Битва за Алеппо, наступление на Мосул и опыт прошедшей войны

Как писал Клаузевиц: «Война – это продолжение политики другими средствами». И ранее в политике мы не наблюдали использования столь большого количества инструментов одновременно, прежде всего это касается военных действий. Сегодня мы наблюдаем развитие «гибридных войн», а сами по себе «чистые» военные действия уже практически не существуют.

В полной мере это касается ситуации под Алеппо. Правительственные войска осаждают Алеппо не первый месяц и не видно, чтобы кто-либо был готов отступить. Кольцо вокруг Алеппо было замкнуто 26 июля 2016 года. Город находится в осаде уже практически три месяца. Но что дала эта осада прежде всего наступавшим?

Конечно, в Сирии в правительственной армии присутствуют наши военные советники, а многие из высших офицеров оканчивали советские военные учебные заведения. Советский опыт Великой Отечественной наглядно демонстрировал, что нужно делать в сложившейся ситуации.

В период 1944-1945 годов Советские войска провели несколько крупных операций и «проблема осад» вставала крайне часто. Опыт ликвидации в 1942 году 300-тысячной Сталинградской группировки с чувствительными для советской армии потерями показал, что таких ситуаций следует избегать.

При планировании операции «Багратион», в частности – окружения Бобруйской группировки, в Генштабе, по словам начальника оперативного отдела С.М. Штеменко, прорабатывалась идея, «нанеся поражение основной массе войск противника в тактической глубине его обороны мощным артиллерийским и авиационным ударом, отбросить их остатки с оборудованных позиций в леса и болота» и там их уже ликвидировать, то есть не допустить формирования «большого котла». Тогда этого сделано не было, «в лесах и болотах» ликвидация противника представлялась трудной задачей. Ситуацию разрешил тот факт, что немецкие войска сами попытались вырваться из окружения. 15 000 группировке противника удалось добраться к линии фронта, но уже дезорганизованной. Поэтому существенно осложнить ситуацию для наступающих советских войск немецкому командованию не удалось. Подобным образом решились проблемы и с окруженными группировками в районах Витебска и Вильнюса.

В начале 1945 года, когда отступать немецким частям было уже некуда – советские войска выходили к рубежам Рейха, и им приходилось брать эти «города-крепости» штурмом. Так были взяты «цитадели» Бреслау и Познань, подготовка и штурм которых затягивались на месяца, терялось время. Битва за Будапешт и вовсе стала одной из самых кровопролитных операций советской армии: выйдя к городу 2 ноября 1944 года, только 27 декабря советским войскам удалось его окружить, и лишь 13 февраля 1945 года взять.

В ходе Берлинской операции советским частям удалось разрезать немецкие части и не допустить их прорыва к Берлинскому гарнизону. В Хальбском котле, до штурма города, была почти полностью уничтожена 9-я немецкая армия, а 12-я немецкая армия не успела прорваться к осажденным с запада. К слову, статья про Битву за Берлин выделена как «хорошая статья» в Википедии на арабском языке.

Вывод для военного искусства был один – не допускать сосредоточения крупных сил противника в одной группировке и по возможности ликвидировать их в период прорыва обороны в тактической полосе.

В период Битвы за Алеппо, с ее достаточно малым размахом, это сделано не было. Исходя из советского опыта – нужен был штурм, который так и не был предпринят. Ситуацию могли разрешить политические средства, было заключено перемирие. Но не ясно, зачем было заключать перемирие, если Россия многократно заявляла о том, что готова видеть на посту главы Сирийского государства лишь президента Асада. А его смещение является одним из ключевых требований оппозиции, которая в Алеппо также присутствует и, в отличие от исламистских группировок, признается мировым сообществом как сторона, с которой можно вести переговоры.

Еще в 2012 году газета «Telegraph» писала об Алеппо как о «Сирийском Сталинграде». В настоящее время это стоит принять как факт. 6 октября президент Асад подписал документ о помиловании всех боевиков в Алеппо, если они будут готовы сдаться. Брать Алеппо штурмом правительственные силы не готовы, прежде всего из-за больших потерь. И главное – не ясно, что в этой ситуации хуже: большие потери или проигранное время. Поскольку что делать с Сирией после победы Асада – никто пока не знает.

Если бы была возможность решить вопрос с Алеппо только военными средствами, штурм уже бы состоялся. Но война – это лишь часть политики.

16 октября войска Иракской армии начали наступление под Мосулом. Они по-прежнему оставляют для боевиков открытый коридор, надеясь, что последние воспользуются возможностью покинуть город. В российских СМИ это оценивается как желание увести боевиков в Сирию, где их противниками будут уже правительственные войска и наши военно-космические силы.

Вероятно, этот момент также имеет место, но играет далеко не первостепенное значение. Учитывая, что Мосул укреплен, штурмом взять его без больших потерь не получится. А в настоящее время мало у кого на Ближнем Востоке есть четко поставленные цели и намерение «идти до конца», не взирая на любые жертвы. К силам такого рода можно было бы отнести президента Асада, но и дух его ближайшего окружения после 4 лет войны не так силен.

Складывается впечатление, что на Ближнем Востоке сейчас нет той силы, которой не было бы выгодно продолжение конфликта. Или же, политические последствия его решения становят стороны в еще более худшую ситуацию. Или же, испытывая определенные трудности, сторонам более важно, что не меньше проблем возникает у его соперников.

Для России война в Сирии становится вторым Афганистаном. США будут продолжать стремиться удерживать в Сирии российские войска, заставляя тратить и без того ослабленный бюджет. Для США уход из Сирии означает безуспешность американского присутствия в Ираке, да и в принципе, отступать от своих же принципов и своих же решений не в пору новой администрации Клинтон (вероятность ее победы по мнению американских аналитиков доходит до 90%). И главное – такой очаг нестабильности играет на руку Вашингтону, который исторически умел бороться со своими долговыми кризисами лишь с помощью войн и конфликтов.

Синицын Максим Владиславович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *