Не боись, Шопена не тронем

1441Зато фальшивые мемориалы, возможно, ликвидируем.

В сентябре 2015 года Польша в очередной раз блеснула специфической «цивилизованностью». По распоряжению бургомистра города Пененжно Казимежа Кейдо демонтирована бетонная стела с бронзовым барельефом командующего 3-м Белорусским фронтом генерала армии Ивана Черняховского. На него в Польше «возлагают ответственность» за разоружение и аресты боевиков Армии Крайовой, стрелявших в спины красноармейцам в 1944-1945 годах.

Монумент был возведен в начале 1970-х годов на том месте, где Черняховский был смертельно ранен. Самый молодой из командующих фронтами скончался 18 февраля 1945 года в возрасте 38 лет.

Демонтируя памятник, поляки пошли по скользкой дорожке, проложенной в 1992 году литовцами. Если летом 1944 года жители Вильнюса, Каунаса и других литовских городов с цветами встречали освободивших их солдат Черняховского, то в 1992 году возвышавшийся в центре Вильнюса памятник советскому военачальнику демонтировали. Внятной ответной реакции от тогдашних российских властей не последовало. Ельцин и его окружение были заняты более интересными для них делами.

Монумент спасли жители Воронежа, который в 1943-м также освобождали бойцы Черняховского. По их инициативе памятник был перевезен в Воронеж.

В 2015 году реакция России на выходку польских вандалов оказалась, мягко говоря, сдержанной. Российское военно-историческое общество (РВИО) ограничилось предложениями увековечить память Черняховского в Москве и провести конкурс на лучший сценарий художественного фильма о военачальнике.

Свою оценку выразила депутат Госдумы Ирина Яровая, заявив: «Демонтаж польскими властями памятника освободителю Польши от фашизма генералу Черняховскому – это их позорный демонтаж собственной совести и сродни действиям полицаев, которые предавали и уничтожали свой народ во время войны…»

Большого интереса эта тема не вызвала и у отечественных СМИ. Впрочем, комментируя демонтаж памятника, «Комсомольская правда», сообщила: «В Калининграде уже раздаются резкие голоса: а давайте-ка мы в отместку памятник Шопену демонтируем. Мол, как они, так и мы. Это бред, конечно. Но чтобы такого бреда не появлялось, польским властям нужно внимательнее относиться к своим соседям и не принимать поспешных и необдуманных решений…»

Но, во-первых, решение польских властей не было поспешным и необдуманным. К кощунственной акции они готовились давно. А во-вторых, «резкие голоса» правы в том, что нужны не благие пожелания, а симметричные ответные меры. Можно согласиться с «Комсомолкой» в том, что трогать памятник композитору нельзя. Однако было бы ошибкой в очередной раз ограничиться увещеваниями и причитаниями. Польским «партнёрам» от них ни холодно, ни жарко. Будучи уверенными в своей безнаказанности, они лишь ухмыляются и потирают руки.

Этой безнаказанности пора положить конец.

Под Тверью в Медном находится военное мемориальное кладбище, на котором, как голословно уверяют поляки, похоронены 6300 польских офицеров, якобы расстрелянных там НКВД по приказу Сталина в 1940 году. Этот «безусловный» («безальтернативный») вывод, как утверждает историк Алексей Плотников, был «сделан на основании эксгумации около 240 тел, из которых только 16 считаются идентифицированными (эти сведения приведены в официальном Меморандуме Минюста России, направленном Европейскому суду по правам человека (ЕСПЧ) в ноябре 2012 года). Вдобавок ко всему, в процессе обследования места захоронения были найдены очень странные артефакты: гильзы (откуда бы им взяться, если расстреливали в Калинине?), газеты, прекрасно сохранившиеся аж с самого 1940 года, хотя за такое время даже сапожные подмётки истлеют…»

Такая «доказательная база» не помешала полякам возвести в Медном монумент и объявить на весь мир, что там лежат 6300 представителей польской элиты. В «элиту» странным образом попали и полицейские – старший постерунковый польской государственной полиции Людвик Якубович Маловейский и постерунковый польской государственной полиции Юзеф Степанович Кулиговский.

В 2012 году в ходе поисковых и эксгумационных работ на территории городища «Валы» во Владимире-Волынском, проводившихся по заказу польского Совета охраны памяти борьбы и мученичества, было установлено, что они расстреляны не в Калинине весной 1940 года сотрудниками НКВД, а гитлеровцами в 1941 году на Украине рядом с тюрьмой города Владимир-Волынский. Массовые расстрелы произведены из немецкого оружия, немецкими боеприпасами и типичными для немецких эйнзатцкоманд способами. Именно во Владимире-Волынском были найдены два личных идентификационных польских полицейских жетона. Это жетон № 1441, принадлежавший Юзефу Кулиговскому, и жетон № 1099, принадлежавший Людвику Маловейскому.

Поисковыми работами с польской стороны ими руководила научный сотрудник отдела исторических наук Университета Николая Коперника в Торуни доктор археологии Доминика Семиньска…

С тех пор прошло три года, а поляки по-прежнему делают вид, что Кулиговский и Маловейский захоронены в Медном. Так что давно пора перестать морочить людям голову, снять, наконец, фальсифицированные таблички с именами и отправить их в Польшу. А затем необходимо провести расследование и установить, кто в действительности захоронен в Медном.

Как уверяют некоторые «резкие голоса» из числа жителей Тверской и соседних с ней областей, в Медном лежат совсем не поляки. И если это подтвердится, то надо будет уже не только фальшивые таблички снимать, но и весь польский мемориальный комплекс демонтировать.

Это и будет справедливым и симметричным ответом на демонтаж памятника генералу Черняховскому.

Источник: www.narpolit.com/print.php

Олег Назаров

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *