Париж, Анкара, Ницца, Мюнхен… — далее везде?

Ольга ЗиновьеваЗадаваться — в который раз — вопросом «Кто виноват?», становится уже неуместно. То чудовищное, что произошло в Мюнхене в пятницу, 22 июля, не помещается в сознании: расстрел толпы мирных людей, преимущественно — детей, бойня на Карлсплатц и в районе торгового центра «Олимпия». За что? Почему? При чём тут Мюнхен?

Хотя в 1972 году после теракта на Олимпиаде было создано подразделение спецназа Федеральной полиции Германии (GSG9), главной задачей которого было защищать страну от террора, 22 июля 2016 года произошло то, что произошло.

За пару дней до этого в пригородном поезде в Баварии вооружённый топором 17-летний афганец рубил людей, выкрикивая «Аллаху акбар». Полицейское ведомство не стало называть расправу в поезде и стрельбу по живым мишеням в прошлую пятницу «террористическим актом». Однако над Мюнхеном кружили вертолёты из срочно вызванной антитеррористической группы, а ведущие баварские политики после инцидента в поезде решили внезапно озаботиться безопасностью границ и контролем беженцев.

Сотрудники полиции возле поезда в Вюрцбурге, где произошло нападение на пассажиров. 18 июля 2016 года

Сотрудники полиции возле поезда в Вюрцбурге, где произошло нападение на пассажиров. 18 июля 2016 года

Сутки спустя канцлер Ангела Меркель выразила сожаление по поводу случившейся 22 июля трагедии и похвалила тех, кто помогал друг другу. И всё. Остальные выводы жители Мюнхена и Баварии должны делать сами.

Страшно оттого, что всем, всё и везде понятно, кто стоит за геополитическими трансформациями, кому принадлежит главная ложка, помешивающая глобальный бульон, отравленный многочисленными военными конфликтами, войнами, миллионными потоками беженцев, изувеченными душами и потоками пролитой крови.

Известно до мельчайших подробностей, кто нажимает на безопасной дистанции кнопки авиационных катастроф, кто подкладывает бомбы под автомобили с неугодными журналистами, кто призывает на трибунах международных конференций приструнить «российскую агрессию».

Мы хорошо знаем «новый порядок», насаждаемый Новым Светом, которому тесно в своих межокеанских границах, который не без раздражения наблюдал становление и процветание Западной Европы, забывшей после Второй мировой войны о потоках беженцев.

Там, за океаном, всё это время со всех сторон напирали десятки тысяч мексиканцев и пуэрториканцев, которых на окутанных в колючую проволоку границах США расстреливали, как бешеных собак.

Гламурная, благополучная, временами декадентствующая Европа оставляла за собой право думать по-своему и не подчиняться указаниям страны с символической статуей символической Свободы. Не осознала Европа вовремя, какую ловушку расставили им потомки дядюшки Сэма, навязав дорогостоящий образ объединённой Европы.

Настало время платить за беспечность, доверчивость, уверенность в правильности принятого решения 1989 года, года окончания многополярного мира.

Полиция Мюнхена у торгового центра, где неизвестные открыли стрельбу

Полиция Мюнхена у торгового центра, где неизвестные открыли стрельбу

Разъедающие душу и разрушающие психику европейцев нововведения «настоящей свободы» — так называемые браки, допускающие любые сочетания полов, выбор которых предлагается определить детям в школах Германии аж со второго класса.

Терпимость, толерантность, сочувствие и попытка убедить самих себя в том, что полчища варваров — не варвары, а лишь представители другого мира, не понимающие нашей культуры.

Потому немцы должны кротко по-христиански терпеть насилие над белыми женщинами в праздничные и непраздничные дни.

Потому они не должны подавать заявления в полицию о бесчинствах и разрушениях в их садах и дворах. Немцы обязаны отдать школьные спортивные залы под временные лагеря «несчастных беженцев» репродуктивного возраста.

Потому в вагонах метро немцы должны отворачиваться от разбушевавшихся «гостей», наглых воров и демонстративных безбилетников, перед которыми пасуют обычно жёсткие и корректные контролёры.

Потому в школах и гимназиях нельзя детям аборигенов, то есть немцев, носить коротенькие платьица и есть бутерброды с колбасой — это есть оскорбление для истинно верующих мусульман.

Потому традиционные Рождественские базары нужно теперь называть Зимними базарами. И всё это в силу образования и христианской морали делается для тех, кто незнаком ни с какой культурой, кому наплевать на неписаный закон «со своим уставом не лезь в чужой монастырь»…

И по мудрым установкам канцлера Меркель этих «дорогих гостей» умело инкорпорировали в большие и малые города, в деревни и поселения, буквально как диверсионные отряды, поднять которые по сигналу не представляется большой проблемой. Вот они и поднимаются. По одному, по двое и теми массами, которых воротит от благодетелей и их цивилизации.

Плевали они на толерантность, на сердобольный мир, на гостеприимство. Они завоеватели, они беспощадные конкистадоры, для которых вся эта терминологическая чепуха — ерунда, о которой они и не задумываются. Их ведёт разнузданная и кровожадная тяга к завоеванию, разрушению и порабощению.

Их неутихающие инстинкты умело направили против безоружной Европы с её кодексами чести, морали и христианской этики.

Они ничего не просят — они с восточной жестокостью бесцеремонно захватывают себе всё, что можно вырвать у населения, изумлённого варварскими повадками насильников. Они втаптывают в культивированную землю западной цивилизации достижения науки, памятники, музеи, людей.

Цветы у места трагедии в Мюнхене, 23 июля 2016 года

Цветы у места трагедии в Мюнхене, 23 июля 2016 года

Не про них ли западные политики говорили, что с этими людьми надо говорить только языком силы, не правда ли, госпожа министр обороны Германии? Не правда ли, господин нобелевский лауреат мира Лех Валенса? Не правда ли, новый премьер-министр Великобритании? Вы именно эти орды имели в виду, но при этом почему-то показывали в сторону России?

И что теперь будет с нашим любимым Мюнхеном, с его Английским парком, Университетом, со Старой и Новой Пинакотеками? С Леопольдштрассе, с ежегодным Мюнхенским оперным фестивалем и уютными столиками под вековыми каштанами на улицах такого дорогого нам города, некогда приютившего нас, высланных советской властью из Советского Союза?

Мы, изгнанники, любили его, гордились им и делали всё возможное, чтобы вернуть ему оказанное нам внимание и заботу. Александр Зиновьев писал книги и издавал их в мюнхенском издательстве Piper-Verlag, читал лекции в Мюнхенском университете, передавал свои картины на выставку в Villa Stuck.

Мы устраивали у себя дома дружеские приёмы для наших немецких друзей, маленькая пианистка Ксения принимала участие в ежегодных общегерманских конкурсах Jugend musiziert, а Полина работала художником в театре на Гертнерплатц…

И хорошо помню, как неоднократно во время многочисленных поездок с мужем в Японию, Швецию, Испанию, Данию, Францию, Грецию, Турцию, Англию, Австрию, Швейцарию, Чили, Италию, США, Норвегию нас спрашивали, где мы живём, а мы с гордостью и любовью говорили: в Мюнхене, где же ещё?!

Стрельба в Мюнхене

Стрельба в Мюнхене

В городе театров, выставок, музеев, четырёх оперных сцен, в городе красоты, суверенного покоя, неповторимого баварского юмора. В городе, восставшем из руин после Второй мировой войны и прежде всего восстановившем на народные деньги здание полностью разрушенной Мюнхенской оперы. В городе, в котором снимали фильмы «Кир-рояль», «Монако Франце» и «Подводная лодка».

В Мюнхене, куда приезжали на концерты наши друзья Владимир Ашкенази и Кирилл Кондрашин, Гидон Кремер и Даниэль Баренбойм, Мстислав Ростропович и Юрий Любимов, Владимир Панов и Вольдемар Нельсон, Дмитрий Китаенко и Юрий Наумов. Где жили мы, Зиновьевы, и где продолжают жить наши близкие и друзья, чья судьба является и нашей судьбой.

То, что произошло в Мюнхене, — террористический акт против Мюнхена, его жителей и его культуры, против мира и Мира, против всего того, за что борется цивилизованное население планеты, втянутое в страшный кошмар, начало которому было положено 11 сентября 2001 года.

И ещё Ройтлинген, и ещё Ансбах. Занавес террористической трагедии всё никак не опускается… Когда же главные режиссёры предстанут перед судом народа и истории?!

Теракт в немецком Ансбахе: следственные действия на месте взрыва

Теракт в немецком Ансбахе: следственные действия на месте взрыва

Ольга Зиновьева,
президент Международного общества «Россия — Германия»,
сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»

Источник: «РИА Новости»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *