Мюнхенская конференция по безопасности: либеральные империалисты в поисках путей сохранения мирового господства

Подлежит ли ремонту «общеевропейский дом»

Прошедшая 15-17 февраля в столице Баварии очередная, причём рекордная по численности, 55-я Мюнхенская конференция безопасности (МКБ) сопровождалась немалым информационным шумом. Накануне организаторы мероприятия выпустили очередной ежегодный доклад, отражающий взгляд западной элиты на ключевые вопросы региональной и глобальной безопасности, а также некоторые руководящие принципы и доктринальные установки. Ставшие уже до некоторой степени банальными рассуждения о затянувшемся кризисе прежней глобальной модели мироустройства сопровождаются рассуждениями о наступающей «новой эре соперничества больших держав, в которой принимают участие США, Китай и Россия. Оно разворачивается в вакууме, на место того, что когда-то именовалось либеральным мировым порядком. Хотя никто не знает, как будет выглядеть следующий порядок, становится очевидным, что требуются новые инструменты для предотвращения ситуации, когда восстанавливать будет просто нечего».

Вступительное слово В. Ишингера

Многолетний председатель конференции Вольфганг Ишингер именует официальную программу мероприятия лишь вершиной айсберга при основной работе в «коридорном» закулисье:

«Мюнхенская конференция – это место, где можно протестировать идеи, где могут зародиться новые альянсы, и где может начаться подготовка к тому, чтобы придать импульс процессам или вообще начать их».

Только вот с самими «идеями» и «процессами», мягко говоря, не очень, что и было в очередной раз продемонстрировано без прикрас.

Гонка вооружений: немыслимое становится возможным

Отдельный раздел доклада МКБ, вдохновляюще озаглавленный «Здравствуй, оружие» посвящён перспективам разоружения, а точнее – его прямой противоположности, то есть тотальной гонке вооружений, дополнительным импульсом к которой послужил недавний односторонний выход Вашингтона из Договора 1987 года о ракетах средней и меньшей дальности:

«Ещё один элемент, который ставится под угрозу опасным соперничеством России и США – судьба [договора] СНВ-3, соглашения о сокращении наступательных вооружений, срок действия которого истекает в 2021 году. Маловероятно, что договор будет продлён, хотя президент Трамп и намекнул на возможность совместных усилий с лидерами Китая и России для обуздания гонки вооружений».

Впрочем, вряд ли сами авторы доклада воспринимают эти «намёки» всерьёз. Договор СНВ-3, подписанный в апреле 2010 года в Праге сроком на 10 лет, предполагает сокращение их уровня до следующих показателей:

  • 700 единиц развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ);
  • 1 550 ядерных боезарядов и 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок (ПУ) МБР, БРПЛ и ТБ.

Таким образом, высока вероятность окончательного слома каких-либо международно-правовых механизмов ограничения и контроля над ядерными вооружениями, открывая предельно опасную и непредсказуемую эру ядерного шантажа. И хотя заместитель генерального секретаря НАТО американка Роуз Геттемюллер заверяет, что Альянс не собирается размещать в Европе ракеты с ядерными зарядами, независимо от того, сохранится или нет Договор о ракетах средней и меньшей дальности. Впрочем, это обещание вполне может разделить судьбу обещаний не размещать в приграничных с Россией странах НАТО крупные воинские контингенты и военные базы. Так что намерения – это одно, но  расширяющиеся технические возможности уже в среднесрочной перспективе будут диктовать совершенно иную модель поведения.

Фото: U.S. Navy

О чем может идти речь? В начале года Национальный офис ядерной безопасности США объявил о начале производства на заводе Pantex в Техасе принципиально новых стратегических ядерных боеголовок W76-2, которыми должны оснащаться межконтинентальные ракеты Trident. К сентябрю некоторое их количество поступит на флот. Их особенность – гораздо менее мощный заряд – не 100 килотонн, а всего лишь 5. Однако именно такая, уменьшенная сила и делает W76-2 потенциально самым страшным оружием, поскольку «она разработана не для сдерживания другой страны, а для боевого применения. Это именно то оружие, которое может сделать немыслимое возможным». И это – лишь один из конкретных примеров разработки странами западного альянса и транснациональными военными корпорациями всё более современных видов вооружений (таких, как гиперзвук, подводные многофункциональные беспилотники и др.), прикрываемых пропагандистским потоком сознания о пресловутой «российской угрозе». Бредом, который в избытке источался посланцами США и НАТО в Мюнхене и от излишнего цитирования которого мы, пожалуй, воздержимся. Отметим в этой связи лишь ответ главы российской делегации Сергея Лаврова на хамский выпад некоего Гэвина Уильямсона из Лондона, которому очень не нравится Россия вообще и её присутствие в Арктике в частности:

«Если вы слушаете таких людей, как министр войны – о, извините, министр обороны – Соединенного Королевства, у вас может сложиться впечатление, что никто, кроме НАТО, не имеет права где-либо находиться».

В Москве уверены, что сотрудничество на арктическом направлении не требует какого-либо военного компонента, а вот цели активизации НАТО в регионе еще только предстоит понять.

Россия: несмотря ни на что – работа на позитив

Вообще, министр иностранных дел Сергей Лавров – пожалуй, самый опытный из участников МКБ, выступление которого (как и ответы на вопросы журналистов) отличалась эмоциональной яркостью и, включая призывы к совместной работе по строительству «общеевропейского дома» без разломов, разделительных линий и блокового противостояния. К сожалению, после окончания «холодной войны» благородные помыслы крупных европейских политиков, таких, как Шарль де Голль, Гельмут Коль и Франсуа Миттеран, оказались невостребованными. Объективным следствием НАТО-центричной модели «европейской безопасности» стало бессмысленное противостояние с Россией, многомиллиардные убытки вследствие санкций, не приносящих европейским партнёрам, кроме вреда, никакой особой пользы. Конкуренция интеграционных проектов не должна сопровождаться конфронтацией и соперничеством, и инициатива Президента России Владимира Путина по формированию Большого Евразийского партнерства предоставляет в этом отношении большие возможности.

«…Не на словах, а на деле начинается работа по обеспечению неделимости экономического развития на нашем общем огромном и богатейшем материке. Думаю, что европейские партнеры только выиграют, если будут подключаться к этой работе. Выстраивание общего пространства от Лиссабона до Владивостока на деле, а не на словах повысит конкурентоспособность всех его участников, особенно в свете усиливающегося эгоизма на мировых рынках, попыток навязывать всем и всюду «правила игры» в обход норм ООН и ВТО… Усиление экономической взаимосвязанности в Евразии могло бы стать хорошим фундаментом общеконтинентальной архитектуры равной и неделимой безопасности… Всем нам еще предстоит выполнить обязательство, принятое на саммите ОБСЕ в Астане в 2010 г., – построить на пространстве ОБСЕ свободное, демократическое, общее и неделимое сообщество безопасности»,

– отметил глава российской дипломатии. Впрочем, переубеждать в чём-то на нынешнем этапе непоколебимых адептов евроатлантической солидарности не имеет особого смысла. Именно поэтому, возможно, выступление Сергея Лаврова было достаточно кратким по времени, а упор в работе российской делегации (в которую входили Сергей Рябков, Александр Глушко и другие ведущие дипломаты) был сделан на неформальные контакты. В том числе – весьма бурные, но откровенные – как, например, разговор с министром иностранных дел Японии, не отказывающейся от территориальных претензий на Курильские острова. Проведённые встречи, в первую очередь с посланцами западного мира, полностью развеивают пропагандистские мантры о некоей «изоляции» России. И хотя даже со стороны жёстких критиков России наблюдался тщательно скрываемый на публике запрос на нормализацию отношений, здесь вряд ли стоит ожидать позитивных перемен до тек пор, пока эти политики не перестанут «руководствоваться круговой порукой и следовать курсу, который закреплён в ЕС под давлением агрессивного русофобского меньшинства».

Ближневосточный акцент

Американская делегация во главе с вице-президентом Майком Пенсом прибыла в Мюнхен прямиком из Варшавы, где была предпринята (не очень-то, по всей видимости, успешная) попытка сколотить региональный антииранский альянс. Одним из поводов для критики со стороны фрау Меркель в адрес Вашингтона стала жёсткая позиция администрации Трампа в «иранском вопросе». Очередной призыв Пенса отказаться от иранской «ядерной сделки», не вызвал у европейцев ни малейшего восторга. Ярко выступивший министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф подчеркнул неукоснительное выполнение своей страной «Совместного всеобъемлющего плана действий», несмотря на выход из него администрации Трампа, что имеет огромное значение для снижения напряженности и поддержания региональной стабильности. В то же время, без поддержки Европы, Тегерану сложно в одиночку и далее нести нелёгкое бремя выполнения «ядерной сделки».

М. Зариф и Ф. Могерини

Что касается Сирии, то в день начала конференции, 15 февраля, газета Washington Post сообщила о планах Пентагона по созданию на севере и северо-востоке этой страны некоей «зоны безопасности» с привлечением воинских формирований европейских союзников, в частности Великобритании, Германии и Франции, общей численностью около полутора тысяч человек. Соответствующие переговоры должны были быть проведены представителями Белого Дома и Конгресса «на полях» Мюнхенской конференции. Кроме того, исполняющий обязанности главы Пентагона Патрик Шанахан по итогам состоявшейся там же встречи с участниками проамериканской «коалиции» заявил о желательности её расширения. Дескать, это необходимо для противостояния масштабной угрозе, исходящей от запрещённой в России террористической группировки «ИГ», распространяющей своё влияние на Афганистан и далее, вплоть до Филиппин. Той самой группировки, боевиков которой, по данным ссылающегося на местные источники агентства Anadolu, американские военные накануне в очередной раз по воздуху из провинции Дейр эз-Зор на свои военные объекты в Сирии.

Из всего этого можно сделать единственный вывод – США и далее будут размахивать жупелом «террористической угрозы» для обоснования своего присутствия и военного вмешательства в самых разных уголках мира, в том числе в Сирии, откуда, конечно же, никто никуда не уйдёт.

Насчет заявлений Л. Грэма или кого-то еще о том, что Президент США Д. Трамп будет создавать буферные зоны на севере Сирии, мне трудно комментировать. Американский лидер уже объявил, что они выходят из Сирии. Потом его сотрудники заявили, что это не совсем так – то ли  выходят, то ли выходят не совсем, то ли их там заменит некая ЧВК (частная военная компания), то ли французы и британцы.

Различные планы стран, которые нелегитимно находятся на сирийской территории, тем более, планы вовлекать туда еще больше нелегитимных «игроков» — мне кажется, это делу не помогает»,

– подчеркнул в этой связи С. Лавров. В свою очередь, специальный представитель президента США по Сирии Дж. Джеффри прямо обозначил интерес Вашингтона к дальнейшему разделению страны, ибо возвращение сирийской арабской армии в ныне подконтрольные «Сирийским демократическим силам» районы, оказывается, не будет «способствовать стабильности».

* * *

Конечно, обсуждались почтеннейшей публикой и другие актуальные темы, например, столь раздражающий Вашингтон газопровод «Северный поток-2» и бесконечный украинский кризис, подлинные причины которого вряд ли кому-то из серьёзных людей на Западе неизвестны (хотя бы потому, что именно там этот кризис и создавался, причём задолго до государственного переворота пятилетней давности). «Мы занимаем жесткую позицию по отношению к «Северному потоку — 2», и мы рекомендуем другим партнерам действовать так же», – отчеканил Майк Пенс, ответив, таким образом, на робкие попытки Ангелы Меркель обозначить заинтересованность в закупке энергоносителей от разных поставщиков. В свою очередь, фрау бундесканцлерин прямо поддержала президента Украины Петра Порошенко, что в очередной раз перечёркивает и без того призрачные надежды на выполнение Киевом Минских соглашений 2015 года. В целом же, считающаяся авторитетной Мюнхенская конференция, включая закулисье – вполне надежный индикатор планов и намерений «коллективного Запада» (так сказать, «градусник», замеряющий уровень коллективной истерии партнёров). Как отмечает президент Российского Совета по международным делам Игорь Иванов, большого оптимизма нет, и проблема в том, что Мюнхенская конференция по безопасности из формата обсуждения текущих проблем превращается в площадку манифестации собственных позиций и поиска виноватых в проблемах – вместо совместной выработки решений.

Майк Пенс выдвинул европейским союзникам в Мюнхене множество жёстких требований

По мнению основателя политконсалтинговой компании Eurasia Group, влиятельного американского политолога Яна Бремера, «Внешнеполитический истеблишмент США здесь, в Мюнхене, считает, что мы можем вернуться к глобальному порядку, возглавляемому США, после ухода Трампа. Нет ничего более далекого от правды». И всё же, несмотря на тактические разногласия по частным вопросам, стратегическое единство «коллективного Запада» вряд ли целесообразно ставить под сомнение, из чего можно сделать основной вывод о дальнейшем росте международной напряжённости, регионального и глобального конфликтного потенциала. А само же мероприятие на исторической родине «пивного путча» можно переименовать в «международную конференцию по опасности», которую, как все-таки можно надеяться, ещё не поздно остановить.

Дмитрий НЕФЁДОВ

Источник: «ВПА».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *