Сирия – в фокусе разновекторных международных переговоров и консультаций

Чем в действительности заняты турецкие «наблюдатели» в «большом Идлибе»?

На минувшей неделе сирийская проблематика активно обсуждалась в рамках ряда встреч высшего и высокого международного уровня. Наряду с несомненными достижениями, констатировались и очевидные проблемы, во многом имеющие искусственный характер и способные затормозить процесс возвращения разрушенной войной ближневосточной страны к мирной жизни.

В частности, 28 июня, в преддверии оказавшегося малосодержательным очередного саммита группы «G20» в японской Осаке состоялась встреча лидеров государств, входящих в неформальный альянс БРИКС. Президент России Владимир Путин заявил о важности ликвидации остающихся очагов напряжённости в Сирии, необходимости оказания гуманитарной помощи, восстановления экономики и возвращения беженцев. Благодаря всесторонней помощи России законному сирийскому руководству удалось остановить масштабное кровопролитие в стране. Роль участников БРИКС в решении острых вызовов и угроз международному миру и безопасности устойчиво повышается, заметил российский лидер, причём «это касается урегулирования кризисных ситуаций и конфликтов, будь то в Афганистане, Венесуэле, на Ближнем Востоке или Корейском полуострове».

Накануне «сирийский вопрос» затрагивался в интервью Президента России британской Financial Times. Безусловно, Москва осведомлена о внутренних причинах конфликта, и они должны быть разрешены при условии движения с обеих сторон: «Я сторонник того, чтобы сирийский народ самостоятельно определил свою судьбу. Но при этом я бы очень хотел, чтобы все наши действия извне были продуманными и так же, как в случае с рисками, о которых Вы меня спросили, они были бы прогнозируемыми и понятными, чтобы мы хотя бы следующий шаг просчитали». Представители администрации Обамы на вопрос о будущем Сирии после гипотетического ухода Асада ответствовали: «мы не знаем», а о намерениях её преемников (добавим от себя) за рамками дальнейшей хаотизации региона, к чему приведёт вероятная агрессия против Ирана, судить ещё более затруднительно. Отвечая на вопрос об отдаче взятого Россией на себя риска в Сирии Владимир Путин отметил:

«Я считаю, что хорошая, позитивная. Мы добились даже большего, чем я ожидал. Во‑первых, уничтожено большое количество боевиков, которые планировали вернуться в Россию, – речь идёт о нескольких тысячах человек, – в Россию либо в соседние страны, с которыми у нас нет визового режима. И то, и другое для нас одинаково опасно. Это первое.

Второе: мы всё‑таки добились стабилизации ситуации в регионе, который близок от нас географически. Это тоже чрезвычайно важно.

И мы, таким образом, напрямую повлияли на обеспечение безопасности самой России внутри нашей страны – это третье.

Четвёртое: мы установили достаточно хорошие, деловые отношения со всеми странами региона, и наши позиции в регионе Ближнего Востока стали стабильнее. У нас действительно выстроились очень добрые, деловые, партнёрские, а во многом даже с элементами союзничества отношения со многими странами региона, включая не только Иран и Турцию, но и другие страны.

Прежде всего, это касается Сирии: мы всё‑таки сохранили сирийскую государственность, не допустили там хаоса, например, Ливии. Если бы произошло обратное, худшее, то и для России это имело бы негативные последствия.

Я уже не говорю, скажу прямо об этом, чего скрывать, о мобилизации наших Вооружённых Сил. Наши Вооружённые Силы получили такую практику, которую невозможно было бы себе представить ни при каких учениях в мирной обстановке».

Вопросы сирийского урегулирования, и, в частности, положение дел в Идлибе (в том числе и роль Турции), в числе прочих, обсуждались в ходе беседы в Осаке Президентов России и США, вокруг которой было достаточно много информационного шума. Между тем, конкретные результаты переговоров вряд, по итогам которых изначально не предполагалось принятие какого-либо документа, ли следует оценивать в отрыве от общего контекста российско-американских отношений последних лет. По словам Дмитрия Пескова, лидеры двух стран договорились о том, что затронутые ими темы будут обсуждаться по линии внешнеполитических и финансовых ведомств. Позже, в ходе итоговой пресс-конференции В. Путин заявил: «Мы с американскими партнерами постоянно находимся в диалоге, налажен хороший контакт прямо, что называется, на земле координации наших действий, и усилия по борьбе с терроризмом – там ещё очаги отдельные есть».

Министр обороны Турции Х. Акар и спецпредставитель США по Сирии Дж. Джеффри

25 июня в Париже состоялась очередная встреча политических директоров так называемой «международной коалиции». По её итогам в очередной раз высказана обеспокоенность активностью ближневосточных ячеек запрещённой в России террористической группировки «ИГ», атакующей «наших партнеров и гражданское население, как в Ираке, так и в Сирии… Это главный повод для беспокойства для всей коалиции, так как ставит под угрозу ключевые военные успехи и необходимую для восстановления стабильность». В принятом совместном заилении говорится сохранении необходимого военного присутствия, координации действий, увеличении гуманитарной помощи и финансирования восстановления. Вряд ли всё это достижимо до тех пор, пока боевики международных террористических группировок будут использоваться различными игроками ради достижения как широкого круга как геополитических, так и оперативно-тактических задач. В частности, не исключены нападения новые террористов на оазисы Пальмира и эс-Сухне, где в июне шли достаточно интенсивные боевые действия и где сирийская армия, ожидая подкреплений, пытается действовать на упреждение.

26 июня боевики в очередной раз попытались атаковать авиабазу Хмеймим. «Российскими средствами ПВО были обнаружены и уничтожены два БПЛА, которые приближались к российской авиабазе с юго-западного направления», – сообщил руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Алексей Бакин. Кроме того, «…сохраняется вероятность провокаций со стороны боевиков террористических организаций с инсценировкой применения отравляющих веществ в южной части Идлибской зоны деэскалации с целью обвинения правительственных войск в использовании химического оружия против мирных граждан». При этом Москва в очередной раз отвергла обвинения в неизбирательности ударов по целям в Идлибе. «Мы постоянно отмечаем однобокость освещения событий в идлибской зоне со стороны ряда стран, которые обвиняют Сирию и Россию в эскалации напряженности, одновременно с этим закрывая глаза на бесчинства джихадистов и террористическую деятельность в провинции. Категорически отвергаем все заявления о неизбирательном характере ударов правительственных сил по целям в Идлибе», – заявил А. Бакин по видеосвязи из Дамаска в ходе заседания Совбеза ООН. Утром 25 июня российские самолёты ВКС России и ВВС Сирии атаковали объекты в районе аэродрома Тафтаназ, превращённом боевиками запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» в одну из своих крупнейших опорных баз на северо-западе страны. Под удар попали также удерживаемые боевиками районы Маар-Тахрома и Шейх-Мустафа, из которых вёлся ракетно-артиллерийский обстрел христианского города Аль-Скалабия.

Сирийская артиллерия

Ранее мы уже писали, что своими действиями боевики пытаются спровоцировать турецко-сирийский военный конфликт и турецко-российское политико-дипломатическое отчуждение. На этот раз очагом напряжённости стала местность вокруг турецкого «наблюдательного пункта» в поселении Шейх-Магер на северо-западе провинции Хама. 28 июня турецкая артиллерия нанесла удар по сирийским позициям, откуда якобы вёлся обстрел упомянутого объекта, приведший к гибели одного военнослужащего и ранению еще троих (1). В действительности же огонь вёлся не по «наблюдательному пункту», а по расположенным от него в нескольких десятках метров от него позициям боевиков, откуда идут постоянные обстрелы позиций сирийской армии сочувственном бездействии со стороны «наблюдателей». Ранее «с высоких трибун турецкие официальные лица неоднократно призывали к скорейшему завершению наступательной операции.  Вторили им европейские и американские коллеги. В итоге… успешное наступление сирийской армии было остановлено чередой перемирий, которые устанавливались якобы для защиты мирного населения. Однако пользовались этими благами в основном боевики, которые в это время подтягивали подкрепления и неизбежно с окончанием прекращения огня начинали новые атаки на правительственные войска», – напоминает Anna News.

Если для Дамаска прекращение турецкой оккупации части территории страны – безусловный приоритет, то Израиль системно противодействует «иранскому присутствию» в соседней стране.  Комментируя двухдневные консультации в Иерусалиме руководителей советов безопасности РФ, США и Израиля, в этом в очередной раз заверил премьер-министр Биньямин Нетаньяху: «Две сверхдержавы вместе с Израилем согласились, что мы должны стремиться к тому, чтобы все иностранные силы, которые были введены в Сирию с 2011 года, ее покинули… Этот вопрос будет также обсуждаться президентами Трампом и Путиным… Мы полны решимости выдворить Иран из Сирии». Меду тем, российские участники иерусалимской встречи выступили против попыток Израиля и США представить Иран, наряду с «ИГ», основной угрозой региональной безопасности, призвав принять «взаимные встречные шаги» для снижения ирано-израильской напряженности. Секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев заявил о необходимости сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии: «Я полностью разделяю позицию премьера Нетаньяху о том, в каком состоянии должна быть Сирия в результате нашей работы, а это как он сказал, мирная и безопасная, а я хочу добавить, что должен быть обеспечен суверенитет, независимость, территориальная целостность Сирии». Перед поездкой в Израиль Н. Патрушев провёл переговоры с секретарём Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, обсудил с ним детали иерусалимской встречи и связанные с ней проблемы.

В искренности намерений партнёров России содействовать сворачиванию сирийского вооружённого  конфликта не на словах, а на деле, существуют серьёзные сомнения, что усложняет задачи российской дипломатии в преддверии запланированного на конец июля очередного раунда консультаций в столице Казахстана. Де-факто деятельность Вашингтона направлена на легализацию террористического анклава в Идлибе под прикрытием пропагандистской демагогии и грантового финансирования подконтрольных боевикам так называемых «местных органов власти». Не приходится сомневаться и в том, что враги Сирии сидеть без дела не собираются: в частности, появились сведения о строительстве нового военного объекта близ поселения Багоз-Фаукани на востоке провинции Дейр-эз-Зор, близ границы с Ираком.

Примечание

(1) Данный вопрос обсуждался в ходе встрече в Осаке Президентов России и Турции. По некоторым данным, из района расположения турецкого «наблюдательного поста» днём 28 июня был подбит самолёт ВВС Сирии L-39, причём на вооружении боевиков имеются переносные зенитно-ракетные комплексы, представляющие серьёзную опасность в том числе для ВКС России.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *