Патриотизм в России может быть только многонациональным

Бочарников Игорь ВалентиновичФеноменом российского патриотизма является то, что он не имеет этнической, конфессиональной или какой-либо иной окраски. Он по своей природе многонационален. Это обусловлено тем, что принцип полиэтничности был изначально заложен в процесс формирования российской государственности.

В состав Древней Руси X века, например, входило уже более 20 народов (в основном угро-финских и тюркских). И уже тогда на защиту общей для них Русской земли вместе со славянами поднимались и другие ее народы. Для всех них она была общей Отчизной.

Идеи патриотизма питали воинов разных национальностей — дружинников Святослава и Владимира, ратников Александра Невского и Дмитрия Донского, многонациональное народное ополчение Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского. Многонациональными по своему составу были и армии Петра I, А.В. Суворова и М.И. Кутузова. Ну и конечно же, события Великой Отечественной войны, ставшие свидетельством единства народов СССР в защите общего для них Отечества.

Как отметил президент России Владимир Путин, выступая на параде, посвященном 69-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, “за свободу Родной земли боролся весь многонациональный народ. Все несли тяжелейшую ношу войны, и все вместе совершили бессмертный подвиг спасения Отечества, определили исход Второй мировой войны, освободили от нацистов народы Европы”.

На протяжении всей более чем тысячелетней истории России патриотизм ее многонационального народа являлся фундаментальной основой ее государственности, суверенности, самобытности. И в этом сила России — источник ее суверенитета, процветания и могущества. Это главный императив, который определил логику развития России на протяжении столетий и главное условие эффективного развития нашей государственности, выверенное тысячелетним историческим опытом.

В мире нет другой такой многонациональной страны. Нет, и не будет. Поскольку это является результатом тысячелетней деятельности по “собиранию земель и народов”. В этом заключен важнейший ресурс нашей государственности. И тогда, когда он эффективно использовался, страна демонстрировала грандиозные успехи, будь то на поле брани или на этапе мирного строительства. Тогда же, когда он использовался неэффективно или вообще игнорировался, в государстве были большие проблемы с внутриполитической стабильностью, да и на международном уровне мы были уязвимы.

Сейчас, по всей видимости, именно тот период, когда можно говорить о неэффективности политики в этой области. Начавшаяся почти четверть века назад болезнь национализма постепенно вошла в стадию рецессии.

Да у нас сейчас уже нет ярко выраженной межнациональной розни, но нет и того единения, какое было в советский период нашей истории. Мы перестали узнавать друг друга, понимать, уважать, гордиться. Вся политическая, экономическая, культурная, идеологическая и иная жизнь бурлит только лишь в Москве. А окраины, национальные окраины, в том числе и те, которые в центре страны?

Они варятся в своем губернском или национальном котле. И мы уже мало знаем, как живут народы нашей страны. Мы мало что знаем об их культуре, традициях, истории. Но самое главное, что этого вообще уже не знают наши дети и дети наших детей. А ведь им дальше жить в нашей многонациональной стране.

В свое время вся страна знала, кто такой Сергей Есенин, Владимир Высоцкий, Булат Окуджава, Расул Гамзатов, Муслим Магомаев, Чингиз Айтматов. А сейчас большая часть наших сограждан едва ли сможет назвать кого-либо из представителей творческой интеллигенции России даже в пределах “своего” федерального округа. Почему?

Потому, что мы стали заложниками парадокса: в век развитых информационных технологий информации об этом нет. А если она и есть, то доступна лишь узкому кругу той же самой национальной интеллигенции. Таким образом, в вопросах творчества нашей многонациональной творческой интеллигенции искусственно создана информационная блокада.

Налицо явное противоречие позиции президента России, во время вступления в должность главы государства 7 мая 2012 года акцентировавшего внимание на необходимости опираться “на прочный фундамент культурных и духовных традиций нашего многонационального народа, на нашу тысячелетнюю историю, на те ценности, которые всегда составляли нравственную основу нашей жизни…”.

В свое время В.И. Ленин констатировал, что из всех искусств важнейшим является кино. Важнейшим в плане воспитания патриотизма. И кино действительно сыграло свою роль. На патриотических фильмах 30-х годов, уже после В.И. Ленина, было выращено поколение советских патриотов, победителей в Великой Отечественной войне.

Сейчас такую роль априори должно играть телевидение, которое американцы называют общественным благом, а владельцев телекомпаний обязывают производить и транслировать полезную для государства продукцию. И это при том, что телевидение в США полностью коммерческое в отличие от нашего, государственно-общественного.

Но, в отличие от американского коммерческого, наше государственно-общественное телевидение не слишком утруждает себя производством общественного блага. Его-то продукция носит коммерческий, потребительский и развлекательный характер. А о культуре народов России даже на телеканале “Культура” почти ничего не говорится. В силу этого наше телевидение формирует незнание и непонимание многонациональной природы нашего патриотизма.

Но не только оно. То же самое можно сказать и о других сегментах массовых коммуникаций, формирующих общественное сознание — это и литература, и театр, и то же кино, и, наконец, интернет, ставший основной сферой времяпровождения молодежи. В результате мы получаем поколение потребителей развлекательно-оболванивающей продукции. И это при том что в стране принята к реализации уже четвертая Государственная программа по патриотическому воспитанию молодежи с многомиллиардным бюджетом. Будут ли при таком рассогласовании достигнуты цели этой программы? Нет. Соответственно, не будет сформировано и поколение победителей. Потребители не бывают победителями.

Наибольшую же опасность в этом плане представляет перспектива переформатирования массового сознания молодежи России, предполагающего отказ от восприятия себя как части многонационального народа. А это — прямой путь к какому-нибудь Майдану типа киевского, модели 2014 года.

Если мы не хотим такого же Майдана в Якутске, Казани или Махачкале, да и в Москве, необходимо принимать меры по наведению порядка в сфере массовых коммуникаций, оказывающих воздействие на мировоззрение нашей молодежи.

Уверен: прежде всего необходимо пересмотреть сетку телевизионного вещания с тем, чтобы обеспечить ее наполнение программами просветительского характера об истории России, традициях и культуре ее народов. Аналогичным работа должна быть проведена и в других сегментах коммуникаций, формирующих общественное сознание с тем, чтобы оно было защищено от деструктивного воздействия различного рода фальсификаций истории, попыток противопоставления одних народов России другим.

Все это, на мой взгляд, будет способствовать эффективной государственной политике по патриотическому воспитанию молодежи. Крайне важной при этом является реализация еще одного важнейшего условия, создания фундамента этой работы — идеологии.

У каждого государства, если оно ориентировано на развитие, должна быть государственная идеология, основанная на национальной культуре, традициях, ментальности народов, ее населяющих. В силу этого и у России должна быть государственная идеология. И эта идеология должна быть основана на национальной идее — идее сильного государства, патриотизма, межнационального мира и согласия, равенства и справедливости.

Игорь Бочарников,
руководитель НИЦ проблем национальной безопасности, член Зиновьевского клуба МИА “Россия сегодня”, профессор МГТУ имени Н.Э. Баумана, доктор политических наук

Источник: «РИА Новости».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *