«Советские люди знали, что ведут войну за правое дело»

Михаил МягковЧего добивался Гитлер, развязывая войну против СССР? Почему оказался не готов к войне Советский Союз? Как оценить действия Сталина в первые месяцы Великой Отечественной? И что стало главной причиной срыва фашистского блицкрига? Своими размышлениями об этом с «Историком» поделился научный директор Российского военно-исторического общества, доктор исторических наук Михаил Мягков.

Великая Отечественная война началась с жесточайших поражений Красной армии, а закончилась полным разгромом нацистской Германии. Причины и того и другого нуждаются в самом тщательном и добросовестном анализе.

ПЛАНЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

– Какова была стратегическая цель Германии в войне с СССР? Что являлось сверхзадачей Адольфа Гитлера?

– Еще в 1925 году в книге «Майн кампф» Гитлер провозгласил лозунг «дранг нахостен» – натиск Германии на восток к «необъятным просторам России». К агрессии против Советского Союза немцы начали готовиться задолго до ее осуществления – с середины 1930-х. Война с Польшей, а затем кампании в Северной и Западной Европе временно переключили внимание германского командования на другие проблемы. Но и тогда подготовка к войне против СССР оставалась в поле зрения гитлеровцев.

Фюрер, несмотря на всевозможные маневры во внешней политике, всегда держал в уме геополитические цели, которые были обозначены им ранее. Подготовка к нападению на Советский Союз активизировалась после разгрома Франции, когда, по мнению фашистского руководства, был обеспечен тыл будущей войны. Главными стратегическими объектами в этой войне обозначались Ленинград, Москва, Центральный промышленный район, Донбасс, а потом и Кавказ. Сверхзадачу Гитлер видел в выходе на линию Архангельск – Астрахань. Все основные ресурсы СССР: природные, промышленные, хлеб, рабочая сила – должны были попасть в руки Третьего рейха.

– Война против Советского Союза была для Германии скорее импровизацией или же хорошо спланированной операцией?

– Импровизацией это, конечно, не было. Достаточно сказать, что для ведения войны против СССР была создана военная коалиция, основой которой стал Пакт трех держав, заключенный в сентябре 1940 года между Германией, Италией и Японией. К активному участию в агрессии привлекались Румыния, Финляндия, Венгрия. Гитлеровцам оказывали помощь правящие круги Болгарии, а также «независимых» государств Словакии и Хорватии. С нацистской Германией сотрудничали Испания, вишистская Франция, Португалия, Турция. Это была настоящая антисоветская коалиция.

Германское руководство было настолько уверено в успехе операций на востоке, что примерно с весны 1941 года приступило к детальной разработке планов дальнейших боевых действий. О замыслах верховного главнокомандования вермахта можно судить по директиве № 32 от 11 июня 1941 года, которая называлась «Подготовка к периоду после осуществления плана “Барбаросса”». Предполагалось уже осенью 1941 года приступить к завоеванию Ирана, Ирака, Египта, района Суэцкого канала, а затем и Индии, где намечалось соединение с частями японской армии. Директива № 32 и другие документы свидетельствуют о том, что после разгрома СССР и решения «английской проблемы» гитлеровцы намеревались в союзе с Японией вторгнуться на Амери канский континент. Иными словами, замыслы нацистской Германии и ее союзников имели глобальный характер и были направлены ни больше ни меньше как на завоевание мирового господства.

СООТНОШЕНИЕ СИЛ

Советские граждане слушают тревожные сообщения с фронта

Советские граждане слушают тревожные сообщения с фронта

– Почему Гитлер решил вступить в войну с СССР, не закончив войны с Великобританией? На что он рассчитывал?

– 18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву № 21 под условным наименованием «Барбаросса», содержавшую общий замысел ведения войны против СССР. Стратегической основой плана являлась теория блицкрига – молниеносной войны. Предусматривался разгром Советского Союза максимум в течение пяти месяцев – еще до того, как будет закончена война против Великобритании. Что же касается самих Британских островов, то Гитлер полагал, что они не смогут противостоять Германии после разгрома СССР.

– Как вы оцениваете степень готовности гитлеровской Германии и ее сателлитов к войне с Советским Союзом? Какими силами она располагала?

– Готовясь к войне, Гитлер интенсивно использовал экономические и людские ресурсы захваченных территорий. Напомню, что к этому времени агрессор оккупировал 12 стран Европы. Вермахт находился в зените своих зловещих побед. На пути Германии к мировому господству стоял СССР. Поэтому планы войны с ним тщательно прорабатывались, учитывался и опыт предыдущих войн с Россией.

Гитлеровский генерал Гюнтер Блюментритт писал в докладе, подготовленном для руководства сухопутных войск в мае 1941 года: «История всех войн с участием русских показывает, что русский боец стоек, невосприимчив к плохой погоде, очень нетребователен, не боится ни крови, ни потерь. Поэтому все сражения от Фридриха Великого до мировой войны были кровопролитными. Несмотря на эти качества войск, русская империя почти никогда не добивалась победы. (…) В настоящее время мы располагаем большим численным превосходством. Наши войска превосходят русских по боевому опыту. (…) Нам предстоят упорные бои в течение 8–14 дней, а затем успех не заставит себя ждать и мы победим».

Германия смогла создать хорошо управляемые мощные моторизованные группировки. Вермахт имел огромный опыт ведения войны, было налажено взаимодействие сухопутных войск с авиацией. Благодаря координации действий, новым тактическим и стратегическим приемам Германия рассчитывала быстро раздробить и уничтожить Красную армию. После этого, как полагали гитлеровцы, откроется практически беспрепятственный путь к ключевым центрам СССР – Москве, Ленинграду, Киеву, Донбассу и Кавказу.

Для «молниеносного» похода против Советского Союза были сосредоточены огромные силы – до 5 млн человек. Развернутые к западу от советских границ немецкие войска в составе трех групп армий, армии «Норвегия» и резерва главного командования сухопутных войск насчитывали 4,1 млн человек. Они были сведены в 153 дивизии и 3 бригады, которые имели на вооружении более 40 тыс. орудий и минометов, порядка 4,2 тыс. танков, 3,6 тыс. самолетов. Кроме того, Венгрия, Румыния и Финляндия выделили для войны против СССР 29 дивизий и 17 бригад – это около 900 тыс. человек, 7 тыс. орудий и минометов, 230 танков, 750 самолетов.

– Чем располагал Советский Союз на западных границах?

– В пяти приграничных округах – Ленинградском, Прибалтийском Особом, Западном Особом, Киевском Особом и Одесском – к началу войны находилось 186 дивизий, насчитывавших в общей сложности 3 млн человек, 39 тыс. орудий и минометов, 11 тыс. танков и 9,1 тыс. самолетов. Это практически половина всех танков и самолетов, которыми располагал СССР. Но эта группировка не имела того опыта ведения современной войны, какой уже был у вермахта. Большинство танковых и моторизованных группировок находились в стадии формирования.

ОШИБКИ И ОБЪЕКТИВНЫЕ ТРУДНОСТИ

Карта «План и подготовка войны фашистской Германии против СССР (план “Барбаросса”)»

Карта «План и подготовка войны фашистской Германии против СССР (план “Барбаросса”)»

– Располагая на западных границах 11 тыс. танков против 4,5 тыс. танков противника, если говорить о немцах и их союзниках, Красная армия в начале войны все же потерпела ряд тяжелейших поражений. Почему?

– В планы советского командования входило создание 20 механизированных корпусов, в каждом из которых имелось бы примерно по тысяче танков. Но до полной реализации этих планов было еще далеко. Формирование большинства корпусов не закончилось: недоставало 12 тыс. танков. К лету 1941 года танковые корпуса были сырыми, аморфными образованиями, как правило, в танках отсутствовала радиосвязь. Механизированные соединения не были укомплектованы командным составом, что сказывалось на их управляемости и боеспособности. Для танков не хватало подготовленных экипажей. Мало их было и для новых самолетов.

правое дело 3– Но ведь и имевшиеся силы в начале войны зачастую использовались плохо…

– Да, это так. Как действовали немцы, когда их танковые соединения встречались с нашими? Немцы отводили свои танки вглубь, а вперед выдвигали противотанковую артиллерию, которая выбивала советские танки. Затем организовывался еще и авиаудар. И только после этого в дело вступали немецкие танки и пехота. Этой последовательности действий гитлеровцы четко придерживались. А советское командование просто бросало вперед свои танковые корпуса, которые противник быстро уничтожал. Большое превосходство в танках и авиации было растеряно в первые же дни войны.

Сказалось то, что германский опыт войны в Европе не был у нас должным образом проанализирован. Так, в декабре 1940 года маршал Советского Союза Семен Тимошенко утверждал, что ничего нового в смысле стратегического творчества война в Европе не дала! Хотя в 1939 и 1940 годах немцы уже вовсю применяли танковые соединения, нанося быстрые разрезающие удары на окружение.

Советское командование уделяло мало внимания обороне как стратегическому виду деятельности. Считалось, что наши приграничные округа сумеют сдержать вражескую агрессию, а после подхода войск второго стратегического эшелона Красная армия будет бить врага малой кровью на чужой территории.

Рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер и главнокомандующий вооруженными силами Финляндии Карл Маннергейм (слева) в ставке фюрера под Растенбургом (Восточная Пруссия)

Рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер и главнокомандующий вооруженными силами Финляндии Карл Маннергейм (слева) в ставке фюрера под Растенбургом (Восточная Пруссия)

– Что лежало в основе такой уверенности? Ведь имелся наглядный пример разгрома Франции…

– Разделяю ваше недоумение. Многие советские военачальники понимали, что немцы разгромили армии западных демократий, поскольку были наголову их сильнее, что гитлеровцы доказали свое полное превосходство в военном искусстве. Но Красная армия, полагали они, строилась на совсем иных основах, отличалась высоким боевым духом и к тому же была оснащена новейшей техникой. Почему-то преобладала уверенность, что бóльшая по численности советская дивизия будет сильнее германской, что в открытом бою она безусловно одержит победу. Думали, что при обороне одна советская дивизия сможет противостоять трем немецким, а при наступлении полторы советские дивизии взломают оборону одной германской. И что советский танковый корпус способен уничтожить четыре-пять пехотных дивизий вермахта.

Лишь перед самым нападением Германии на СССР у начальника Генерального штаба Георгия Жукова и некоторых других военачальников возникли опасения, что война может пойти по другому сценарию. А планов глубокой обороны не было. В июне Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о развертывании второго стратегического эшелона по линии Днепр – Западная Двина. Но это решение явно запоздало, время на подготовку к отражению агрессии до предела сжалось.

Кроме того, Генеральный штаб и наркомат обороны четко не определили, как готовиться к обороне при общей наступательной стратегии. Как это совместить? Ответ на этот вопрос отсутствовал, что было крупнейшей ошибкой всего советского командования и лично Иосифа Сталина.

– Сильно ли ослабили боеспособность вооруженных сил СССР сталинские репрессии?

– В 1936–1938 годах из рядов армии и флота было уволено в общей сложности около 40 тыс. человек. Это число включает в себя не только репрессированных, ведь из армии увольняли и за пьянство и прочие неблаговидные поступки. Примерно треть из этих 40 тыс. были приговорены к высшей мере наказания, однако далеко не во всех случаях приговор приводился в исполнение. Четверть от общего числа уволенных ранее была возвращена в строй в 1939–1941 годах. Одним из возвращенных, кстати, был будущий маршал Константин Рокоссовский.

Сталинские репрессии повлияли на готовность значительной части командиров принимать ответственные решения. Но главная проблема заключалась все-таки не в репрессиях, а в том, что армия проходила период реорганизации и модернизации и в связи с этим испытывала дефицит подготовленных кадров. И это притом, что в разы увеличилось количество военных училищ. Приведем цифры: в одном только 1939 году произошло 246 тыс. перемещений и новых назначений. Если же вспомнить о том, что Красная армия в 1939 году насчитывала 1,9 млн человек, а в 1941-м – уже более 5 млн, то становится ясно, почему возникла нехватка командных кадров. На их подготовку требовалось время. Потому-то Иосиф Сталин так хотел оттянуть начало войны. Ему был дорог каждый день!

Американский историк Дэвид Гланц считает, что в 1936 году Красной армии было бы гораздо проще победить вермахт. И в конце 1942 года, после реорганизации, советские вооруженные силы более достойно встретили бы агрессию врага. Но Гитлер нанес удар именно в момент гигантских преобразований в Красной армии, которые касались и военно-технического ее оснащения, и кадрового состава, и переосмысления стратегии ведения войны. То, что летом 1941 года наша армия находилась на этапе реконструкции, сказалось на ее боеспособности.

СССР действительно не хватило времени. В 1930-е годы советское руководство многое сделало для подготовки к войне. На востоке страны строились предприятия-дублеры. Промышленную и военно-техническую базу создали, но развернуть ее в полной мере не успели. И тем не менее было главное – выросло поколение, воспитанное на идеалах социализма и дружбы народов. Такого активного и образованного поколения страна никогда прежде не имела. Ведь к концу царского времени две трети населения оставались безграмотными.

«ГИТЛЕР РАССЧИТЫВАЛ НА РАЗВАЛ ВЛАСТИ»

Все основные ресурсы СССР: природные, промышленные, хлеб, рабочая сила – должны были попасть в руки Третьего рейха. На фото: немецкие солдаты на марше

Все основные ресурсы СССР: природные, промышленные, хлеб, рабочая сила – должны были попасть в руки Третьего рейха. На фото: немецкие солдаты на марше

– Реалистичным ли был план «Барбаросса»?

– С военно-стратегической точки зрения план «Барбаросса» был реалистичным. Он предусматривал создание трех наступательных группировок. Направление основного удара намечалось севернее Припятских болот, где сосредоточивались две группы армий – «Север» и «Центр». Немецкое командование намеревалось разорвать советский фронт на части и предотвратить отход Красной армии за линию Днепр – Двина. Расчет основывался главным образом на том, что важнейшие советские силы будут окружены и разгромлены в приграничных боях, а затем последует почти беспрепятственное продвижение вглубь территории СССР. Считалось также, что Советское государство после первых решающих ударов начнет распадаться, политическая власть зашатается, а армия будет полностью деморализована.

– Разве данный прогноз оказался реалистичным?

– В основе плана «Барбаросса» лежал опыт разгрома вермахтом армий европейских стран в кампаниях 1939–1941 годов. Предполагалось, что с СССР произойдет примерно то же, что с Францией летом 1940 года. Гитлер рассчитывал на развал власти, к которому приведет поражение Красной армии. Он был уверен, что страна распадется, население начнет выступать против центрального правительства. В недооценке мощи и жизнеспособности Советского государства и состоял главный просчет Гитлера.

Недооценил он и Сталина, который собирался воевать, даже если падут Москва и Ленинград. Гитлер не понимал, что советский народ не отделял своего «я» от государства, от своей Родины. Миллионы людей, павшие и живые, вкладывали в эти понятия все лучшее, связанное с жизнью страны, с настоящим и грядущим их собственных семей, детей, с новым справедливым обществом, которое, они верили, будет построено.

Советские люди знали, что ведут войну за правое дело, и в большинстве своем не сомневались в конечной победе. «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами» – эти слова руководства страны были ясны и понятны. Они отражали главную тенденцию в настроениях общества, способствовали осознанию всеми и каждым целей войны, вселяли уверенность в неизбежности разгрома ненавистного врага.

– Насколько принципиально для немцев было завершить войну к зиме?

– Планы Германии в 1941 году строились исходя из идеи скоротечной кампании против Советского Союза. Однако вскоре выяснилось, что наступление происходит неравномерно. Группа армий «Центр» быстро продвинулась вперед, а группа армий «Юг» отстала. Начавшееся в июле Смоленское сражение изматывало вермахт, а тяжелые бои за Киев вынуждали перебросить на южное направление значительные силы ради окружения советского Юго-Западного фронта. Держался и Ленинград. Лето близилось к концу, а Красная армия продолжала сражаться. И хотя в этот период Гитлер по-прежнему был убежден, что война завершится победой Германии, он начал сомневаться в возможности в 1941 году захватить советскую столицу. Впрочем, по этому поводу он особенно не беспокоился, так как считал, что в 1942 году СССР серьезного сопротивления оказать уже не сможет. Гитлер стремился захватить ресурсы страны: немецкой военной промышленности срочно требовалось сырье, а населению Германии – продовольствие.

21 августа 1941 года ставка Гитлера направила командующему сухопутными войсками директиву, в которой говорилось: «Главной задачей до наступления зимы является не взятие Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на Донце и лишение русских возможности получения нефти с Кавказа; на севере – окружение Ленинграда и соединение с финнами». По сути дела, фюрер признавал факт, что концепция молниеносной войны дала глубокую трещину. Основная причина провала его плана – стойкость и массовый героизм, проявленные бойцами Красной армии.

СТАЛИН ПРОТИВ ГИТЛЕРА

Главная причина провала плана Гитлера – стойкость и массовый героизм, проявленные бойцами Красной армии. На фото: танкисты перед отправкой на фронт. Москва, июнь 1941 года

Главная причина провала плана Гитлера – стойкость и массовый героизм, проявленные бойцами Красной армии. На фото: танкисты перед отправкой на фронт. Москва, июнь 1941 года

– Было ли нападение Германии для руководства СССР внезапным?

– Сталин полагал, что перед тем, как начать войну, Гитлер предъявит Советскому Союзу какие-либо претензии. И это будет ясным сигналом, что Германия изготовилась к войне. Вышло иначе. Но неудачи 1941 года были обусловлены не только внезапностью нападения, а еще и тем, о чем я уже говорил: СССР институционально не был готов к войне. В любом случае, даже если бы нападение не оказалось внезапным, боевые действия в 1941-м развивались бы по плохому сценарию. Да, такого крупного разгрома, который имел место под Белостоком и Минском, можно было избежать. Но в общем и целом Красная армия не была готова выдержать мощный удар вермахта на главных направлениях.

– Находился ли Сталин в шоке и ступоре в первые дни войны, как об этом часто пишут дилетанты от истории? И откуда взялось представление об этом?

– Мы знаем о том, что Сталин якобы находился в прострации, по мемуарам Анастаса Микояна и заявлениям Никиты Хрущева на ХХ съезде КПСС. Хотя Вячеслав Молотов, с 1939 по 1946 год занимавший пост наркома иностранных дел, утверждал, что это не так. 22 июня Сталин не выступил по радио по политическим соображениям. Требовалось время, чтобы понять, что происходит. Лидер государства не должен выступать в такой момент, когда многое еще непонятно. Поэтому 22 июня обращение к народу сделал Молотов. Текст они со Сталиным готовили вместе. Если бы у Сталина была паника, то она передалась бы его ближайшему окружению, а потом и всей стране. Да, Сталин был подавлен, но он не был в ступоре. Нити управления государством он прочно держал в своих руках. Его твердость передалась и другим руководителям страны.

– Гитлеровский план молниеносной войны стал давать сбои с самого начала боевых действий. Вы можете указать сражение, после которого корректно говорить, что блицкриг действительно был сорван?

– То, что война идет не по плану «Барбаросса», многим немецким генералам стало ясно уже в августе, во время Смоленского сражения. В районе Смоленска германские войска были скованы контратаками частей Красной армии. Хотя и значение обороны Киева тоже не стоит преуменьшать. В результате вермахт не сумел вовремя начать наступление на Москву. Отменить его в 1941 году Гитлер не мог: большинство генералов на фронте отнеслись бы к такому повороту событий чрезвычайно болезненно. Во многом по их настоянию решено было приступить к операции «Тайфун», целью которой являлся захват главного пункта кампании еще до начала зимы.

Гитлер, в значительной степени ослепленный предыдущими победами на Восточном фронте, не верил, что Красная армия сможет восстановить боеспособность после стольких поражений. Гибель России стала для него вопросом времени. Фюрер и его генералы надеялись, что советские войска уже в такой мере ослаблены, что в будущем им не предпринять никаких активных действий.

– Что можно поставить в заслугу лично Сталину и как оценивать его деятельность в начальный период войны?

– В создавшейся в начале войны ситуации Сталин избрал верную стратегию. Его иногда упрекают в том, что он требовал до последней возможности удерживать оборону городов, которые были обречены. Говорят, что следовало беречь силы, отступать и не бросать в бой спешно сформированные и плохо обученные части, в том числе дивизии народного ополчения. Но что тогда произошло бы? У нас не хватило бы времени, чтобы эвакуировать промышленность на восток.

Защищая города до последней возможности, наши войска обеспечивали тем самым эвакуацию тысяч предприятий и миллионов людей. Благодаря этому была сформирована военно-промышленная база на востоке страны, позволившая вести и выиграть затяжную войну с сильным противником, на которого работала вся Европа.

Большая заслуга Сталина состоит в том, что до войны и в первые ее дни он заложил основы для создания антигитлеровской коалиции. Несмотря на подписанный с Германией 23 августа 1939 года договор о ненападении, СССР продолжал вести переговоры с Великобританией и США. Не случайно 22 июня 1941 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль заявил о поддержке Советского Союза в войне с Германией. Обращаясь 3 июля по радио к советскому народу, Сталин имел все основания сказать, что мы не одиноки в борьбе с немецкими захватчиками. Нашим людям было очень важно знать, что они сражаются с Германией и ее сателлитами в союзе с западными демократиями.

Так что после внезапного нападения немецко-фашистских захватчиков на нашу землю гигантских стратегических просчетов советским руководством допущено не было. Сталин твердо держал управление страной в своих руках. И в этом заключается самая главная его заслуга перед советским народом.

Беседовал Олег НАЗАРОВ


ПЛАН «ОСТ»

правое дело 8Под планом «Ост» подразумевается ряд документов, в которых намечались задачи по освоению оккупированных восточных территорий – Польши и СССР. По ним часть населения обрекалась на уничтожение или вымирание, другую часть предполагалось депортировать дальше на восток, а оставшаяся должна была обслуживать арийскую германскую нацию. На Украину из Германии и других стран Европы рассчитывалось переселить от 4,5 млн до 10 млн немцев. Германской колонизации подлежали и республики Прибалтики. Половина населения Латвии и Эстонии должна была быть выселена на восток, другая половина подлежала германизации. Русских планировалось уничтожить как народ.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *