Террористическая группировка «Исламское государство» как закономерное следствие ближневосточной стратегии США

«Исламское государство» (ранее «Исламское государство Ирака и Леванта» ИГИЛ) террористическая организация, действующая на территории Ирака и Сирии. История этой крупнейшей за всю историю человеческой цивилизации исламистской террористической организации началась в 2006 году, когда в оккупированном Ираке объединились 11 радикальных суннитских формирований во главе с местным подразделением «Аль-Каиды» («Каида аль-джихад в Ираке»). Тогда же была принята «конституция»  «Уведомление человечества о рождении Исламского государства».

До 2013 года группировка называлась «Исламское государство Ирак» (ИГИ). Ее целью был захват суннитской части Ирака и превращение ее в военизированное исламское суннитское государство, после того как из Ирака уйдут силы международной коалиции во главе с США.

В значительной мере эта цель идеологами ИГИЛ была реализована. Как только войска стали выводиться, перманентная террористическая угроза, существовавшая в Ираке в течение всего периода его оккупации, трансформировалась в одну из наиболее значимых глобальных угроз современности.

Хотя причиной эскалации кризиса стал не вывод американских войск и их вооруженных формирований их сателлитов, а напротив вторжение США в Ирак в 2003 году. Именно это стало ключевым фактором, определяющим развитие ситуации, как в Ираке, так и в других странах региона, пораженных метастазами ИГ. О причастности США к его образованию вынужден был признать и американский президент Б. Обама. «ИГ является ответвлением «Аль-Каиды» в Ираке, которое разрослось в результате нашего вторжения,  заявил он в интервью американскому телеканалу Vice News 17 марта 2015 года,  И это пример непреднамеренных последствий» [1].

Аналогичной точки зрения придерживается и экс-премьер Великобритании Т. Блэр, заявивший о том, что ИГИЛ является порождением американского вторжения в Ирак в 2003 году [11].  В ходе интервью телеканалу CNN, Блэр извинился за ошибки, допущенные разведкой и за промахи в планировании военной операции в 2003 году.

Тем не менее, процесс формирования современного ИГИЛ был запущен именно тогда, в период вторжения США и Великобритании в Ирак под сотрясание госсекретарем США К. Пауэллом пробирки с неизвестным веществом на заседании Совета Безопасности ООН.

В апреле 2013 года путем слияния двух «филиалов» «Аль-Каиды» в Ираке и Сирии  «Исламского государства Ирак» и сирийской «Джебхат ан-Нусра»  была образована группировка под названием «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), целью которой стало создание исламского эмирата на территории Ирака, Сирии и Ливана.

10 апреля 2013 года бойцы ИГИЛ присягнули на верность лидеру «Аль-Каиды» А. аз-Завахири. Однако из-за вражды и регулярных столкновений между иракской и сирийской группировками аз-Завахири в ноябре 2013 года принял решение о роспуске ИГИЛ, с тем чтобы «Исламское государство Ирак» и «Джебхат ан-Нусра» действовали независимо друг от друга, одна  в Ираке, а другая  в Сирии. Однако ИГИЛ продолжила действовать на территории обоих государств. И уже к началу марта 2014 года под контролем ИГ находились более трети территорий Ирака и Сирии.

29 июня 2014 года ИГИЛ объявила о создании на захваченных территориях Ирака и Сирии «Исламского халифата», а «халифом» был назначен лидер организации Абу Бакр аль-Багдади. Тогда же было принято решение о переименовании группировки в «Исламское государство» (ИГ).

В середине ноября 2014 года главари ИГ договорились о взаимодействии с экстремистской группировки «Ансар Бейт аль-Макдис»,  базирующейся в Египте. На ее счету, в частности, нападение на полицейский КПП в секторе Газа, в результате которого погибли 30 египетских солдат. Есть сторонники ИГ и в самом секторе, уже на палестинской территории. Кроме того, верхушка ИГ провела встречи с талибами в Пакистане. Последние сообщения также указывают на то, что «Исламское государство» установило плацдарм в Афганистане. С заявлениями о союзе с ИГ выступили также боевики из группировки «Аль-Муджахиддин» на Аравийском полуострове, в Ливии и Йемене. Так, с 2014 года территории Ливии совершаются теракты боевиками, лояльными ИГ, боевики контролируют провинцию Дерна, некоторые районы Бенгази. В июне 2015 года исламисты захватили город Сирт. Кроме того, ИГ взяла на себя ответственность за теракты, совершенные на территории Йемена и Саудовской Аравии.

На верность Абу Бакру аль-Багдади присягнули также террористические организации из Алжира, Египта, Филиппин, Пакистана. В поддержку халифата выступила и нигерийская «Боко харам».

В январе 2015 года руководство ИГ объявило о создании эмирата Хорасан, в состав которого вошли Афганистан, Пакистан, Индия и Бангладеш. Его эмиром был назначен Хафиз Саиид Хан  один из лидеров «Талибан» в Пакистане. ИГ присягнули многие полевые командиры и рядовые боевики движения «Талибан», однако в целом отношения между этими группировками остаются напряженными. В июле 2015 года боевики ИГ опубликовали видеообращение, в котором выразили намерение захватить власть в Палестине и уничтожить Израиль.

Таким образом, метастазы ИГ стремительно распространяются не только в ближневосточном регионе, но и за его пределами, поражая все новые страны и регионы.

Карта расползания ИГИЛ от Алжира до Афганистана [7]

Карта расползания ИГИЛ

Наибольшей же опасности в сложившейся ситуации подвержены Ирак и Сирия – именно здесь сейчас решаются вопрос или же ИГ будет уничтожено, или данное террористическое образование будет диктовать свои условия, подобно тому, как это делала нацистская Германия до момента нападения на СССР.

В настоящее время в Ираке боевики ИГ контролируют ряд городов в провинциях Анбар, Дияла, Салах-эд-Дин и Найнава, в Сирии  значительную часть провинций Ракка и Дейр-эз-Зор. Согласно годовому докладу ИГИЛ, попавшему в СМИ, в 2013 году отряды группировки провели в Ираке около 10 тыс. операций, совершили 1 тыс. убийств, заложили и взорвали 4 тыс. устройств, освободили из тюрем несколько сотен экстремистов [14]. Охватившая Ирак волна насилия в 2014 году, по данным ООН, вынудила покинуть свои дома свыше 2 млн. человек. По данным ООН, более 19 тыс. мирных жителей были убиты в Ираке с января 2014 года по август 2015 года, около 30 тыс. получили ранения. На территории же Сирии, по данным Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека с июня 2014 года по июнь 2015 года боевиками ИГ были убиты более 3 тыс. человек.  И это не говоря о терактах ИГ в Ливии, которая может стать третьей базой для этой группировки, и на территории других стран (Саудовской Аравии, Туниса, США, Франции), которые ИГ приписывает своим сторонникам. После терактов в Париже в январе 2015 года стало очевидно, что война перешла границы Ближнего Востока. Опасность не только в том, что на родину возвращаются боевики, повоевавшие в Сирии и Ираке, но также в отсутствии профилактики внутри мусульманских общин. В европейских мечетях откровенно пропагандируют джихадистские ценности, и у силовых структур фактически не существует рычагов влияния на ситуацию.

Своего рода визитной карточкой ИГ является распространение видеозаписей с демонстративными казнями, уничтожением культурных памятников человеческой цивилизации, другими актами вандализма.

Все это является не только демонстрацией своей всесильности и безнаказанности, но и средством запугивания, психологического террора с тем, чтобы парализовать волю и способность населения оккупированных ИГ территорий к сопротивлению.

Причинами обретения ИГ значения наиболее острейшей угрозы жизни и безопасности народов и стран региона является ряд факторов.

С одной стороны, это обусловлено наличием у ИГ мощного военного потенциала. Группировка оснащена лучше вооруженные силы Ирака, Сирии или какой-либо иной страны региона. Это стало следствием захвата террористами целых арсеналов с оружием и боеприпасами, заготовленных США для иракских вооруженных сил. Часть этих сил и перешла на сторону ИГ во всеоружии.

Помимо этого арсеналы ИГ значительно пополнили поставки оружия, боеприпасов и техники вооруженным формированиям антисирийской оппозиции со стороны Катара, Саудовской Аравии, США, Великобритании и ряда европейских стран. По всей видимости, поставщики вплоть до настоящего времени так и не разобрались, где «умеренные террористы, а где неумеренные» и продолжают свои поставки.

Резонансным событием в этом плане стало обнародование материалов расследования, каким образом у боевиков ИГ оказались сотни джипов «Toyota Land Cruiser», «Hilux» и др., используемыми боевиками как платформы для орудий и минометов – своего рода «махновские тачанки», но в исполнении ИГ. По данному факту Антитеррористический департамент Минфина США обратился даже с запросом в компанию «Toyota». Но в результате проведенного расследования оказалось, что в 2013 – 2014 годах Госдеп США поставлял эти джипы «Свободной сирийской армии» в рамках «гуманитарной» помощи.

Не осталось в стороне от этого процесса и правительство Великобритании. Так, еще в 2013 году британская газета The Independent опубликовала материал под названием «Разоблачение: что Запад дал мятежникам Сирии», где говорится, что Великобритания направила оборудования на сумму около 8 млн. фунтов стерлингов, в соответствии с официальными бумагами, с которыми ознакомилась The Independent. Так, «помощь» состояла из пяти транспортных средств с баллистической защитой; 20 комплектов бронежилетов; четырех грузовиков (три 25-тонных и один 20-тонный); шести внедорожников; пяти небронированных пикапов; одной эвакуационной машины и пр.

Поэтому, как отмечает по этому поводу Институт мира и процветания Рона Пола, министерство финансов США должно было направить запрос не в Toyota, а в Государственный департамент США [13].

Немаловажным фактором является и человеческий фактор.

Костяк ИГ составляют боевики, сражавшиеся с американскими войсками в период их пребывания в Ираке и с силами правительства Б. Асада в Сирии. Среди командиров отрядов в ИГ преобладают иракцы, но имеется и большая прослойка саудовских моджахедов.

Достоверных данных о численности группировки нет и быть не может с учетом высокой миграции ее членов. В то же время ряд официальных источников как в России, так и в США определяют возможную численность экстремистов ИГ в 30-40 тыс. человек. По данным же иракских источников, их численность превышает 200 тыс. человек, что, конечно же, является преувеличением [9]. Несмотря на столь широкий разброс в оценках, очевидно, что численность боевиков ИГ, безусловно, велика и налицо тенденция ее роста, в основном за счет наемников из стран, не относящихся к ближневосточному региону. По информации различных источников, в рядах боевиков воюют граждане 80 стран, в том числе Франции, Великобритании, Германии, Марокко, Саудовской Аравии, США, Канады, Российской Федерации и стран СНГ. При этом количество иностранцев в рядах ИГ, по заявлению директора ФСБ России А. Бортникова, составляет до 40% численного состава. Порядка 10 бандформирований состоят из граждан России, Грузии, Украины и государств Центрально-Азиатского региона [15].

Обращает на себя внимание и портрет среднестатистического наемника, воюющего в рядах ИГ. Так, по данным эксперта рабочей группы ООН по вопросам наемников Е. Карска, в рядах ИГ воюют в основном молодые люди в возрасте 23 года и меньше. При этом речь не идет о безработных, многие члены бандформирований являются вполне обеспеченными и живут в хороших социальных условиях». Все чаще на поездку в Сирию решаются женщины [5].

Это, свидетельствует о том, что для значительной части молодежи участие в террористической деятельности воспринимается как вполне обыденное занятие, к тому же высокооплачиваемое. Все это, конечно же, расширяет социальную базу ИГ и повышает его боевые возможности.

Этому способствует ряд факторов, наиболее значимых из которых, является эффективная информационно-психологическая работа по рекрутированию наемников ИГ в различных странах. Участие в боевых действиях на стороне этой террористической организации окутывается ореолом романтики и героизма, преподносится как борьба за справедливость, за морально-нравственные ценности, в то время как современная цивилизация, особенно западная, все больше склоняется к паранормальности, легализуя однополые браки, наркотики и т.д. Все это эффективно используется вербовщиками ИГ для вовлечения молодежи, в том числе европейской и американской, для вовлечения в ряды данной террористической организации.

Немаловажным фактором усиления ИГ является и финансовая составляющая, определяемая высокими доходами, которые оно получает от криминального бизнеса. Основным источником дохода исламистов является нелегальная торговля нефтью с захваченных месторождений и нефтеперерабатывающих предприятий. В настоящее время под контролем ИГ находится 60% нефтяных месторождений, расположенных в восточных провинциях Сирии, а также примерно 5-7 месторождений и два НПЗ в Ираке. По данным израильского издания журнала Forbes, ежедневная прибыль от незаконной продажи нефти составляет около $2 млн. Цена на нефть у ИГ колеблется от $25 до $50 за баррель, и ежедневно экстремисты реализуют почти 30 тыс. баррелей [6].

Кроме того, боевики получают выкуп за заложников, занимаются рэкетом и грабежом, собирают «исламский налог» (налог за отказ принять ислам суннитского толка). В 2013 году радикалы заработали почти $63 млн. на выкупах заложников. Порядка $7,8 млн. в месяц поступают в виде поборов с местного бизнеса.

Помимо этого ИГ получает денежные средства от частных инвесторов из стран Персидского залива, поддерживающих борьбу с режимом Б. Асада. Наконец, одной из наиболее значимых статей дохода является контрабанда культурных ценностей и исторических артефактов, захваченных террористами на территории Ирака и Сирии [6].

Для мировой общественности шокирующими стали факты уничтожения древнейших памятников человеческой цивилизации в Месопотамии (Ирак) и Пальмире (Сирия). Но ведь очевидно же, что взрывается только то, что не может быть продано; то, что может,  продается через посредников на подпольных аукционах «любителям старины» стран «цивилизованного» мира.

В этом плане, по крайне мере, лицемерным выглядит заявление Госдепартамента США о вознаграждении в $5 млн. за информацию о финансировании ИГ [3]. С той системой тотальной слежки и шпионажа, утвердившейся в США, «под колпаком» у которой находятся даже главы ведущих европейских государств, выявить скупщиков краденного, при желании вполне возможно.

Но в том и дело, что этого желания, по всей видимости, и нет. Поистине прав был в свое время А. Ришелье, охарактеризовав подобную ситуацию словами: «Нет необходимости видеть зло, если нет желания с ним бороться» [8]. Именно это и демонстрируют США и их союзники как в процессе противодействия ИГ в современных условиях, так и в целом в рамках своей «антитеррористической» операции, начавшейся еще в Афганистане в 2002 году.

Те потуги, которые совершали на протяжении более трех лет американцы и их союзники в рамках борьбы с ИГИЛ, чью деятельность сами США заявлениями высших должностных лиц, в том числе президента страны обозначили в качестве наиболее значимой угрозы современной цивилизации, являют собой, по сути дела, имитацию бурной деятельности, граничащей с профанацией.

США одной рукой боролись с ИГ (ИГИЛ), нанося ракетно-бомбовые удары, жертвами которых зачастую являлись лица, не имеющие отношение к этой террористической структуре, другой же – подпитывали, их техникой и вооружением, не осознавая, что, по сути, так называемая вооруженная сирийская оппозиция и ИГ являют собой сообщающиеся сосуды.

При этом самих игиловцев бомбили очень-очень аккуратно, так чтобы не подорвать их боевой потенциал, который должен был быть направлен на свержение Б. Асада – это главная задача, которую поставили американские геостратеги перед собой и своими союзниками. Все остальное – второстепенное, сопутствующее. С ИГ, как считают, американцы можно будет покончить, после того, как они исполнят свою миссию – помогут свергнуть неугодный режим, по аналогии с созданными ими ранее Аль-Каидой, Талибаном и иными питомцами: от контрас в Никарагуа до карательных батальонов на Донбассе.

В конечном итоге сами США оказались в роли не только спонсоров терроризма, но и его заказчиком. Все это, напоминает события более чем 75-летней давности, происходившие в рамках политики умиротворения нацистов с тем, чтобы они обрушили свой потенциал на сокрушение СССР. Чем это закончилось для Европы – известно. США в ходе Второй мировой войны удалось отсидеться за океаном. На этот раз, по всей видимости, история повторяется. США, инициировав масштабные социально-политические катаклизмы в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, надеются вновь «отсидеться за океаном», Европа же уже начинает пожинать плоды «арабской весны» как в виде беженцев из стран победивших революций, так и в виде терактов в Париже в январе и ноябре 2015 года.

Бочарников Игорь Валентинович

 

Литература:

  1. Барак Обама назвал появление ИГ результатом действий США на Ближнем Востоке http://webnovosti.info/
  2. Бочарников И.В. Борьба с терроризмом: между молотом и наковальней? // Власть. 2004. № 12. С. 40.
  3. Госдепартамент США объявил о вознаграждении в $5 млн за информацию о финансировании ИГ http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2302343
  4. Гушер А.И. Геополитические и стратегические аспекты операции Воздушно-космических сил России в Сирии http://nic-pnb.ru/operational-analytics/geopoliticheskie-i-strategicheskie-aspekty-operatsii-vozdushno-kosmicheskih-sil-rossii-v-sirii/
  5. ИГИЛ платит вербовщикам до 10 тыс. долларов США http://www.novpressa.ru/news-politika.html?p2_articleid=2239.
  6. Израильский Forbes назвал ИГ самой богатой террористической группировкой http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/1567381
  7. Карта расползания ИГИЛ от Алжира до Афганистана http://sivilink.ru/igil-ot-alzhira-do-afganistana/
  8. Кнехт Р. Ришелье. М.,1997. С.31.
  9. Кто воюет в Сирии? http:/politrussia.com/world/kto-voyuet-v-809/
  10. Манойло А.В. Закат Pax Americana // Стратегия России. № 11. ноябрь. 2015. С. 23-28
  11. Тони Блэр признал, что ИГИЛ возникло из-за вторжения США в Ирак http://pravdanews.info/toni-bler-priznal-chto-igil-vozniklo-iz-za-vtorzheniya-ssha-v-irak.html
  12. Путин В.В. Руководствоваться не амбициями, а общими интересами //Стратегия России. № 11. ноябрь. 2015.
  13. Поставщиками джипов Toyota в Сирию оказались США и Британия http://newsland.com/news/detail/id/1622151/
  14. Что такое «Исламское государство» и чем оно опасно? http://muslib.ru/groups/169/journal/12003.html
  15. ФСБ: Доля иностранных наемников в ИГ достигает 40% http://www.rosbalt.ru/main/2015/10/28/1455543.html

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *