Осень социализма

Николай Платошкин

Своим видением того, что принято называть «Пражской весной», с «Историком» поделился доктор исторических наук, профессор, автор двухтомной монографии «Весна и осень чехословацкого социализма» Николай ПЛАТОШКИН.

«Пражская весна» не только поставила под вопрос перспективы социализма в одной, отдельно взятой восточноевропейской стране. События в Чехословакии имели и ярко выраженное геополитическое измерение, что хорошо понимали и в Москве, и в Праге, и в Вашингтоне. По большому счету, к середине августа 1968 года у советского руководства, равно как и у руководства братских социалистических стран, не оставалось иного выбора, кроме вмешательства…

ФАКТОР ДУБЧЕКА

– Что такое «Пражская весна», когда она началась и каковы ее причины?

– Термин «Пражская весна» был прилеплен к происходившим в Чехословакии процессам после того, как они завершились. «Пражская весна» – это название международного музыкального фестиваля, который ежегодно проводился в Праге в январе. И так как в 1968­м смена власти в стране пришлась на начало января, это позволило назвать развернувшиеся вслед за тем события «Пражской весной». Хотя в то время о них не говорили в терминах «Пражская весна» и «социализм с человеческим лицом». Официально Александр Дубчек и его окружение заявляли о восстановлении социалистических норм, нарушенных в Чехословакии репрессиями 1950­х годов.

– К январю 1968-го, когда Дубчек стал первым секретарем ЦК Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ), в экономике страны обозначились проблемы. Знал ли он, как их решать? Какие цели преследовал?

– Здесь уместна параллель с Михаилом Горбачевым, который был избран генеральным секретарем ЦК КПСС в марте 1985 года. Никакой программы реформ ни у того, ни у другого не было. Горбачев сначала говорил об ускорении социально-­экономического развития страны и о научно­-техническом обновлении производства, потом о возрождении принципов социализма. Затем провозгласил перестройку и гласность.

Дубчек пришел к власти потому, что в КПЧ его считали самым компромиссным кандидатом. Он всех устраивал! Этим и отличался от своего предшественника, Антонина Новотного, к которому с разных сторон предъявлялись самые разные претензии. В частности, компартия Словакии, которую до января 1968­го возглавлял Дубчек, упрекала Новотного в том, что Словакии якобы уделялось мало внимания. А в Дубчеке видели мягкого, неконфликтного человека, без больших амбиций. Выдвигавшие его члены Президиума ЦК КПЧ рассчитывали на то, что при таком первом секретаре каждый сможет делать то, что сочтет нужным. Примечательно, что, давая оценку смене власти в Чехословакии, ЦРУ констатировало, что настоящих реформаторов в окружении Дубчека нет.

– Его окружение состояло из карьеристов?

– Абсолютно так! Карьеристом был и он сам. Сравним его жизненный путь с биографией Густава Гусака, ставшего первым секретарем ЦК КПЧ после кризиса 1968 года. В фашистской Словакии Гусак несколько раз оказывался в заключении, а потом был арестован при президенте Чехословакии Клементе Готвальде. Гусака не казнили тогда только потому, что он отказался признаться в выдуманных преступлениях, в которых его обвиняли. Получил пожизненный срок. Тех же, кто сломался, расстреляли.

А родившийся в 1921 году Дубчек во время Второй мировой войны, живя в фашистской Словакии, никак себя не проявил! Даже в Словацком национальном восстании 1944 года, которое охватило широкие слои населения, участия не принял. Просто жил и работал, ничем не рискуя. После войны, во времена сталинизма, спокойно рос по партийной линии, делал карьеру, не ввязываясь во внутрипартийные баталии.

Густав Гусак (крайний слева), Людвик Свобода и Александр Дубчек (в центре) на параде в Праге. 1 мая 1968 года

– На какие слои населения опирался Дубчек в 1968 году и в чьих интересах действовал?

– Считается, что за ним шло большинство населения страны. Но это не так. Самое смешное и интересное в том, что за Дубчеком не стояла Словакия, компартию которой он возглавлял до января 1968 года. По всей Чехословакии против его реформ были рабочие, крестьяне, инженерно-технические работники. За реформы выступала только творческая гуманитарная интеллигенция. Отмена цензуры в прессе была в ее интересах. Хотя это не значит, что Дубчек и его окружение перестали давать указания журналистам, о чем им писать и о чем не писать.

Народ быстро почувствовал, что жизнь становится хуже. Сказалось то, что так называемые «реформаторы» стали сокращать экономическое сотрудничество с социалистическими странами. Летом 1968 года, накануне XIV чрезвычайного съезда КПЧ, проводились различные предсъездовские мероприятия. Многие выступления на них были пронизаны тревогой. Например, люди спрашивали: «Что вы делаете? Зачем рвете связи с Советским Союзом, который обеспечил наш завод заказами на пять лет вперед? Куда мы будем сбывать свою продукцию?» В ответ на такие выпады приехавшие из Праги докладчики начинали юлить: «Да это все неважно! Своими вопросами вы демонстрируете узкий кругозор. Главное – борьба со сталинизмом!» Выступавшие за реформы интеллигенты обвиняли простых тружеников в том, что у них вульгарные материальные потребности. К тому времени с полок магазинов исчезли дешевые товары, а людей призывали думать о возвышенных идеалах, о философии и т. д. Во главе этого бреда шел Союз чехословацких писателей.

«ЗАЧЕМ ВСЕ ЭТО?»

Густав Гусак, возглавивший компартию Чехословакии после кризиса 1968 года, и Леонид Брежнев. 1969 год

– Почему исчезли товары?

– При социализме единый хозяин – государство – фиксирует систему цен таким образом, чтобы за счет части прибавочной стоимости, полученной от производства дорогостоящих товаров (скажем, хрусталя), дотировать производство дешевых товаров. К примеру, хлеба. После того как государство перестало регламентировать ассортимент выпускаемой продукции, обнаружился дефицит дешевых товаров. Так, исчезла дешевая мебель. Человек приходил в магазин, чтобы купить табуретки, а их не было. Зато был выбор дорогих мебельных гарнитуров – по цене в несколько тысяч крон. Люди стали писать в органы власти и газеты, задавая вопрос: «В чем дело?»

Кроме того, предприятия, которым разрешили часть средств использовать по собственному усмотрению, перестали тратить их на развитие производства и закупку оборудования. Зато там повысили зарплаты сотрудникам. В результате возникла инфляция. Люди получали деньги, не обеспеченные товарами. Так было и в Чехословакии в 1968­м, и в СССР в годы перестройки.

– Что ждало Чехословакию в 1969 году?

– Согласно прогнозам, ожидались серьезные социальные волнения по причине падения уровня жизни населения.

– Власти не собирались отпустить цены в свободное плавание?

– Дубчек и его окружение боялись на это пойти. Они считали, что реформы должны были облегчить жизнь людей. А жизнь дорожала. Поскольку рвались годами наработанные связи с советскими предприятиями, народ спрашивал: «Зачем все это? Куда мы будем поставлять трамваи, если не в СССР? И откуда будем брать прокатный лист, который для производимых нами трамваев поставляет Советский Союз?» Ответом на такие «низменные» вопросы была травля в СМИ, которую устраивали «реформаторы». На дверях жилищ так называемых «консерваторов» сторонники реформ писали: «Сталинист». Тех, кого голословно объявляли сталинистами и ретроградами, травили в печати, над их детьми смеялись в школах. Люди кончали жизнь самоубийством.

– Как вел себя Дубчек?

– Он, как позже Горбачев, все время лавировал, стараясь быть хорошим для всех. На одном из заводов произошел и вовсе трагикомический случай. После выступления Дубчека рабочие сказали ему, что хотят написать письмо в СССР и заверить советский народ в том, что в Чехословакии к русским по-­прежнему хорошо относятся. Дубчек похвалил: «Молодцы! Обязательно напишите!» После того как рабочие письмо написали, их всех по его указанию уволили. Они пытались пробиться к нему на прием, но их не пропустили. Эта история ярко характеризует Дубчека как человека.

Вацлавская площадь в Праге в августе 1968 года стала ареной политических митингов и несанкционированных демонстраций

– Как восприняла «Пражскую весну» молодежь?

– Молодежь была разной. Рабочая молодежь, особенно словацкая, восприняла так, как восприняли происходившее все рабочие, – с тревогой и растущим недовольством. Часть чешской студенческой молодежи была настроена радикально, выступая и против социализма, и против «реформаторского» руководства страны. 8 августа 1968 года 300 молодых людей устроили перед зданием ЦК КПЧ несанкционированную демонстрацию, требуя правды о переговорах Президиума ЦК КПЧ с Политбюро ЦК КПСС в Чиерне­-над-Тисой и о совещании в Братиславе. Толпа кричала: «А ну вылезайте! Что, боитесь?» Тогда «реформаторы» стали звонить в советское посольство и умолять о помощи! У них получалось так, что, когда молодежь выступала против СССР, это было нормально, но когда ставила под сомнение власть самих «реформаторов», то первое место, куда они звонили, было советское посольство в Праге!

САША И ЛЕОНИД ИЛЬИЧ

– Какими были личные отношения генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева и Дубчека?

– Брежнев Дубчека искренне любил, звал его Сашей. Дубчек всегда козырял тем, что прекрасно знал русский язык, говорил на нем без акцента. Его детство и юность прошли в Советском Союзе. Новотный, которого «реформаторы» объявили «московской марионеткой», русского языка не знал. Да и вообще в отношениях с Кремлем он держал дистанцию. А Дубчек играл в «своего парня». Игре помогало то, что он окончил в Москве Высшую партийную школу при ЦК КПСС, что по тем временам являлось своего рода знаком качества.

С весны 1968 года ГДР, Польша и Болгария настаивали на вмешательстве в чехословацкие события. За это выступало и большинство членов Политбюро ЦК КПСС. В такой ситуации Брежнев, которого поддерживал венгерский лидер Янош Кадар, долго противостоял давлению. Хотя Брежневу постоянно докладывали о том, что Дубчек его обманывает. Брежнев выходил из зала заседаний Политбюро и звонил в Прагу: «Саша, но ты же обещал прекратить полемику в газетах! Что ты делаешь?!» Саша в ответ давал очередное обещание, которое и не думал выполнять. Доходило до того, что Дубчек, говоря по телефону в присутствии членов Президиума ЦК КПЧ, обманывал Брежнева, утверждая, что находится в комнате один. Кончилось тем, что Брежнев поручал советскому послу в Праге Степану Червоненко проверять, говорил ли Дубчек с ним по телефону в одиночестве.

Летом 1968 года Дубчек, решив провести чрезвычайный съезд КПЧ, под разными предлогами уклонялся от встречи с лидерами государств Организации Варшавского договора (ОВД). Но поскольку Москва настаивала на встрече Политбюро со всеми основными руководителями компартии Чехословакии, Дубчек, как ему казалось, придумал способ избежать переговоров, при этом свалив ответственность на сам Советский Союз. Он заявил, что встреча может состояться только на территории Чехословакии. Расчет был на то, что руководство сверхдержавы от такого предложения откажется и не приедет. После чего Дубчек объявил бы всему миру, что хотел договориться, а русские не приехали.

Однако произошло то, чего никогда не было ни раньше, ни позже. Единственный раз в истории руководство сверхдержавы, обладавшей ядерным оружием, в полном составе отправилось на встречу в небольшое государство! Когда в Вашингтоне об этом узнали, в правительстве США и в ЦРУ все были просто шокированы. В таких обстоятельствах Президиум ЦК КПЧ уже не мог не явиться на встречу. Переговоры прошли в словацкой Чиерне-­над-Тисой в конце июля – начале августа. Договорились, что взаимная полемика в прессе будет прекращена. Дубчек пообещал провести кадровые перестановки в руководстве КПЧ. Что же касается экономических реформ, то советские участники встречи сказали своим коллегам примерно следующее: «Проводить их мы вам не рекомендуем. Но и вмешиваться в них не станем – это ваше дело». Переговоры успешно завершились, после чего Брежнев ездил по Словакии, где его осыпали цветами. ЦРУ констатировало: «Кризис преодолен. Русские пошли на уступки».

Но после возвращения в Прагу Дубчек, следуя своей прежней тактике «больше слов – меньше дела», не выполнил ничего из того, что обещал. Критика СССР в чехословацкой прессе продолжалась.

– Какую роль чехословацкие СМИ сыграли в событиях 1968 года?

– Якобы демократические СМИ развернули информационно­-психологический террор против тех, кто имел мнение, отличное от мнения «реформаторов». Я знаю чешский язык и эти статьи читал. Это просто какой-то ужас! Не приводя фактов и доказательств, людей объявляли ретроградами и консерваторами, стоящими на пути реформ. Утверждалось, что все проблемы в стране из­-за них. А главное – то, что люди, которых травили, не имели возможности ответить. Надеясь спасти свое доброе имя, некоторые из них писали в газеты, требуя дать опровержение. Но газеты опровержений не печатали. Создавалось впечатление, что тем, кого травили, нечего возразить. Неудивительно, что самые большие претензии у Кремля были к двум членам Президиума ЦК КПЧ – Йозефу Смрковскому и Франтишеку Кригелю. Они курировали СМИ и связь с интеллигенцией.

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА

Товарный дефицит и очереди в Праге – одна из примет кризисного 1968 года

– Когда в  отношениях Москвы и Праги была пройдена точка невозврата?

– 13 августа. Брежнев в очередной раз позвонил Дубчеку, долго с ним говорил и чуть ли не плакал: «Саша, что ты делаешь?!» А тот жаловался, что на него давят. Заявил, что хочет уйти с поста первого секретаря ЦК КПЧ. Парадокс ситуации состоял в том, что Брежнев, принимая решение о вводе войск ОВД в Чехословакию, хотел спасти Дубчека! Заметьте, что после ввода войск Дубчек и другие руководители Чехословакии с постов смещены не были.

– Как вы оцениваете политику, проводившуюся Политбюро ЦК КПСС в отношении Чехословакии? Были ли допущены серьезные ошибки?

– По-­моему, все делалось правильно. Если говорить о вводе войск, то советское руководство до последней возможности делало все, чтобы этого избежать. Политбюро ЦК КПСС прибыло в Чиерну-­над­-Тисой для переговоров. Когда не помогло и это, выбора не оставалось. Пришлось вводить войска. Чехословакия шла вразнос, и Советский Союз все равно должен был бы за все отвечать и решать созданные политикой Дубчека проблемы. Интересный факт: руководители ЧССР просили у СССР кредит в 550 млн долларов, что равняется 5 млрд нынешних долларов. Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин поинтересовался: «На какие цели?» Оказалось, что деньги нужны на покупку товаров в западных странах, поскольку в Чехословакии в результате реформ возник товарный голод. Фактически Кремлю предлагалось профинансировать провалы экономической реформы в ЧССР.

– А как вы относитесь к позиции части советской интеллигенции, осудившей ввод танков в Прагу?

– Отрицательно. Беда чехословацкой интеллигенции, как и части советской, заключалась в пренебрежительном и чванливом отношении к простым людям. Главное для них – критически высказаться. А как это отразится на людях и стране – их не волновало. Абсолютный снобизм. Хотя в ЧССР и СССР реформы делали люди, которые стали интеллигенцией благодаря социализму. На Западе нет такой прослойки. Не было на Западе и десятков научных институтов, в которых человек, получая зарплату, мог годами изучать, к примеру, влияние Виссариона Белинского на творчество Николая Гоголя. В социалистических странах такая возможность появилась благодаря труду рабочих и крестьян. Мощная школа чехословацких философов и социологов возникла благодаря социализму. В 1960­е годы чехословацкие фильмы брали премии «Оскар». По инициативе СССР в Карловых Варах создали кинофестиваль. Социалистическое государство вкладывало в кинематограф огромные деньги.

А где сегодня чешский и словацкий кинематограф? Где научные институты? За что боролись чехословацкие интеллигенты, на то и напоролись.

– Возможно ли было в принципе построение «социализма с  человеческим лицом» в странах соцлагеря или это была утопия, химера?

– Это, пожалуй, самый важный вопрос. У меня на него нет однозначного ответа, хотя я бы хотел верить в то, что это не утопия.

Как известно, Карл Маркс и Фридрих Энгельс говорили, что социализм и коммунизм может построить новый человек, у которого разумные потребности. В Советском Союзе пытались воспитать такого человека, но, увы, не смогли. Осознав это, решили пойти по традиционному пути – по пути создания общества потребления. Была поставлена цель – максимально удовлетворять постоянно возрастающие потребности граждан. В итоге со времен Хрущева в СССР стало активно формироваться потребительское общество. Целью людей стали не возвышенные идеалы, а материальные блага. Когда с обеспечением этими благами начались проблемы, начались проблемы и у социализма. Получается, социализм рухнул, будучи подточенным изнутри. К этому времени удержать его от разрушения было уже некому.

Беседовал Олег НАЗАРОВ

«Историк» июнь/2018

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *