Многополярность – фактор, но не гарантия международного мира

Бельков Олег Алексеевич

(материалы выступления на научном семинаре в ВА ГШ 16.05.2019 Многополярность как фактор мировой стабильности и безопасности Российской Федерации»)

После окончания холодной войны утвердилась однополярная модель мироустройства. В июне 2016 г. В.В. Путин, говоря о роли США в международных отношениях, подчеркнул: «Америка — великая держава. Сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем» [2] Последующие десятилетия показали, что эта модель деструктивная. В ней одна сверхдержава, обладая неограниченной властью над миром, сама придумывает правила и заставляет всех остальных жить по ним (С.В. Лавров) [4]. Ее глобальная доминация в планетарном масштабе задает нормативные коды в экономике, политике, культуре, технологиях и информационной сфере, а те, кто с ней конкурирует (в частности, Китай или Россия), вынуждены играть по ее правилам.

Это становится причиной антидемократизации, пренебрежения и подавления прав других стран, открытого и грубого вмешательства во внутренние дела суверенных государств, нередко силового, в том числе в форме цветных революций насаждения в них угодных ей режимов и правительств и уже потому вызывает силы и движения, стремящиеся вырваться из этой системы.

В то же время США, выступая в роли мирового гегемона и арбитра, надорвались. И хотя отказываться от этой роли, уходить или менять стиль жизни и международного поведения они не желают, заниматься делами всего мира им оказывается не под силу. Теперь все более ясно, что они никогда не смогут восстановить свои былые позиции.

Мы являемся современниками и свидетелями формирования новой модели миропорядка – многополярности, как альтернативы и отрицания (отказа на существование) однополярного и двуполярного миров. Это – неотвратимый, но отнюдь не завершенный процесс: было бы преждевременным говорить о полном преодолении «однополярного момента». Еще в октябре 2016 г. на ежегодной встрече Валдайского клуба, В.В. Путин заметил: «Мне бы очень хотелось… чтобы мир действительно стал многополярным» [1].

Многополярность – политическая модель мироустройства, предполагающая наличие многих центров силы, сопоставимых по своим возможностям. Как пишет А.Г. Дугин, «теоретически полюс многополярного мира должен представлять собой мощное военное, экономическое, демографическое, политическое, географическое и цивилизационное образование, которое было бы способно осуществить стратегическую интеграцию прилегающих к нему территорий, выступая как результирующий вектор широкого спектра региональных интересов и представляющих их совокупно перед лицом глобализма и однополярности, осознанных как вызов» [5].

Представляется важным артикулировать два положения, содержащиеся в данном определении. Во-первых, геополитический полюс формируется на основе и вокруг суверенной державы, которая служит центром притяжения, говоря языком прошлых эпох, лимитрофов. (Лимитроф (от лат. limes граница и греч. trophos питающий) – пограничные области Римской империи, которые должны были содержать императорские войска, размещенные на их территории. В 20-30-х гг. 20 в. Лимитроф – общее название буржуазных государств, образовавшихся на западных окраинах бывшей Российской империи после 1917 г. (Латвия, Литва, Эстония, Польша и Финляндия). При этом далеко не каждое государство мира и даже не любая коалиция государств вправе претендовать на позицию отдельного «полюса» в международной системе. Абсолютное большинство участников международных отношений в многополярном мире отнюдь не являются самостоятельными акторами мировой политики.

Многополярная модель имеет глобальный характер: вне ее практически остается очень мало стран, все в той или иной степени встроены в тот или иной полюс. Полюса делят мир на несколько частей: каждый из них притягивает к себе или к нему льнут различные государства, совсем не обязательно соседствующие территориально. Есть государства и территории, которые в ином качестве немыслимы. Но таковыми могут стать и в принципе крепкие самодостаточные государства. Так, ныне Западная Европа, в том числе Германия, Франция, Италия представляют собой скорее придаток США, чем самостоятельный полюс силы.

Тем не менее, подчеркнем специально, многополярность, если не разрушает вовсе, то значительно ослабляет былые механизмы международных отношений, которые, согласно Отто фон Бисмарку, характеризовались тем, что на мировой арене все большие страны ведут себя как бандиты, все малые страны – как проститутки [6]. Думается, большой натяжкой является утверждение А. Кортунова о том, что «концепция многополярного мира апеллирует к «гангстерам» и игнорирует «проституток» [7].

Многополярность, представляет собой более справедливую и гармоничную концепцию мироустройства по сравнению с однополярным или биполярным мироустройством, поскольку исключает доминирование одной–двух держав над всем миром, геополитическое всевластие одного центра, будь то мировое правительство, «вашингтонский обком» или любая другая гипотетическая структура.

А устранение доминанта, определяющего параметры и характер жизнедеятельности всех, означает увеличение свободы, возможности самоопределения каждого субъекта геополитики, свободу сохранения им своей самости, самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного существования, свободно устанавливать свой политический статус и осуществлять своё экономическое и культурное развитие, решать свою судьбу.

Во-вторых, многополярность – категория не милитаристская, но беллицистская (от латинского bellum – война). Безусловно прав А.Г. Дугин, говоря, что каждый полюс предстает как наднациональное (надгосударственное) образование, мощь которого определяют и характеризуют шесть критериев. Однако эти его критерии оказываются действенными не сами по себе, взятые в отдельности, а вкупе. Оставлю за скобками вопрос о том, сколько этих полюсов (три, семь, одиннадцать?) есть или может быть. Важно, что они представляет собой образования, сопоставимые по весу, возможностям, активности геополитические.

Сказать об этом представляется необходимым, поскольку часто говорится, что «многополярный мир – политическая модель мироустройства, предполагающая наличие многих [и разных] центров силы (политических, военных, экономических и культурных), сравнимых по своим возможностям и не стремящихся распространить своё влияние друг на друга путём насилия или обмана» [8].

Порою высказывается мнение, будто мировым центром могут стать государства, добившиеся лидирующих позиций в какой-либо одной сфере жизни или области деятельности. Так, А. Кортунов, признавая, что например, Южная Корея не может считаться великой державой в традиционном понимании этого термина – она не в состоянии самостоятельно обеспечить собственную безопасность, тем не менее пишет, что в секторе носимой электроники она выступает даже не как великая держава, а как одна из двух «сверхдержав», поскольку корейская корпорация «Самсунг» – единственная компания в мире, которая полноценно и успешно конкурирует с американской «Эппл» на глобальных рынках смартфонов. А с точки зрения глобального «бренда» страны, считает он, последняя модель корейского смартфона весит больше, чем новейшая модификация российского зенитно-ракетного комплекса С-500 «Прометей» [7]. Думается, неточна и всеведущая Википедия, когда пишет: «Многополярность в политике предполагает наличие в мире нескольких полюсов силы (военный полюс, цивилизационный полюс, политический полюс и экономический полюс), не превосходящих и не распространяющих своё влияние друг на друга». Понятие «многополярности», считает она, часто путают с «многоцентричностью» — наличием в мире нескольких центров силы [19].

Сегодня традиционные жесткие иерархии силы, утверждает А.В. Кортунов, быстро теряют свое прежнее значение. Не потому, что старые компоненты национального могущества перестают действовать, а потому, что параллельно с ними выстраиваются многочисленные новые компоненты.

Но, во-первых, остается загадкой, что такое «глобальный «бренд» страны». Во-вторых, глобальный бренд и геополитический статус государств лежат в разных плоскостях и в сопоставлении их компонентов столь же смысла и логики, как в сравнении, например, цвета и веса различных предметов или в фразе «летели два крокодила: один зеленый, другой в Африку».

Так, Финляндия в докладе ООН, в котором оценены 156 государств, названа самой счастливой страной в мире [3]; по версии журнала Forbes, Сингапур занимает третье место в рейтинге самых богатых стран [14]; международная правозащитная организация Transparency International заявила, что лидерами по борьбе с коррупцией в 2017 г. стали Новая Зеландия и Дания [10].

Но ни одно из названных государств никем не рассматривается в качестве геополитического полюса. И, можно повторить, именно потому, что все здравомыслящие люди понимают: многополярность, геополитический полюс – образования и категории силовые, и их интегративной характеристикой является военная мощь. Последняя представляет собой совокупность всех материальных и духовных сил государства (коалиции) и способность мобилизовать эти силы для защиты и продвижения своих интересов.

Достаточно широко известна фраза И.В. Сталина, сказанная министру иностранных дел Франции Пьеру Лавалю. Когда тот спросил, не может ли Сталин сделать что-нибудь для поощрения религии и католиков в России, что помогло бы Франции в делах с папой, в ответ услышал: «Ого! Папа! А у него сколько дивизий?» [15]. Другая версия этой реплики описана в воспоминаниях переводчика Сталина Валентина Бережкова. По его словам, У. Черчилль, в ходе переговоров со Сталиным обратил внимание на исключительное значение добрососедских отношений между возрожденной Польшей и Советским Союзом и добавил: «Польша – католическая страна. Нельзя допустить, чтобы внутреннее развитие там осложнило наши отношения с Ватиканом». «А сколько дивизий у Папы Римского?» – прервал его рассуждения Сталин [13]. В рассуждениях Лаваля речь шла о моральном влиянии Папы на всем земном шаре. А Сталин подтвердил, что в мировой политике принципиальное, первостепенное значение имеет только сила.

Хантингтонская дифференциация мира (см. карту) строится по другой системе координат, она выделяет не полюсы силы, как акторов мировой политики, а зоны цивилизационного своеобразия.

Многополярность не отменяет ни извечное геополитическое соперничество, ни постоянную глобальную конкуренцию. Она переводит их на другой уровень. Но и здесь эти соперничество и конкуренция могут приобретать характер конфронтации, в том числе военной. Поэтому представляется, что выдает желаемое за действительное автор приведенного выше определения, когда добавляет, что полюса во взаимодействии проявляют взаимную добрую волю: все признают разграничение существующих зон и не вмешиваются в чужие дела без согласия на это; при этом идет взаимовыгодное экономическое и культурное сотрудничество.

Возражение данной точке зрения не есть отрицание истины, сформулированной в названии конференции: «Многополярность есть фактор мировой стабильности и безопасности Российской Федерации». Она действительно выступает причиной, движущей силой укрепления международного мира, является существенным обстоятельством, определяющим содержание и характер этого процесса (таково значение термина фактор). В двояком смысле.

С одной стороны, в границах каждого полюса по общему правилу утверждается гармония. К их формированию в определенной мере можно отнести слова В.С. Соловьева относительно мировых империй: «Особенно это ясно в истории обширных завоевательных держав (всемирных монархий). Каждое завоевание было здесь распространением мира, т.е. расширением того круга, внутри которого война переставала быть нормальным явлением и становилась редкою и предосудительною случайностью, преступным междоусобием» [12].

С другой стороны, наличие нескольких центров (полюсов) силы, сопоставимых по основным параметрам силы и влияния расширяет пространство и время мира, снижает опасность глобальной войны за удержание мировой гегемонии. Лобовое столкновение между ними почти наверняка будет иметь самоубийственный характер и потому становится маловероятным. (Войну развязывает страна, уверенная в ее победоносном исходе. Но при нынешних военных потенциалах конкурирующих полюсов такой уверенности ни у кого не может быть).

Однако в мировой политике действуют многие и разнонаправленные факторы. И потому многополярность не является абсолютной гарантией международного мира и безопасности. Более того, как говорится в Концепции внешней политики РФ, ныне, «в условиях нестабильности мировой политической и экономической системы повышается роль фактора силы в международных отношениях» [16].

Во-первых, многополярность ослабляет, отодвигает опасность крупномасштабной войны, но не устраняет ее полностью. Так, летом прошлого года министр обороны РФ С.К. Шойгу предупредил об угрозе возникновения военных конфликтов в Арктике [17]. А осенью того же года руководитель внешнеполитического ведомства России С.В. Лавров заявил, что в последнее время между нашей страной и Соединенными Штатами заметно нарастает конфронтация, что в значительной степени повышает степень риска, включая и военного противостояния [20].

Во-вторых, история холодной войны подсказывает, что полюса силы, избегая прямого лобового столкновения, могут оказаться втянутыми в локальный вооруженный конфликт, подобный корейской войне 1950–1953 гг. Как известно, на периферии полюсов имели место быть многочисленные военные действия.

В-третьих, для каждого конкретного актора геополитики принадлежность к определенному полюсу не является раз и навсегда данным выбором. Ее изменение всегда носит проблемный и конфликтный характер и меняет соотношение сил полюсов. Таковым стал, например, переход стран Восточной Европы и некоторых бывших советских республик из распавшегося Варшавского договора в НАТО.

В-четвертых, пусть как «редкая и предосудительная случайность, преступное междоусобие» (В.С. Соловьев) сохраняется возможность вооруженных конфликтов внутри полюсов.

Все сказанное означает, что утверждение России в качестве авторитетного, сильного и влиятельного геополитического полюса силы не страхует ее от рисков возможных военных конфронтаций. Весьма показательно, что организаторы конференции включили для обсуждения вопросы «Военно-политический фактор обеспечения безопасности Российской Федерации в многополярном мире» и «Перспективы укрепления двустороннего и многостороннего сотрудничества стран ЕАЭС, СНГ, ОДКБ, ШОС в сфере военной безопасности».

Тем самым они заявили, что и в условиях многополярности необходимо руководствоваться кредо адмирала Макарова «Помни войну». Помнить войну – это значит, понимать, что война – особое состояние общества, характеризующееся тем, что оно подвергается вооружённому насилию и само применяет его в интересах изменения или сохранения политического статус-кво. Помнить войну – значит понимать, что страна не застрахована от нее и бороться против войны надо до того, как она началась. Помнить войну – значит исходить из того, что национальная оборона должна быть основным приоритетом политики безопасности Российской Федерации. В новой редакции Стратегии национальной безопасности РФ эта лапидарная формула размыта: в ней оборона страны названа первой, но в общем ряду девяти других стратегических национальных приоритетов, посредством реализации которых осуществляется обеспечение национальных интересов страны.

Не хотелось бы показаться циником, но не могу не напомнить известные слова Александра III Миротворца (названного так потому, что за его годы царствования Россия не провела ни одной крупной войны): «У России есть только два союзника – это ее армия и ее флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас» [11].

Замечу в скобках, что миротворческая позиция Александра III вовсе на означала его пацифизма. На аудиенции с британским послом Александр сказал: «Я не допущу посягательства на наших людей и нашу территорию». Посол ответил: «Это может вызвать вооружённое столкновение с Англией!» Царь спокойно заметил: «Ну что ж… Наверное, сдюжим». И мобилизовал Балтийский флот. Он был в пять раз меньше тех сил, которыми располагали британцы на море. И всё же войны не случилось. Англичане успокоились и сдали свои позиции в Средней Азии [18].

Необходимость заботы о военной мощи страны выражена в чеканной формуле, авторство которой приписывается Наполеону: «Народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую» [9].

Бельков Олег Алексеевич,
доктор философских наук,
профессор,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) ВАГШ ВС РФ.

Литература

  1. Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии XIII ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» 27 октября 2016 г.// http://www.kremlin.ru/events/president/news/53151.
  2. Владимир Путин выступил на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума. 17 июня 2016 года//http://www.kremlin.ru/events/president/news/52178.
  3. В ООН назвали самые счастливые страны мира// https://ria.ru/20180314/1516322663.html. Дата обращения 14 марта 2018 г.
  4. Выступление Сергея Лаврова на XXVII Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике. 14 апреля 2019// https://aftershock.news/?q=node/746679&full. Дата обращения 21 апреля 2019 г.
  5. Дугин А.Г. Понятие полюса в многополярной перспективе // Геополитика № 1. 2010. С. 7.
  6. “Коммерсантъ FM” от 02.07.2013// Электронный ресурс https://www.kommersant.ru/doc/2224777. Дата обращения 21 апреля 2019 г.
  7. Кортунов А.В. Почему мир не становится многополярным http://www.rodon.org/polit-180627102326. Дата обращения 21 апреля 2019 г.
  8. Многополярный мир https://ruxpert.ru/. Дата обращения 23 апреля 2019 г.
  9. Наполеон I Бонапарт. Материал из Викицитатника https://ru.wikiquote.org/wiki/%
  10. Опубликован ежегодный рейтинг уровня коррумпированности стран// https://regnum.ru/news/2383395.html. Дата обращения 22 апреля 2019 г. Россия по этому показателю занимает 135 место (всего оценено 180 государств).
  11. Серов В. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид-Пресс». 2003.
  12. Соловьев В.С. Смысл войны// Русские философы о войне: Ф.М. Достоевский, Вл. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, В.Ф. Эрн М.: Кучково поле, 2005. 496 с.
  13. Сколько дивизий у Папы Римского?// https://pikabu.ru/story/skolko_diviziy_u_papyi_rimskogo_5380194.
  14. Страна Сингапур – интересные факты https://vsingapore.ru/singapore/. Дата обращения 21 апреля 2019 г.
  15. Черчилль У. Вторая мировая война. М., 1948–1955. Т. 1. гл. 8.
  16. http://www.kremlin.ru/acts/news/785. Дата обращения 23 апреля 2019 г.
  17. https://howto-news.info/stolknovenie-v-arktike-ssha-i-rossiya-shlestnulis-vo-ldah/?utm_source=push&utm_medium=857
  18. https://nstarikov.ru/blog/53329?print=print. Дата обращения 23 апреля 2019 г.
  19. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%%D1%81%D1%82%C.
  20. https://tehnowar.ru/86100-lavrov-predupredil-rossijan-o-vozmozhnoj-vojne-s-amerikoj.html.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *