Добровольческая колонизация Дикого поля. Образование Новороссии

Начало XVIII века ознаменовалось крупномасштабной модернизацией России в военно-политической, административных и иных сферах жизнедеятельности. Важнейшими направлениями этой модернизации стала ликвидация военно-политической и экономической блокады, причем не только на балтийском, но и на других направлениях – каспийском и черноморском.

В результате Северной войны Россия «прорубила окно в Европу», утвердившись на Балтике в качестве одного из ведущих европейских государств, с интересами которого «старой» Европе уже предстояло считаться.

В ходе Каспийского похода (1722 — 1724 годы) Петра I была пресечена попытка захвата прикаспийских территорий Турцией и обеспечена безопасность судоходства и торговли в регионе. Таким образом, было «прорублено окно в Азию». Символически это было сделано в землянке в г. Петровске (ныне Махачкала).

На черноморском же направлении попытки прорыва блокады были менее успешными. России не удалось в петровское время утвердиться в Причерноморье и Приазовье. Это было обусловлено рядом причин, одной из важнейших среди которых был дефицит людских ресурсов на данном направлении. Регион, по сути, представлял собой, так называемое  «Дикое поле» — пустынный заброшенный край.

Особый вклад в деградацию региона вносило Крымское ханство – последний осколок Золотой Орды, находившееся с 1475 года в вассальной зависимости от Османской империи. По сути дела, это было государство-паразит, основной «хозяйственной» специализацией которого были набеги за рабами и добычей на Малую и Великую Русь. Благодаря турецкой поддержке, особенностям географического положения, а также традиционно конфронтационным российско-польским отношениям, Крымское ханство оказалось не только самым сильным и хищным, но и самым долговечным из всех ханств распавшейся Золотой Орды[1]. Так, например, только за первую половину XVI столетия крымскими татарами было совершено более 50 грабительских вторжений в пределы Московского царства. Систематическими были набеги крымских татар на Русь и во второй половине XVI столетия. В этих набегах участвовало едва ли не все взрослое мужское население ханства. Цель был одна грабеж и захват пленников. При этом охота за живым товаром была главной отраслью хозяйства ханства, а невольники  – его главным экспортным товаром.

Образование Новороссии 1

Захваченных в набегах пленников в основном тут же в Крыму покупали купцы преимущественно еврейского происхождения, которые в дальнейшем перепродавали свой «товар» с большой прибылью. Покупателем невольников была преимущественно Османская империя, широко использовавшая труд невольников во всех сферах хозяйственной жизни. Помимо этого, в XIV — XV веках славянских невольников покупали купцы итальянских городских республик, переживавших период Возрождения, а также Франция. Таким образом, ни «христианнейшие» монархи, ни благочестивые буржуа, ни гуманисты Ренессанса не видели ничего зазорного в том, чтобы покупать невольников-христиан у мусульманских владык через посредников-евреев.

Подсчитать количество жертв крымских набегов за XV — XVIII века не представляется возможным. Очевидно лишь то, что их общее число жертв исчисляется миллионами.

Интересы обеспечения безопасности России требовали ликвидации крымско-татарской и турецкой угрозы и возвращения выхода к Черному морю. Это в свою, очередь предполагало необходимость привлечения в регион больших людских ресурсов, способных не только осваивать одичавшие плодородные земли, но и оберегать их от набегов и вторжений.

Начало этому процессу положил Петр I.  Не найдя союзников в борьбе с Турцией в Европе[2], он решил найти их среди населения порабощенных ею народов. С этой целью им был издан ряд указов с призывами о переселении представителей южнославянских и других православных народов Балкан с целью их участия в обороне южных рубежей России от нападений крымских татар и турок.

Этому способствовала позиция самих балканских народов, видевших в России силу, способную сокрушить Османскую империю и освободить  их от турецкого господства. Вера в могущество и мессианизм «боговенчанной державы» пришла в конце XVII века на смену надежде на католического лидера в Восточной Европе – деградирующую Речь Посполитую[3]. Эта вера была подкреплена и заявлениями российских официальных лиц. В частности, например, представитель России на Карловицком мирном конгрессе (1698 год) П.Б. Возницын указал, что «если султан является покровителем всего исламского мира, а австрийский император – католиков, то Россия имеет право вступаться за православных на Балканах»[4]. В последующем вплоть крушения Российской империи в 1917 году, это стало лейтмотивом ее внешней политики.

В силу этого уже с конца XVI столетия в Россию направляются представители высшего православного духовенства, а также политической и военной элиты балканских народов с просьбами о покровительстве в борьбе с Османской империей и предложения совместного борьбы с ней.

На практике это проявилось в ходе русско-турецкой войны 1711 – 1713 годов. Для помощи России в балканских провинциях Австрии было сформировано 20 тысячное сербское ополчение, но соединиться с русской армией оно не смогло, поскольку было блокировано австрийскими войсками. В итоге в корпус Б.П. Шереметьева из-за австрийской блокады летом 1711 года удалось пробиться только лишь 148 сербам под командованием капитана В. Болюбаша[5]. В последующем количество сербов-добровольцев увеличилось, составив к 1713 году порядка 1500 человек. Столь же малочисленными оказались добровольцы из Венгрии (409 человек) и Молдавии (порядка 500 человек).

По окончанию кампании большинство добровольцев вернулось на родину. В то же время часть из них вернуться не могло, поскольку в Австрии они неминуемо были бы подвергнуты репрессиям. Поэтому по завершению войны, они были размещены в городах Слободской Украины: Нежине, Чернигове, Полтаве и Переяславле. А 31 января 1715 года был издан Указ Петра I «Об отводе земель молдавским, волошким и сербским офицерам и солдатам для поселения в Киевской и Азовской губерниях и выдаче им жалованья»[6]. При этом особое внимание в Указе было уделено поселению сербских офицеров и рядовых, которым определялись не только места для проживания, но и годовое жалование. Помимо этого в Указе Петра І содержался призыв «привлечь и других сербов – написать им и послать в Сербию специальных людей, которые сагитировали бы других сербов поступить на русскую службу под командованием сербских офицеров».

Таким образом, 150 оставшихся после войны в России сербов стали фактически первыми поселенцами в крае, который в последующем назовут Новороссией. Значение этого акта заключается в том, что оно фактически положило начало привлечению в регион добровольцев-поселенцев, способных не только осваивать его, но и защищать южные рубежи России от татаро-турецкой агрессии.

Последующие события, связанные с утверждением позиций России на Балтике на некоторое время отложили реализацию данного замысла. Но уже после заключения Ништадского мирного договора (1721 года), знаменовавшего победу России в Великой Северной войне, в ходе подготовки к очередной русско-турецкой войне Петр I, ставший к этому времени по пожеланию Сената и Синода России Императором, возвращается к идее укрепления рубежей государства на азовско-черноморском направлении посредством привлечения к этому добровольцев — переселенцев с Балканского полуострова. Данная позиция Петра I во многом определялась, с одной стороны, его скептическим отношением к украинскому казачеству после предательства гетмана И. Мазепы, а с другой, — высокой оценкой боевых качеств и верности России сербских добровольцев.

С этой целью 31-го октября 1723 года выходит «Универсал Петра І с призывом к сербам вступать в гусарские сербские полки на Украине»[7], предусматривающий создание нескольких конных гусарских полков, состоящих из сербов. Для этой цели планировалось создание специальной комиссии во главе с майором И. Албанезом, которая должна была набирать из сербских этнических территорий Австрии добровольцев для полков. Предусматривался ряд привилегий – сохранение чина, который они имели в австрийской армии; повышение в чин полковника, если они приведут целый полк; выдача земли на поселение и пропитание, если они переедут семьями и т. д. На выданные средства майору И. Албанезу удается привлечь, по данным Коллегии иностранных дел от 18 ноября 1724 года, 135 человек[8], а к концу года – 459. Среди них были не только сербы, но и болгары, венгры, волохи, мунтяны и другие[9]. В 1725 году на поселение в Азовскую губернию переезжает еще 600 сербов.

В последующем идея Петра І о формировании сербского гусарского полка подтверждается Указом Екатерины І от 1726 года, а Указом Петра ІІ от 18 мая 1727 года «сербская военная команда» переименована в «Сербский гусарский полк». Указом же Высшего тайного совета от мая того же года Военная коллегия обязана была решить вопрос о поселении сербов в Белгородской губернии[10].

Таким образом, Россия начинает политику заселения южных районов и обеспечивает защиту страны от татаро-турецких нашествий. Однако на тот период централизованная политика по расселению балканских переселенцев еще не осуществлялась, и петровская идея не привела к массовой миграции представителей южнославянских народов в Россию.

Новая кампания для привлечения сербов в Россию началась в преддверии очередной русско-турецкой войны (1735 – 1739 годов). Для реализации этой задачи было получено согласие австрийского императора Карла VІ о вербовке 500 человек из австрийских владений для пополнения Сербского гусарского полка[11].

Таким образом, к началу 1738 года количество сербов на службе в русской армии составило порядка 800 человек. Таковым оно и оставалось вплоть до начала 50-ых годов ХVІІІ века, когда начался очередной этап переселения сербов в Россию.

Образование Новороссии 2Как ни парадоксально, но в определенной мере этому способствовала политика австрийских властей по онемечиванию сербского населения приграничных с Турцией территорий, так называемых граничар. Это выражалось, с одной стороны, в насаждении католицизма, в результате чего значительная часть сербов-граничар  стала хорватами, а с другой, — в утверждении немецкого языка в качестве официального на всех территориях их проживания. Помимо этого руководством Священной Римской (Австрийской) империи было принято решение о постепенном переселении сербов-граничар с участков Военной Границы на реках Тиса и Марош в другие районы, либо превращении их в подданных Венгерского королевства (входившего в состав Австрийской империи).

Это спровоцировало рост межэтнической напряженности этом регионе и стимулировало отток сербов в другие места, в том числе за пределы Священной Римской империи.

В то же время это был именно тот контингент, в котором нуждалась Россия для обустройства своих пограничных линий на азово-черноморском направлении. «Граничары» обладали богатым опытом организации военных поселений и сочетания сельскохозяйственной деятельности с несением военной и пограничной службы. К тому же и противник, от которого им предстояло охранять рубежи Российской империи на азовско-черноморском направлении, был тот же, с которым они сталкивались в австрийском пограничье – Турция и вассальное ему Крымское ханство.

Начало процессу переселения «граничар» в Россию положила встреча российского посла в Вене М.П. Бестужева-Рюмина с сербским полковником И. Хорватом (Хорват фон Куртич), который изложил прошение о переселении сербов-граничар в Российскую империю. При этом И. Хорват, по словам посла, обещал привести в Россию гусарский полк в 1 000 человек, за что он требует получить чин генерал-майора пожизненно, а его сыновей назначить офицерами русской армии. В последующем он обещал при возможности создать и пехотный полк регулярных пандур (мушкетер),  числом 2 000 и в российские же границы достать[12].

Образование Новороссии 3Это, безусловно, соответствовало интересам России. Поэтому императрица Елизавета Петровна просьбу полковника И. Хорвата удовлетворила, объявив 13 июля 1751 года, что не только Хорват и его ближайшие соратники из числа граничар, но и любые сербы, желающие перейти в российское подданство и переселиться в Российскую империю, будут приняты как единоверцы. Российскими властями было решено отдать под поселение граничар земли между Днепром и Синюхой, на территории современной Кировоградской области[13]. Переселение началось в соответствии с Указом от 24 декабря 1751 года, положившим начало Новой Сербии — сербской колонии на территории российского государства. При этом она изначально являлась автономной, подчинявшейся в военно-административном отношении лишь Сенату и Военной Коллегии. И. Хорват, за организацию переселения сербов произведенный в генерал-майоры, стал фактическим руководителем этой автономии.

В то же время намерение И. Хорвата перевести в Россию одновременно 600 человек осуществлено не было. Первая группа переселенцев, или, как ее называли, «команда», прибыла в Киев, через который проходил их путь к местам будущего размещения, 10 октября 1751 года. В ее составе, по данным «Ведомости прибывших из Венгрии в Киев сербской нации штаб и обер-офицеров», было 218 человек[14]. В общей сложности к концу 1751 года в Новую Сербию прибыло всего 419 человек, включая военнослужащих, членов их семей и слуг.

Эта, конечно же, была далеко не та численность переселенцев-граничар, на которую рассчитывало российское руководство. Поэтому для укомплектования полков И. Хорвату было разрешено набирать в их состав не только сербов бывших австрийских подданных, но и православных выходцев из Речи Посполитой — болгар и валахов, а также представителей других народов. В результате И. Хорвату удалось создать гусарский полк, укомплектованный переселенцами, за что он получил следующее воинское звание — генерал-поручика[15].

Вслед за созданием Новой Сербии, решением Сената от 29 марта 1753 года, было учреждено еще одно административно-территориальное образование для сербских поселенцев-добровольцев — Славяно-Сербия — на правобережье Северского Донца, на территории Луганщины. У истоков ее создания стояли сербские офицеры полковник И. Шевич и подполковник Р. Прерадович, состоявшие до 1751 года на австрийской военной службе. Каждый из них возглавлял собственный гусарский полк. Полк И. Шевича разместился на границе с современной Ростовской областью, а Р. Прерадовича — в районе Бахмута. Оба они также как и И. Хорват, получили генерал-майорские звания. При этом состав этих полков также был полиэтничен как и у И. Хорвата в Новой Сербии.[16]

Центральными пунктами новых поселений были Новомиргород и крепость Св. Елисаветы (современный Кировоград) в Новой Сербии, Бахмут (современный Артемовск) и Белевская крепость (г. Красноград Харьковской области) в Славяно-Сербии.

Образование Новороссии 4

Таким образом, в 50-х годах XVIII века было создано две колонии военных поселенцев, обеспечивавших совместно с казачеством (донским и запорожским) безопасность юго-западных рубежей России. Превосходно показали себя сербские гусарские полки и в ходе Семилетней войны (1756 – 1763 годов) России с Пруссией.

В то же время сложившаяся ситуация в регионах компактного поселения сербов-граничар не в полной мере удовлетворяла российское руководство. Особенно это касалось непосредственного управления поселениями. После того, как до ставшей в 1762 году императрицей Екатерины II дошли слухи о финансовых и должностных злоупотреблениях И. Хорвата, она приняла решение немедленно сместить его с занимаемой должности. Для анализа ситуации в регионе и выработки мер более эффективного управления были созданы два особых комитета (по делам Новой Сербии, а также Славяно-Сербии и Украинской укрепленной линии).

Весной 1764 года Екатерине II были представлены их заключения. В качестве основного препятствия для эффективного развития региона признавались разрозненность и бесконтрольность действий руководителей местных администраций и военных органов управления. В соответствии с Указом Екатерины II от 2 апреля 1764 года Ново-Сербское поселение и одноименный воинский корпус были преобразованы в Новороссийскую губернию под единой властью наместника (главного командира). Летом того же года губернии были подчинены Славяно-Сербская провинция, Украинская укрепленная линия и Бахмутский казачий полк[17].

Для обеспечения лучшей управляемости губернии, она была разделена на 3 провинции: Елисаветинская (с центром в крепости Св. Елисаветы), Екатерининская (с центром в Белевской крепости) и Бахмутская. В сентябре 1764 года в пределы Новороссии по просьбе местных жителей было включено малороссийское местечко Кременчуг. Оно же в последующем до 1783 года являлось центром Новороссийской губернии[18].

Таким образом, петровская идея о заселении азовско-черноморского края представителями славянских народов реализована не была, но она положила начало претворению в жизнь более масштабного проекта – Новороссии, ставшей не только форпостом России на юго-западном направлении, но и одним из ее наиболее развитых в социально-экономическом плане регионов. И это при том, что значительная часть Новороссийской губернии на этапе ее образования по-прежнему представляли собой Дикое поле — необжитые одичавшие пространства. Поэтому одним из важнейших приоритетов российского руководства стало освоение в хозяйственном отношении этих пространств и, соответственно защита их от различного рода вторжений.

Решение этой задачи предполагало привлечение в регион людских ресурсов, как из других регионов страны, так и из-за границы.

Знаковым в этом плане стал  манифест Екатерины II от 25 октября 1762 года «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу». Продолжением этого документа стал манифест от 22 июля 1763 года «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах»[19].

Образование Новороссии 5

Екатерина II своими манифестами призывала иностранцев «селиться главным образом для развития наших промыслов и торговли», то есть другими словами она фактически формировала человеческий капитал страны за счет притока «мозгов». Именно этим были обусловлены столь значительные преференции, предоставляемые новым поселенцам от оплаты расходов на переезд в Россию за счет казны, до освобождения на длительный период (до 10 лет) от различного рода налогов и пошлин.

Программа привлечения населения из-за границы приняла комплексный характер и для участия в ней были задействованы органы военной и гражданской администрации края. Вместе с земельными участками военные и гражданские чиновники получали разрешения («открытые листы») на вывод из-за границы свободных «людей всякого звания и наций, для причисления в полки или водворения на своих или казенных землях»[20]. При успешном выполнении этой задачи чиновникам полагались существенные поощрения. За вывод 300 человек, присваивался чин майора, 150 — капитана, 80 — поручика, 60 — прапорщика, 30 — вахмистра[21].

Важнейшим положением манифестов Екатерины стала декларация свободы вероисповедания. Данным разрешением активно пользовались и старообрядцы, жившие в Польше, Молдавии и Турции. Переселение староверов стало настолько массовым, что в 1767 году правительство было вынуждено наложить ограничения на данный процесс.

В 1769 году началось переселение в Новороссийский край евреев-талмудистов из западной России и Польши. При этом для этой категории переселенцев льготы были установлены незначительные: они имели право держать винокурни; льгота от постоев и других повинностей им давалась всего на год, им разрешалось нанимать себе русских работников, свободно исповедовать свою веру и т.п. Несмотря на незначительные льготы, расселение их в городах шло успешно. Попытки же устроить еврейские земледельческие колонии оказались неудачными[22].

Наиболее многочисленными оказались переселенцы из Малороссии, как Левобережной  (входившей в состав России), так и Правобережной или Заднепровской, являвшейся собственностью Польши. Переселенцы из центральных регионов России были представлены в основном государственными (некрепостными) крестьянами, а также, казаками, отставными солдаты, матросами и мастеровыми. Еще одним важным ресурсом пополнения населения Новороссийского края стало переселение дворянами, обзаводившимися землями на юге, собственных крепостных крестьян из центральных губерний России.

С учетом недостатка женщин на первоначальном этапе освоения были разработаны меры по стимулированию их вербовки для переселения в Новороссию. Так, «одному еврею вербовщику платилось по 5 р. за всякую девицу. Офицеров награждали чинами – кто наберёт на свой счёт 80 душ, тому давали чин поручика»[23].

Таким образом, были созданы необходимые условия для многонациональной, но преимущественно великоросско-малороссийской (или русско-украинской) колонизации Новороссии. Результатом этой политики стал стремительный рост населения в южных пределах европейской России. Уже в 1768 году без учета регулярных войск, находящихся в регионе на временной основе, в Новороссийском крае проживало около 100 тыс. человек (на момент образования губернии численность населения Новороссии составляла до 38 тыс.)[24]. Российская империя буквально на глазах обретала важнейший оплот для борьбы за доминирование на Черном море.

Новый этап освоения бывших степей Дикого Поля, ставших Новороссией, и расширения южных рубежей Российской империи был связан с успешным окончанием русско-турецкой войны (1668 — 1774 годы). По ее итогам  был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, по условиям которого к  России отошла территория причерноморского лимана между Южным Бугом и Днепром, где располагалась турецкая крепость Кинбурн. Помимо этого Россия закрепила за собой ряд крепостей на Керченском полуострове, в том числе Керчь и Ени-Кале. Важнейшим итогом войны стало признание Турцией независимости Крымского ханства, который стал протекторатом Российской империи. Таким образом, была окончательно устранена угроза южным регионам страны от набегов крымских татар.

Вместе с побережьями Чёрного и Азовского морей Россия получила выход к морю, и ценность Новороссийского края значительно увеличилась. Это предопределило необходимость активизации политики освоения этого региона.

Исключительную важную роль в этом сыграл назначенный в 1774 году генерал-губернатором Новороссийского края князь Г.А. Потемкин. Долгое время в отечественной историографии его роль в преобразовании Новороссии, или же искажалась, или же игнорировалась. В широкий обиход вошел фразеологизм «потемкинские деревни», предполагавший демонстрацию Екатерине II во время ее инспекции края бутафорских деревень, с последующим их перемещением по маршруту следования императрицы[25].

Образование Новороссии 6На самом же деле, эти так называемые «потемкинские деревни» являли собой реальные поселения переселенцев, как из внутренних регионов страны, так и из-за границы. В последующем же на их месте выросли многочисленные селения и города, в том числе такие крупные, как Херсон, Николаев, Екатеринослав (Днепропетровск), Никополь Новомосковск Павлоград и другие.

Блистательный, талантливый администратор, военачальник и государственный деятель Г.А. Потемкин был наделен императрицей чрезвычайно широкими полномочиями. В его ведении был не только Новороссийский           край, но и Азовская и Астраханская губернии. Таким образом, он был фактически полномочным представителем Екатерины II на юге России. Чрезвычайно широким был и спектр деятельности Г.А. Потемкина: от освоения одичавших территорий Приазовья и Причерноморья, в том числе на Кубани, до руководства действиями русских войск на Кавказе. Помимо этого руководил строительством торгового и военного флота, портовой инфраструктуры на Черном и Азовских морях. В ходе второй (во времена Екатерины II) русско-турецкой войны 1788 — 1791 годов командовал российскими войсками. В период его наместничества в Новороссии и в Крыму были заложены основы садоводства и виноградарства, увеличены посевные площади. В этот период   возникли около десятка городов, в числе которых наряду с упомянутыми выше,  Мариуполь (1780 год), Симферополь (1784 год), Севастополь (1783 год), ставший базой Черноморского флота, руководителем строительства которого и главнокомандующим Г.А. Потемкин был назначен в 1785 году. Все это характеризовало его как выдающегося государственного деятеля России эпохи Екатерины Великой, которая, пожалуй, наиболее точно охарактеризовала своего наместника в Новороссии: «В нем было… одно редкое качество, отличавшее его от всех других людей: у него была смелость в сердце, смелость в уме, смелость в душе»[26].

Именно Г.А. Потемкину принадлежала идея присоединения Крыма к России. Так, в одном из писем к Екатерине II он писал: «Крым положением своим разрывает наши границы… Положите же теперь, что Крым Ваш и что нет уже сей бородавки на носу — вот вдруг положение границ прекрасное… Нет держав в Европе, чтобы не поделили между собой Азии, Африки, Америки. Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Вас не может, а только покой доставит»[27]. 8 апреля 1782 года императрица подписала манифест, окончательно закрепляющий Крым за Россией. Первыми шагами Г.А. Потемкина по реализации этого манифеста стали строительство Севастополя как военного и морского порта России и создание Черноморского флота (1783 год).

Следует отметить, что само по себе присоединение Крыма к России реализовывалось в рамках другого еще более масштабного проекта, так называемого греческого проекта Г.А. Потемкина – Екатерины II, который предполагал воссоздание Греческой империи со столицей в Константинополе (Стамбуле). Неслучайно на триумфальной арке во въезде в заложенном им г. Херсоне была написано «Путь в Византию».

Но все же главным направлением деятельности Г.А. Потемкина было обустройство Новороссии. Закладка городов, строительство флота, разведение садов и виноградников, поощрение шелководства, учреждение школ — все это свидетельствовало о возрастании военно-политического и социально-экономического значения края. И в этом ярко проявились административные способности Потёмкина. По свидетельству современников, «он мечтал превратить дикие степи в плодородные нивы, выстроить города, заводы, фабрики, создать флот на Чёрном и Азовском морях».  И это ему удалось. По сути дела, именно он превратил Дикое поле в процветающую Новороссию, а черноморские берега в южную границу Российской империи. И его по праву называют устроителем Новороссии.

В значительной мере это было обусловлено эффективной переселенческой политикой, реализуемой в период его управления краем. Прежде всего, это касалось институализации так называемой «вольной» колонизации Новоросии крестьянами из центральных губерний России. Ликвидировав в 1775 году Запорожскую Сечь, он, тем не менее, сохранил один их основных принципов ее функционирования – «с Сечи выдачи нет». Поэтому крепостные крестьяне, покинувшие своих владельцев, находили убежище в Новороссии.

Более того 5 мая 1779 года, по его настоянию Екатериной II был опубликован манифест «О вызове воинских нижних чинов, крестьян и посполитых людей, самовольно отлучившихся за границу». Манифест не только разрешал безнаказанно возвращаться в Россию всем беглым, но и предоставлял им 6-летнюю льготу от уплаты податей. Крепостные крестьяне, таким образом, могли не возвращаться к своим помещикам, а переходить на положение государственных крестьян.

Помимо этого в Новороссию происходило централизованное переселение  государственных крестьян. Так, в соответствии с Указом Екатерины II от 25 июня 1781 года «на порожние земли» Азовской и Новороссийской губерний» было переселено 24 тысячи крестьян, находившихся в ведении Коллегии экономии, т.е. государственных крестьян[28].

Новый импульс в период управления Г.А. Потемкиным обрело переселение в край иностранных поселенцев. Так, в частности, после того, как Крым получил независимость от Османской империи, в 1779 года из него выселилось много греческих и армянских семей.

Греческим переселенцам  (порядка 20  тысяч  человек)  на основании жалованной грамоты была отведена для поселения земля в Азовской губернии, по побережью Азовского моря и  были предоставлены существенные льготы – исключительное право рыбной ловли, казенные дома, свободу от военной службы и другие.  На отведенных для поселения территориях на побережье Азовского моря греки основали порядка 20 поселений, наиболее крупным из которых, в последующем стал г. Мариуполь.

Вместе с греками стали переселяться в Новороссию армяне. В течение 1779 — 1780 годов было переселено 13 695 человек представителей армянской общины Крыма[29]

На перевод из Крыма греков и армян было затрачено 75 092 руб. и, кроме того, 100 тыс. руб. в виде компенсации «за утрату подданных» получили крымский хан, его братья, беи и мурзы.

Активизировалось в этот период и переселение в Новороссию и молдаван. В конце XVIII – начале XIX веков ими были основаны города и селения по р. Днестру – Овидиополь, Новые Дубоссары, Тирасполь и др.

С 1789 года начинается добровольное переселение в Новороссию немецких колонистов. Несмотря на то, что привлечение немцев-колонистов началось еще в 1762 году, в Новороссийский край они стали привлекаться только тогда, когда очевидными стали успешные для России результаты последней в XVIII веке русско-турецкой войны (1788 – 1791 годы) и, соответственно, закрепление за ней северного Причерноморья.

Первыми немецкими поселениями в Новоросии стали семь деревень, основанные выходцами из Пруссии немцами-меннонитов (баптистами) в Екатеринославской губернии на правом берегу Днепра в районе Хортицы, включая и сам остров. Первоначально в Новороссии были поселены 228  семей, в последующем их количество увеличилось, составив уже к средине XIX века обширную немецкую колонию численностью почти в 100 тысяч человек.  Этому способствовали значительно более выгодные преференции, предоставляемые немецким колонистам, по сравнению с иными иностранными переселенцами.

Все это способствовало привлечению в регион активного в социально-экономическом плане населения. Только за два десятилетия (1774 – 1793 года) население Новороссийского края  возросло более чем в 8 раза с 100 до 820 тысяч человек.

Образование Новороссии 7

Это стало следствием грамотной и эффективной переселенческой политики,  основными положениями которой являлись:

  • не распространение на регионы переселения крепостного права;
  • свобода вероисповедания;
  • льготы духовенству;
  • уравнивание крымско-татарской знати в правах с российским дворянством («Жалованная грамота дворянству»);
  • утверждение права на куплю-продажу земли;
  • свобода передвижения;
  • освобождение коренного населения от воинской повинности;
  • освобождение иностранных переселенцев от уплаты налогов на срок до 10 лет;
  • реализация программы строительства городов и селений, посредством чего население переводилось на оседлый образ жизни и другие.

Все это, в конечном итоге, стимулировало переселение в Новороссию значительного количества активного в социальном, экономическом и военном отношении населения.

При этом важнейшей спецификой этой политики являлось с одной стороны, добровольное переселение, а с другой, — многонациональный состав переселенцев. Большую часть из них составляли русские и украинцы. Наряду с ними в регион переселялись так же сербы, болгары, молдаване, греки, армяне, татары, немцы, швейцарцы, итальянцы и представители других народов.

В итоге по своему этническому составу это был, пожалуй,  наиболее многонациональный регион страны. Таковым он и оставался вплоть до крушения Российской империи в 1917 году, а затем и распада СССР в 1991 году, когда пришедшими на волне социально-политических катаклизмов местными украинскими элитами началась активно разыгрываться националистическая карта, а заодно и искажаться история освоения Дикого поля и создания Новороссии

Сам же факт добровольной колонизации края, способствовал превращению его в один из наиболее развитых в социально-экономическом и культурном отношении регионов Российской империи, а в последующем и Украины (как Советской, так и независимой) остается фактом. Вычеркнуть его из истории нельзя, можно только лишь замолчать или исказить.

Бочарников Игорь Валентинович

Источник: Добровольческое движение в России: история и современность / Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство», Научно-исследовательский центр проблем национальной безопасности И.В. Бочарников, А.И. Гушер, М.Ю. Зеленков, А.В. Манойло, О.А. Овсянникова. –М.: Издательство «Экон-информ», 2015.

 

  1. Новороссия: этническая история http://www.novorossia.org/istoria/5942-novorossiya-etnicheskaya-istoriya.html
  2. Этой цели было посвящено его Великое посольство. – Прим. автора.
  3. Артамонов В.А. Сербы и турецко-русская война 1710-1713 гг. (к 300-летию русско-сербского боевого содружества) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Т. 13, № 3 (2), 2011. С.333.
  4. Богоявленский С.К. Пётр I. Материалы для биографии. М., 1946. Т.3. С.393.
  5. Богоявленский С.К. Из русско-сербских отношений при Петре I // Вопросы истории. 1946. № 8-9. С.29.
  6. Так, в частности Киевской губернии земли для поселения отводились «Бегичю да Василью Танскому и которые при них офицеры и рядовые, в Азовской — мултянским: полковнику Гиню, 4 ротмистром, 1 порутчику, 9 офицером, 2 капитаном сербским и 148 человеком рядовым сербом». ЦГАДА, ф. 86, оп. 1, 1715 г., д. 1, л. 3-4. Заверенная копия.
  7. Политические и культурные отношения России с югославянскими землями в ХVІІІ в. … С. 68.
  8. Там же. С. 70-71.
  9. Там же. С. 71.
  10. Гарабедян А., Комсалова Р. Переселение болгар и сербов в Россию во время Петра Великого и его наследников. http://www.rastko.rs/rastko-ukr/istorija/2003-ns/agarabedjan-rkomsalova.pdf.
  11. Политические и культурные отношения России с югославянскими землями в ХVІІІ в. … С. 107-110.
  12. Костяшов Ю.В. Сербы в австрийской монархии в XVIII веке http://www.studfiles.ru/preview/1094042/page:4/.
  13. Полонский И.  Гусары Новороссии: сербские колонии и оборона южных рубежей Российской империи. http://topwar.ru/55648-gusary-novorossii-serbskie-kolonii-i-oborona-yuzhnyh-rubezhey-rossiyskoy-imperii.html.
  14. Архив внешней политики России (Москва). Фонд 32. Опись 1. Дело 6. Лист 1.
  15. Полонский И.  Гусары Новороссии: сербские колонии и оборона южных рубежей Российской империи. http://topwar.ru/55648-gusary-novorossii-serbskie-kolonii-i-oborona-yuzhnyh-rubezhey-rossiyskoy-imperii.html
  16. Так, например, в полку Р. Прерадовича числилось из 199 военнослужащих было 72 серба, 51 валах и молдаванин, 25 венгров, 11 греков, 9 болгар, 4 македонца, 3 цесарца, 1 славонец, 1 моравец, 1 малоросс, 1 русский и даже три турка и один еврей, принявшие православную веру. В полку И. Шевича из 272 военнослужащих сербов было 151 человек, валахов и молдаван — 49, македонцев — 20, венгров — 17, болгар — 11, русских — 8, «славян» — 5. Также в полку несли службу принявшие православие босниец, татарин, еврей, немец и даже англичанин и швед. См.: Подов В.И. Донбасс. Век XVIII. Социально-экономическое развитие Донбасса в XVIII веке. Луганск, 1998.
  17. Скальковский А. История Новороссийского края. 1731 – 1823. Ч. 1. Одесса: 1836. С. 63.
  18. С 1783 года центром Новороссийской губернии был определен г. Екатеринослав, который, по замыслу  генерал-губернатора края Г.А. Потемкина, должен был стать южной столицей России. – Прим. автора.
  19. Самсонов А. 25 октября 1762 г. Екатерина II повелела заселить малообжитые районы России иностранцами http://topwar.ru/35056-25-oktyabrya-1762-g-ekaterina-ii-povelela-zaselit-maloobzhitye-rayony-rossii-inostrancami.html
  20. Скальковский А. История Новороссийского края. С. 75.
  21. Дегтярев Ю. Сказание о Земле Славяносербской – Славяносербия, 1753 – 1764. http://www.rastko.rs/rastko-ukr/istorija/2003-ns/jdegetjarev.pdf
  22. Багалей, Д. И. Колонизация Новороссийского края и первые шаги его по пути культуры. Киев, 1889. С. 96.
  23. Освоение Новороссии с XVIII-го по начало ХХ-го вв. http://statehistory.ru/4558/Osvoenie-Novorossii-s-XVIII-go-po-nachalo-XX-go-vv.
  24. Иваненко И. Екатерина II — «Губернию именовать Новороссийскою». К 250-летию образования Новоросии http://www.russkie.org/index.php?id=32196&module=fullitem.
  25. Автором мифа о «потемкинских деревнях» был секретарь посольства Саксонии в России Г. Гельбиг. Основанием для мифа стали собранные им в Петербурге слухи, которые он соответствующим образом интерпретировал и опубликовал в ряде европейских стран (Голландии, Англии и Франции). Таким образом Г.А. Потемкин стал жертвой грязных политических технологий того времени. – Прим. автора.
  26. Елисеева О.И. Григорий Потемкин. М.: Молодая гвардия, 2005. С. 318 – 319.
  27. Письмо генерал-губернатора Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний Г.А. Потемкина Екатерине II о преимуществах присоединения Крыма к России  14 декабря 1782 г. Россия и Крым: документы из Архива МИД. http://www.idd.mid.ru/rossiya_i_krym.html
  28. Освоение Новороссии с XVIII-го по начало ХХ-го вв. http://statehistory.ru/4558/Osvoenie-Novorossii-s-XVIII-go-po-nachalo-XX-go-vv.
  29. Богданян А.М. Из прошлого: О переселении армян из Крыма на Дон http://bookre.org/reader?file=1224960

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *