с населением преимущественно мусульманского вероисповедания. Примечательно, что побудительными мотивами для ее создания стали поражения арабской коалиции в войне против Израиля в 1967 году, а также поджог мечети Аль‑Акса в Иерусалиме в 1969 году. Это в значительной мере предопределило цели ОИК:

  • содействие исламской солидарности между странами-участницами;
  • укрепление сотрудничества между ними в экономической, социальной культурной, научной и других важных сферах деятельности;
  • координация действий для защиты святых мест;
  • поддержка борьбы палестинского народа в получении своих прав и своей территории и др. [7]

Таким образом, посредством создания ОИК и реализуемой ею концепции «исламской солидарности» было заявлено об институализации нового фактора мировой политики ‒ исламского.

Несмотря на то, что странам-участницам присущи различные, зачастую диаметральные подходы к важнейшим международным и внешнеполитическим проблемам, тем не менее, ОИК были инициированы масштабные интеграционные проекты, предполагающие, в частности,  формирование «Мусульманского общего рынка» [3]. Его составными элементами призваны были стать такие учреждения, как: Исламский банк развития, Исламское агентство международной информации, Организация исламских государств по радиовещанию, Исламская палата по торговле, промышленности и товарообмену, Организация исламских капиталов, Исламская ассоциация судовладельцев, Исламская ассоциация по цементу, Союз исламских государств по телекоммуникации и др.

В результате, произошло создание ряда международных мусульманских организаций, в целях и деятельности которых была заложена идея исламского единства, а также возможного дублирования международных организаций глобального уровня.

Данная тенденция нашла отражение и в сфере разработки и принятия международных документов. Так, в частности были приняты: Исламская Декларация прав человека (вместо Всеобщей Декларации прав человека); Договор о борьбе против международного терроризма, разработанный ОИС в соответствии с шариатом и т.д.

Помимо этого интеграционные проекты активно реализовывались под патронажем мусульманских стран на уровне неправительственных организаций, в том числе радикально-экстремистского толка.

Самой известной и влиятельной стала Всемирная исламская лига (создана в 1962 году по инициативе Саудовской Аравии). Среди других структур подобного рода следует отметить:

  • Народную исламскую конференцию (сформирована в 1991 году под патронажем Ирана и Судана),
  • Всемирное исламское народное руководство (создано в 1989 году по инициативе бывшего лидера Ливии М. Каддафи).
  • Движение «Талибан» (при непосредственном участии США) и ряд других структур, сформировавшие в последующем основу для создания террористических группировок Аль-Кайды и ИГИЛ (деятельность указанных организаций запрещена на территории Российской Федерации).

Вследствие всех этих процессов уже к началу 80-х годов XX столетия стало очевидно, что мусульманская религия переживает бурное возрождение, она уже превратилась в самостоятельную политическую силу практически во всех мусульманских государствах и играет все более заметную, роль и на международной арене.

Начавшиеся процессы глобализации и реализация концепции «Нового мирового порядка», провозглашенной президентом США Дж. Бушем-ст. 11 сентября 1990 года способствовали дальнейшей политизации Ислама. В этом плане весьма показателен тот факт, что террористическая акция «911» была устроена ровно через 11 лет после заявления Дж. Буша-ст. о «Новом мировом порядке».

Примечательно также и то, что именно в этот период вышли известные работы С. Хантингтона, в которых была сформулирована концепция  «столкновения цивилизаций» [8]. Главная идея этой концепции сводилась к тому, что на смену противостоянию идеологий идет или уже пришло противостояние цивилизаций. По мнению С. Хантигтона в формирующемся мире отношения между государствами и их группами, представляющими различные цивилизации, близкими быть не могут; напротив, зачастую они обречены носить антагонистический характер. На макроуровне, по его словам,  основной водораздел проходит между Западом и «всеми остальными», причем наиболее острые конфликты будут вспыхивать между мусульманскими и азиатскими обществами, с одной стороны, и Западом – с другой [9].

Предположения С. Хантингтона, а также ряда других американских аналитиков (Б. Льюиса, М. Крамера, Ш. Хантера, Дж. Хиппера), прогнозировавших «столкновение цивилизацией», «межцивилизационный излом», «трение идентичностей» и другие виды конфронтации с исламским миром фактически предвосхитили последующее развитие событий и стали реальностью в начале XXI столетия.

Причиной этому во многом стало стремление пришедшей к власти в США в 2001 году администрации президента Дж. Буша-мл. переформатировать политическое пространство Ближнего и Среднего Востока под американские национальные интересы в рамках реализации внешнеполитической доктрины «Большой Ближний Восток».  При этом сам по себе «Большой Ближний Восток», по видению американских геостратегов, представлял обширное пространство, охватывающее большое количество стран от Северной Африки до западных границ Китая (включая страны Прикаспийского региона, Центральной Азии, Афганистан и Пакистан).  Важнейшей особенностью этого региона является то, что включает он в свой состав территорию с преимущественно исламского вероисповедания, что позволило определить его Зб. Бжезинскому и другим американским геополитикам, как «исламский пояс» или «исламскую дугу кризиса».

Разработанная в период избирательной кампании Дж. Буша-ст. и принятая  к исполнению администрацией Дж. Буша-мл. данная стратегия стала обоснованием попытки утверждение новой геополитической конструкции – однополярного мира под эгидой США.

Военные действия США и их союзников против движения «Талибан» в Афганистане, вторжение в Ирак и последующая оккупационная политика в нем, участие во внутрисирийском  конфликте и другие военно-силовые акции на Ближнем и Среднем Востоке были восприняты в исламском мире как акты агрессии не только по отношению к конкретным государствам, но и исламском сообществу в целом.

Это стало еще одним мощным импульсом для консолидации исламского мира, инициировавшем его мобилизации на противодействие процессам подчинения его интересам США и их союзников, с одной стороны, а с другой, ‒ стремления оказывать активное воздействие на политические события и процессы, причем не только в ареале традиционного распространения Ислама, но и за его пределами.

Так, в ряде правительственных и неправительственных структур исламского мира разрабатываются «исламская теория международных отношений» и «исламские концепции миропорядка и международной безопасности», концепция «исламской солидарности и мусульманской общности», идея создания «исламских объединенных наций» и другие проекты расширения ареала исламского мира.

Практическая реализация данных проектов уже находит свое отражение в экономической, духовной, политической, и, особенно демографической экспансии исламского мира за пределы традиционного распространения Ислама.

Прежде всего, это проявляется в усилении влияния исламских центров на мировую экономику. В значительной мере это обусловлено тем, что 2/3 мировых запасов энергоносителей ‒ нефти и газа ‒ расположены на территории мусульманских государств. При этом все нефтяные ресурсы находятся во введении органов государственной власти, что позволяет не только проводить эффективную социальную политику внутри страны, но и оказывать влияние на экономическое развитие отдельных стран и регионов, а также в целом на мировую экономику.

К этому следует добавить и финансовое могущество богатых исламских государств, основанное на поступлении средств от экспорта нефти и газа. При этом значительная часть финансовых средств нефтедобывающих мусульманских стран вкладывается в экономику западных государств, способствуя, с одной стороны, ее развитию, а с другой ‒ создавая определенные элементы зависимости этих государств от исламских доноров.

Повышает значение данного фактора и постоянное наращивание военного потенциала мусульманских государств. Это достигается главным образом путем приобретения новейших образцов оружия, создания современной военной инфраструктуры. Некоторые исламские государства уже имеют на вооружении ракеты; а Пакистан, где довольно сильно влияние исламистов, обладает даже ядерным оружием, которое, по мнению некоторых представителей пакистанской политической и духовной элиты, следует сделать достоянием всего исламского мира [1, 35].

Другим важнейшим направлением усиления роли Ислама  является миссионерская деятельность, осуществляемая государственными структурами и различными неправительственными исламскими организациями и фондами. Миссионерскую деятельность осуществляют практически все мусульманские государства. Наиболее же крупными финансовыми донорами являются Саудовская Аравия,  Катар, Кувейт, ОАЭ, Иран.

Миссионерство является важнейшим инструментом внешней политики, как отдельных мусульманских стран, так и всего исламского мира. Целью его является не только поддержка мусульманских общин за рубежом, но и финансирование различного рода антиправительственных организаций и движений, в том числе в странах самого исламского мира. Наиболее показательными в этом плане стала поддержка вооруженных оппозиционных организаций и движений в странах Ближнего и Северной Африки в ходе, так называемой «арабской весны».

Активно занимаются миссионерской деятельностью в различных частях мира, в том числе и в России такие неправительственные организации, как: «Лига исламского мира», «Всемирный исламский совет призыва и спасения» (штаб-квартира в Каире), «Всемирная исламская благотворительная организация» (штаб-квартира в Эль-Кувейте), саудовский фонд «Ибрахим Ааль-Ибрахим» и др.  Большую роль в миссионерской деятельности играет расположенный в Каире университет «Аль-Азхар», где обучаются представители практически всех мусульманских государств, а также высшие религиозные учебные заведение ряда других мусульманских государств.

Помимо миссионерской деятельности в качестве мотивированных религиозными соображениями широкое распространение получила политика мусульманских государств по оказанию помощи и поддержки мусульманским общинам в других мусульманских и немусульманских государствах, защита их прав на международном уровне.

В результате мусульманские государства оказались втянутыми во внутриполитические процессы других стран, межнациональные, межконфессиональные конфликты на их территории. На практике это уже место в Ливане, на территории бывшей Югославии, в России на территории Северного Кавказа, в Афганистане и ряде других стран. Особое значение подобного рода деятельность обрела в ходе масштабного геополитического проекта «арабская весна», когда в результате поддержки Саудовской Аравии и Катара были свергнуты политические режимы в Тунисе, Египте, Ливии, а также в рамках внутрисирийского конфликта.

Важнейшим направлением влияния исламского мира на политические процессы как регионального, так и глобального уровня стала миграция мусульман за пределы ареала традиционного распространения Ислама.

Резонансным в этом плане стал миграционный кризис, поразивший страны Европейского Союза с апреля 2015 года, в связи неконтролируемым потоком беженцев и мигрантов из зон вооруженных конфликтов Ближневосточного региона, а также ряда африканских и азиатских государств с неблагоприятными социально-экономическими условиями. Согласно оценкам европейских аналитиков, ситуация с нелегальными мигрантами в данный момент в странах Евросоюза является наиболее острым кризисом с перемещенными лицами со времен Второй мировой войны[1].

Несмотря на, что в настоящее время острота  данного кризиса несколько снизилась, тем не менее, оснований считать, что он преодолен нет. Напротив, концентрация в европейских мусульманских общинах приверженцев радикальных исламистских установок дестабилизирует ситуацию, как в отдельных странах, так и в целом в европейском сообществе.

Наиболее вероятными следствиями массовой неконтролируемой миграции  в страны Европейского Союза является эскалация напряженности, этноконфессиональной конфликтности, проявления экстремизма и терроризма, реанимация радикальных нацистских настроений и другие деструктивные явления.

Все это оказывает значимое влияние на развитие современных мировых политических процессов и свидетельствует о том, что исламский мир на рубеже второго и третьего десятилетий XXI века становится одним из важнейших акторов мировой политики, позицию и интересы которого вынуждены учитывать все наиболее значимые мировые политические центры.

Бочарников Игорь Валентинович,
руководитель Научно-исследовательского центра проблем национальной безопасности,
профессор кафедры «Информационная аналитика и политические технологии» МГТУ имени Н.Э. Баумана,
доктор политических наук


[1] Миграционный кризис в Европе / под ред. А. П. Кошкина. – Вып. 6. – М: ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г. В. Плеханова», 2016. – С. 11.

Литература и источники

  1. Аллисон Г. Ядерный терроризм: самая страшная, но предотвратимая катастрофа. Пер. с англ. – М., 2007. – С. 35
  2. Антироссийские санкции: история и современность: информационно-аналитический вестник. – Вып. 7. – М.: ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г. В. Плеханова», 2016. – С. 39.
  3. Жданов Н.В. Исламская концепция миропорядка. – М.: Издательство «Международные отношения», 2003. – 568 с.
  4. Ислам в мировой политике в начале XXI века: учеб, пособие / Под ред. Л.М. Ефимовой, М.А. Сапроновой; [А.М. Ахунов, В.А. Ахмадуллин, Р.И. Беккин и др.]. – М.: МГИМО-Университет, 2016. – С. 7.
  5. Лига арабских государств. Досье. Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/info/1845649.
  6. Миграционный кризис в Европе / под ред. А. П. Кошкина. – Вып. 6. – М: ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г. В. Плеханова», 2016. – С. 11.
  7. Устав ОИС http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/299692.
  8. Хантингтон С.  Столкновение цивилизаций? //Полис. – 2004. – С. 33-48.
  9. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка.  http://root.elima.ru/texts/?id=462.
  10. Эволюция форм, методов и инструментов противоборства в современных конфликтах. Коллективная монография. /Ремарчук В.Н., Бочарников И.В., Гушер А.И., Микрюков В.Ю., Зиновьева О.М., Солодухин Ю.Н., Белозеров В.К., Харичкин И.К., Манойло А.В., Овсянникова О.А., Герейханов Г.П., Винокуров В.И., Ружейников В.В., Люткене Г.В., Викулов С.Ф., Зеленков М.Ю. – М.: Экон-Информ, 2016. – 218 с.
  11. The Future of World Religions: Population Growth Projections, 2010-2050 http://www.pewforum.org/2015/04/02/religious-projections-2010-2050/.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *