Черноморско-кавказский регион – угрозы и вызовы России

Бочарников Игорь Валентинович

Украинский кризис инициировал открытое и жесткое военно-политическое противостояние НАТО и России на одном из наиболее уязвимом для нее направлений ‒ черноморско-кавказском. Это обусловлено, исключительно значимым военно-стратегическим положением Черного моря, которое для России является одним из выходов в мировой океан и практически все страны бассейна занимают если не враждебную, то, по крайней мере, недружественную по отношению к ней позицию.

Для НАТО же с ее мошной американской военно-морской компонентой бассейн Черного моря является направлением максимально приближенным к российским жизненно важным центрам.

В силу этого именно здесь в очередной раз завязывается острейший геополитический узел противоречий, и формируются угрозы национальной безопасности России, связанные с одной стороны, с завершением блокирования России «санитарным кордоном» государств-лимитрофов на прибалтийско-центрально-европейском направлении, а с другой ‒ эскалацией напряженности на кавказском направлении с вовлечением в антироссийскую деятельность Грузии и Азербайджана.

На Северном же Кавказе предполагается реанимация деятельности террористического бандподполья. В последующем предполагался розыгрыш так называемой «черкесской карты» с тем, чтобы спекулируя на событиях Кавказской войны XIX века, в частности связанных, с так называемым мухаджирством (исходом черкесского населения с территории Северного Кавказа), дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в ряде северокавказских субъектов Российской Федерации с компактным расселением представителей черкесских народов (Адыгее, Карачаево-Черкессии и Краснодарском крае).

Все это в комплексе преследует цели нанесения России стратегического поражения посредством:

  • формирования на всем балтийско-черноморско-каспийском пространстве дуги напряженности и конфликтности (прежде всего, по отношению к России) и соединения ее с аналогичной дугой нестабильности на Ближнем Востоке и в Центральной Азии вплоть до границ Китая;
  • дестабилизации внутриполитической ситуации на Северном Кавказе и в сопредельных ему регионах;
  • изоляции России от всех транспортных коммуникаций;
  • получения доступа к энергоносителям и средствам их доставки непосредственно на российской территории.

Следует отметить, что нанесение ущерба национальной безопасности России далеко не единственная цель, преследуемая США и их ближайшим и наиболее преданным союзником – Великобританией. По мнению аналитиков, складывающаяся ситуация в Черноморском бассейне, по сути дела, является англосаксонским проектом.

Его суть заключается в необходимости, по мнению руководства США, дефрагментации натовского европейского пространства с учетом того, что Альянс в силу своего расширения становится все более аморфной и все менее управляемой структурой. Целью данной дефрагментации является уменьшение роли и влияния ведущих европейских членов НАТО, прежде всего, Германии и Франции, между которыми в последние годы наметилось сближение в выработке позиции по важнейшим аспектам экономической политики и периодически позиционирующих свою независимость в иных сферах внешней политики. И хотя речь идет только о попытках позиционирования своей самостоятельности, тем не менее, это расценивается в Вашингтоне, как угроза американским интересам доминирования в Европе.

Дефрагментации способствует также тенденция расслоения НАТО в Европе по интересам и по предпочтениям. Расширение НАТО, которое инициировали США, приобретая новых «сторонников» среди членов Альянса, произошло в условиях значительных противоречий между ведущими и другими членами НАТО, что уже сейчас привело к образованию внутри альянса «клубов» государств, различающихся по интересам. Несомненно, сформировался франко-германско-бельгийский «клуб», итало-испано-португалький, «клуб» государств Восточной Европы, который возглавляет Польша, возможно, сформируется Юго-восточный «клуб», где будет лидировать Греция.

Данное обстоятельство представляется более чем важным при дальнейшем расширении состава НАТО, а также рассмотрении роли в альянсе различных государств Восточной Европы. При этом, США весьма заинтересованы в образовании таких «клубов» внутри НАТО, так как некоторые из данных клубов являются их надежными партнерами, причем, не только в рамках НАТО. Например, «польский клуб» является традиционным барьером между Россией и франко-германским союзом, с которым солидарны многие другие страны НАТО и Евросоюза в части отношений с Россией. Образование клубов в рамках НАТО является важным инструментарием политики США в Европе.

Таким образом, Черное море для США имеет исключительное значение в решении комплекса задач по утверждению мировой гегемонии, в том числе и за счет своих союзников, но прежде всего за счет России, ее национальной безопасности. И к этому США стремились задолго до текущего обострения обстановки в регионе.

С августа 1991 года Объединенные Военно-морские силы НАТО на плановой основе интенсивно осваивают Черное море. Командование НАТО осуществляет подготовку для использования в Черном море ударных и амфибийно-десантных соединений. Начиная с 1993 года проводятся совместные учения кораблей ВМС НАТО и стран Черноморского бассейна (Украины, Болгарии, Румынии) в рамках программы «Партнерство во имя мира».

С 1997 года Черноморско-каспийский регион объявлен зоной американских интересов и рассматривается как источник энергоресурсов, альтернативный Персидскому заливу, и именно с 1997 года на Украине проводятся совместные учения Украины и НАТО. В составе Совета национальной безопасности при президенте США были созданы специальный отдел, введена должность специального советника президента и госсекретаря по проблемам Черноморско-Каспийского региона, а в составе ЦРУ было создано специальное оперативное подразделение по отслеживанию политических процессов в причерноморских и прикаспийских странах.

В 2005 ‒ 2006 годах США приступили к созданию постоянного базирования ВМС и морской авиации на базах Румынии Болгарии и передислокации американских войск в Германии на эти базы. Непосредственно в Черном море были институционализированы два военно-морских проекта BLACKSEAFOR и «Активным усилиям», в которых участвуют все причерноморские государства.

В 2008 году, по сути дела, состоялась генеральная репетиция эскалации напряженности в Черноморском бассейне, когда под предлогом реализации гуманитарной миссии в Грузии, потерпевшей поражение в ходе 5-дневной войны, после своей агрессии против Южной Осетии в Черном море была впервые сформирована мощная корабельная группировка ВМС НАТО в составе:

  • флагмана 6-го флота США штабного корабля десантных сил «Маунт Уитни», обладающего большими возможностями ведения стратегической электронной разведки и управления различными операциями;
  • американского эсминца «МакФаул»;
  • трех фрегатов «Генерал Пуласки» (Польша), «Любек» (ФРГ) и «Адмирал Хуан де Борбон» (Испания), а также ряда других кораблей, в основном обеспечения.

Примечательно, что в этот же период (в декабре 2008 года) руководством США и Украины была подписана Хартия о стратегическом партнерстве, положения которой предусматривали перспективную интеграцию Украины в НАТО и возможности увеличения военного присутствия США в Крыму.

Несмотря на произошедшую в последующем смену администрации на Украине, положения данной Хартии не претерпели изменений. Вследствие этого в период администрации В.Януковича шло активное освоение инфраструктуры Крыма и Севастополя, пригодной для базирования ВМС США, а также размещения элементов американской ЕвроПРО. Непосредственно в Крыму предполагалось размещение американских разведцентров.

Особую активность ВМС НАТО стало проявлять с начала 2014 года. Так, в период с 21 января по 2 февраля в Черном море с «дружескими заходами» в порты Констанца, Севастополь, Одессу и Батуми находился крейсер «Велла Галф» с элементами ПРО «Иджис». В период зимней Олимпиады в г. Сочи под надуманным предлогом обеспечения безопасности американских граждан в Черное море вошли американский эсминец с крылатыми ракетами «Рэмидж» и флагманский корабль 6-го флота США «Маунт Уитни» с более чем 600 морскими пехотинцами на борту.

На самом же деле, учитывая происходившие в тот период события в Киеве, присутствие указанных кораблей являлось ни чем иным как демонстрацией силы и поддержки антиправительственным силам.

Государственный переворот в Киеве вселил уверенность в реализации в последующем стратегических планов по вытеснению ВМС России из Черноморского бассейна, поскольку новоявленное руководство Украины, находившееся под полным контролем американской администрации, уже к средине мая должно было заявить о денонсации Договора о базировании Черноморского флота.

Главными целями всей этой стратегии являлся Крым и Севастополь, вывод Черноморского флота из которого предполагал, взятие их под американский контроль. Для США Крым – это не только регион наиболее выгодного базирования ВМС. Наличие военных баз в Крыму позволяет реально контролировать Черное и Азовское моря, Малую Азию, Кавказ, южные границы России и Украины, восточные границы Румынии и Болгарии. Полуостров Крым выгоден не только как военный форпост, но и как перевалочный центр для перевозки грузов. Именно поэтому США стремятся к постоянному военно-политическому присутствию в регионе, чтобы взять под контроль не только рубежи евразийских цивилизаций, но и коммуникационные коридоры между главными соперниками в глобальной конкуренции (ЕС и АТР).

Воссоединение Крыма и Севастополя с Российской Федерацией спутало все карты американо-натовским стратегам. Это было признано наибольшим провалом американской разведки, о чем свидетельствует вынужденная отставка директора ЦРУ П. Госса 5 мая 2014 года.

Шок, который испытали американцы и их союзники по НАТО, во многом объясняет ту истерическую реакцию, последовавшую за решением о вхождении Крыма и Севастополя в состав России.

Уже 1 апреля текущего года (спустя две недели после референдума) на заседании министров иностранных дел стран НАТО было принято решение «приостановить все практическое гражданское и военное сотрудничество между НАТО и Россией». На последовавшем в июне очередном заседании глав внешнеполитических ведомств эта позиция была подтверждена, а на заседании министров обороны стран-членов Альянса 3 – 4 июня Россия впервые с момента окончания «холодной войны» была объявлена противником НАТО. И, наконец, саммит в Ньюпорте (Уэльс, Великобритания) был в полной мере антироссийским и посвящен проблемам противодействия России, в том числе на черноморско-кавказском направлении.

Одновременно с этим непосредственно в Черном море начала усиливаться военно-морская компонента НАТО. Следует отметить, что 2014 год стал рекордным по количеству кораблей Альянса, осуществлявших заходы в Черное море. И если раннее корабли нечерноморских натовских стран лишь периодически под теми или иными предлогами демонстрировали присутствие Альянса в регионе, то с весны текущего года оно стало постоянным и откровенно антироссийским. При этом данного рода «дежурство» зачастую осуществлялось в нарушение Конвенции Монтре, регламентирующей срок присутствия (21 день) и тоннаж иностранных военных судов (45.000 т) в Черноморском бассейне.

Так, в период с 5 февраля по 9 марта, превысив допустимые сроки пребывания, в Черном море находился ракетный фрегат «Тэйлор». В марте его заменил американский ракетный эсминец «Тракстан», способный нести на своем борту до 56 ударных крылатых ракет типа «Томагавк» с ядерными боеголовками. В апреле «Тракстан» в Черном море сменил другой американский ракетный эсминец «Дональд Кук»1, который в отличие от своего предшественника оснащен еще и многофункциональной боевой информационно-управляющей системой «Иджис», способной осуществлять в радиусе 190 км от корабля автоматический поиск, обнаружение и сопровождение до 300 целей, в том числе межконтинентальных баллистических ракет.

Репутацию «Дональда Кука» существенно подмочил пилот российского самолета Су-24, облетевший 12 апреля несколько раз американский эсминец и подавивший его систему «Иджис». Примечательно, что во время захода «Дональда Кука» в румынский порт Констанцу 27 его моряков написали рапорта об увольнении с мотивировкой, что их жизни угрожала опасность.

В мае США прислали в Черное море еще более крупный корабль ‒ ракетный крейсер «Велла Галф», который первую половину июня демонстрировал «обязательства США по укреплению связей и оперативной совместимости через достижение совместных целей в регионе» властям Болгарии, Румынии и Турции.

Помимо американских кораблей в Черном море в течение года находились также французский корабль радиоэлектронной разведки «Дюпюи де Лом», который, по мнению экспертов, в период нахождения у берегов Крыма занимался перехватом незащищенных сообщений по электронной почте и разговоров по мобильным телефонам. Французские ВМС в бассейне Черного моря были представлены также эсминцем «Дюплекс», фрегатом «Сюркуф» и корветом «Коммандан Биро». Отметились в Черном море также корабли Италии, Великобритании, Канады и ряд других стран Альянса.

Наибольшего напряжения военно-политическая ситуация в регионе достигла в июле 2014 года, когда под предлогом проведения учений в Черном море была сосредоточена группировка из более чем двух десятков кораблей НАТО классом выше тральщика. Причем в отличие от аналогичных учений предыдущих лет, учения 2014 года были максимально приближены к территориальным водам России. В сентябре 2014 года в северо-западной части Черного моря были проведены совместные украино-американские учения «Си Бриз 2014», в которых помимо американских и украинских, приняли также участие военные корабли Испании, Канады, Румынии и Турции. Всего было задействованы около двух тысяч военнослужащих, 12 кораблей и судов обеспечения, а также самолеты и вертолеты морской авиации.

В ходе учений произошел еще один крайне неприятный для антироссийских коалиционеров инцидент. Во время боевых стрельб ракета, выпущенная с украинского противолодочного корабля «Тернополь» упала в воду, вынырнула и направилась в сторону одного из натовских кораблей, однако не долетела и упала вновь в воду. Тем не менее, руководство учений высоко оценили подготовку его участников и договорились о их продолжении в последующем.

В целом, по заявлению нового генсека НАТО Й. Столтенберга, активность Альянса в 2014 году возросла в 5 раз. При этом особое внимание руководство НАТО уделяет именно бассейну Черного моря, что дает основание предполагать последующую эскалацию напряженности в данном регионе, а также возможный выход США и их союзников из Конвенции Монтре, поскольку она является сдерживающим фактором для наращивания группировки кораблей нечерноморских стран НАТО в Черном море и их длительного (постоянного) пребывания в нем.

Таким образом, анализ развития ситуации в Черноморско-Кавказском регионе свидетельствует о том, что действия США и НАТО в 2014 году в регионе были направлены против России с целью лишения ее доступа к Черному и Средиземному морям с помощью ВМС и баз НАТО, минимизации роли России как мировой державы, а также проникновения НАТО на Кавказ и юг России.


1 — Ракетный эсминец «Дональд Кук» входит в группу прикрытия американского авианосца «Нимиц». — Прим. автора.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *