75 лет назад началась Великая Отечественная война. Год 1941

rodina-matРанним воскресным утром, 22 июня 1941 года, нацистская Германия при поддержке своих союзников без объявления напала на СССР. В 3 часа 30 минут утра, когда германские войска получили условный сигнал «Дортмунд», по советским пограничным заставам и укреплениям был внезапно нанесен артиллерийский удар, а через несколько минут дивизии первого эшелона вторглись в пределы СССР. Крупные силы германской авиации начали бомбардировку Риги, Минска, Одессы, Киева, Севастополя, Смоленска и других советских городов.

Армия вторжения насчитывала порядка 5,5 млн. человек, около 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолетов, 47 200 орудий и минометов.

Ей противостояли силы пяти советских западных приграничных округов и трех флотов, которые почти вдвое уступали противнику.

Особенно подавляющим было превосходство немецко-фашистских войск на направлениях главных ударов. К исходу первого дня войны их мощные танковые группировки на многих участках фронта вклинились вглубь советской территории на расстояние от 25 до 35, местами даже до 50 км. К 10 июля глубина вражеского вторжения на решающих направлениях составила уже от 300 до 600 км.

Атакованные внезапно части Красной Армии были вынуждены вступать в тяжелые бои без необходимой подготовки и без завершения стратегического развертывания. Под ударами наступавшего агрессора воины Красной Армии попадали в окружение, терпели тяжелые поражения и неудачи. За три недели войны противнику удалось полностью разгромить 28 советских дивизий. Кроме того, более 72 дивизий понесли потери в людях и боевой технике (от 50 % и выше). Общие наши потери только в дивизиях без учета частей усиления и боевого обеспечения за это время составили около 850 тыс. человек, до 6 тыс. танков, не менее 6,5 тыс. орудий калибра 76 мм и выше, более 3 тыс. противотанковых орудий, около 12 тыс. минометов, а также около 3,5 тыс. самолетов. Противник же потерял около 100 тыс. солдат и офицеров, более 1700 танков и штурмовых орудий и 950 самолетов[1]. Что свидетельствовало об ожесточенности сопротивления Красной Армии. И все же не смотря на это, безусловно, начальный период войны для СССР был катастрофическим.

Все это стало следствием целого ряда просчетов в подготовке к войне. По устоявшейся российской традиции к войне готовились, но, она, как всегда, разразилась неожиданно. Неготовым к войне оказалось, прежде всего, высшее военно-политическое руководство страны. Более того, советская бюрократия сделала все, чтобы Красная армия не была готова к отражению вражеского вторжения. Следует отметить, что в войну советские вооруженные силы вступили с устаревшим планом стратегического развертывания, утвержденным наркомом обороны еще в ноябре 1938 года. Подготовленный Главным оперативным управлением Генерального штаба РККА проект Плана стратегического развертывания в мае 1941 года И.В. Сталиным утвержден не был. По преданию И.В. Сталин на представление начальником Генерального штаба генерала армии Г.К. Жукова данного проекта отреагировал фразой: «Вы мне больше записки для прокурора не направляйте».

Это было следствием твердой убежденности как самого И.В. Сталина, так и его окружения в том, что гитлеровское руководство не решится в ближайшее время нарушить заключенный с СССР договор о ненападении. Все сведения, получаемые по различным каналам источников, о предстоящем нападении немцев рассматривались И.В. Сталиным как провокационные, направленные на обострение отношений с Германией. Этим можно объяснить и оценку руководства страны, переданную в заявлении ТАСС 14 июня 1941 года, в котором слухи о готовившемся нападении Германии объявлялись провокационными.

Только лишь 21 июня, в самый канун войны, наркому обороны маршалу С.К.Тимошенко и начальнику Генерального штаба генералу армии Г.К. Жукову удалось убедить И.В. Сталина в необходимости приведения войск прикрытия границы в боевую готовность. Соответствующая директива Г.К. Жуковым была направлена командующим западными округами в период с 21.00 21 июня до 00.30 минут 22 июня 1941 года[2]. Непосредственно же в войсках округов директива была получена тогда, когда война уже началась. Безусловно, ни о какой готовности к войне речь быть не могло. И именно этим объясняются многочисленные потери, понесенные Красной армией в начальный период войны.

К концу первой декады июля немецкие войска со своими сателлитами (Румынией, Венгрией, Словакией) захватывают Латвию, Литву, Белоруссию, значительную часть Украины, Молдавии и Эстонии. Основные силы советского Западного фронта были разгромлены в Белостокско-Минском сражении. Гитлеровские войска вплотную подошли к Смоленску, Киеву и Ленинграду. И все-таки «легкой элегантной прогулки» у гитлеровцев не получилось.

Части и соединения Красной армии, оказавшиеся в окружении, не капитулировали перед превосходящим противником, как это было в Европе с ее ценностями самосохранения, а прорывались с боями к линии фронта, неся при этом большие потери. Небольшой гарнизон Брестской крепости почти на месяц приковал к себе большие силы немцев, более 250 дней держал осаду город русской воинской славы Севастополь. Ожесточенные сражения развернулись за Киев, Одессу, Могилев, Воронеж и многие другие города страны. В тылу врага разворачивалось мощное партизанское движение.

На войну с нацистами поднималась вся Великая страна. В первый же день войны поэтом В.И. Лебедевым-Кумачем было написано стихотворение «Священная война», опубликованное уже 24 июня одновременно в двух газетах ‒ «Известиях» и «Красной Звезде». На следующий день (25 июня) А.В. Александровым была написана музыка к этим стихам и уже 26 июня легендарная песня «Вставай, страна огромная», ставшая символом патриотического подъема граждан СССР, гимном Великой Отечественной войны впервые прозвучала на перроне Белорусского вокзала перед красноармейцами, отправляющимися на фронт и москвичами. Начиная же с 15 октября 1941 года, каждый радио эфир начинался с исполнения этой всенародной песни.

К чести советского руководства оно смогло отойти от шока поражений периода вторжения и самое главное, преодолеть приверженность идеологемам о классовой солидарности пролетариата. На страну напал внешний враг, но далеко не классовый, к войне с которым готовилась Красная армия.

Осознав же всю степень опасности, исходящей от этого «неклассового» врага советское руководство сделало правильный вывод, сделав ставку на патриотизм народов Советского Союза, сумело мобилизовать население страны на всенародную священную войну против захватчиков. И именно обращение к основам общероссийского патриотизма явилось одним из решающих факторов, способствовавших победе над фашисткой Германией.

Переломным в этом плане стало выступление 3 июля 1941 года по радио И.В. Сталина. Его выступление было кратким, отрезвляюще честным, взволнованно мобилизующим и патриотическим. «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К Вам обращаюсь я, друзья мои! Над нашей Родиной нависла серьезная опасность. Неужели немецко-фашистские войска в самом деле являются непобедимыми, как об этом трубят неустанно фашистские хвастливые пропагандисты? – Конечно, нет!».

В речи И.В. Сталина прозвучала твердая уверенность в победе: «Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников, интеллигенции на войну с напавшим врагом. Поднимутся миллионные массы нашего народа. Все наши силы – на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота! Все силы народа – на разгром врага! Вперед, за нашу победу!».

Обращение к идее патриотизма сыграло решающую роль в мобилизации всей страны к обороне. Особое значение имело то обстоятельство, что патриотизм был проявлен на уровне высшего военно-политического руководства страны, которое тем самым продемонстрировало, что в период тяжелейших испытаний оно оказалось и будет вместе с народом. Это придало мощный импульс всенародному патриотическому подъему.

И, безусловно, более, чем прав легендарный маршал Победы ‒ Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, отметивший позднее в своих воспоминаниях, что «крупнейшие битвы и целые войны выигрывают те войска, которые отличаются железной волей к победе, осознанностью цели, стойкостью духа и преданностью знамени, под которым они идут в бой»[3]. Таковы и были Красная армия и Красный флот уже в 1941 году. Лозунг же, который не любят сейчас вспоминать: «За Родину, за Сталина» был, по сути, ответом бойцов и командиров, идущих в бой, главе государства, сумевшим мобилизовать, объединить и возглавить священную войну против нацистов, оккупировавших территорию страны.

Стойкая оборона городов Могилева, Смоленска, Киева, Одессы, Севастополя, Ленинграда и других срывала нацистские планы «блицкрига». До июля – августа 1941 года гитлеровцы считали, что все идет по плану, что русские в сущности уже разгромлены и война выиграна. Но под Смоленском продвижение немецких войск было остановлено почти на месяц. Здесь Красная Армия не только смогла сдержать натиск гитлеровцев, но и нанести им первое серьезное с начала войны поражение. Речь идет о ликвидации ельнинского выступа – захваченного немецкими войсками плацдарма для дальнейшего наступления на Москву.

Примечательно, что наступление советских войск (24-ой армии) осуществлялось при соотношении 1:1,1 в пользу немцев и, тем не менее, 70-тысячная группировка войск противника не выдержала натиска красноармейцев и вынуждена была сдать свои позиции, понеся при этом значительные потери (более 50% личного состава). Ельнинская наступательная операция была одной из первых в Великой Отечественной войне, в ходе которой осуществлялись прорыв сильной очаговой обороны противника, разгром его группировки и изгнание со значительной части советской территории.

В ознаменование этого события дивизиям, наиболее отличившимся в  разгроме ельнинской группировки противника, по решению Ставки Верховного Главнокомандования Приказом Народного комиссара обороны СССР № 303 от 18 сентября 1941 года было присвоено наименование гвардейские. Этот день стал днем рождения Советской гвардии, явившейся в последующем символом воинской доблести и беззаветного служения Отечеству. Учреждение института гвардейских частей, соединений и объединений явилось свидетельством приверженности советского руководства героическим традициям России и стало еще одним мощным стимулом в борьбе немецко-фашистскими агрессорами. Право быть гвардейцами бойцы и командиры, части, корабли, соединения и объединения завоевывали в ходе ожесточенных сражений. Всего же за годы Великой  Отечественной войны стали гвардейскими 11 общевойсковых и 6 танковых армий, 40 стрелковых, 7 кавалерийских, 12 танковых, 9 механизированных и 14 авиационных корпусов, 215 дивизий, 18 боевых кораблей и большое количество частей различных видов Вооруженных Сил и родов войск.

Служба в гвардейских частях, соединениях и на кораблях и в послевоенный период была почетной. И, конечно же, тот факт, что на исходе «лихих» 90-ых годов XX столетия чиновниками Минобороны России День Советской гвардии был вычеркнут из перечня памятных дат Вооруженных Сил России, а заменен Днем гвардии петровского периода (2 сентября), является не просто проявлением глупости, а глупости осознанной, конъюнктурной. Результатом подобного рода конъюнктуры стало то, что в современной России не отмечается, ни день петровской, ни День Советской гвардии.  И это при том, что и по сей день живы ветераны-гвардейцы, получившие это звание в годы Великой Отечественной войны, в том числе и в боях под Ельней. Большего оскорбления нанести им было нельзя.

Важнейшим же значением битвы под Ельней явилось то, что были сорваны планы гитлеровского командования о взятии Москвы уже к средине августа  1941 года. Напротив немецкие войска на этом направлении  перешли к обороне, а к окраинам Москвы они смогли подобраться только лишь к началу октября.

Битва под Москвой состояла из трех этапов: стратегически оборонительная операция ‒ с 30 сентября по 5 декабря 1941 года; наступательная операция ‒ с 6 декабря 1941 года по 7 января 1942 года; Ржевско-Вяземская наступательная операция ‒ с 8 января по 20 апреля 1942 года.

В этот период произошло еще одно событие, сыгравшее исключительно важную роль в обеспечении победы над врагом ‒ военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года.

На параде Красной Армии с трибуны Мавзолея И.В. Сталин, обращаясь к бойцам Красной армии и Флота, сказал: «На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойны этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»[4].

Торжественным маршем по Красной площади Москвы прошли бойцы Красной Армии, направляясь после Парада не в казармы, а на передовые позиции зашиты столицы государства. То, что парад проходил в условиях, когда немецкие войска находились на подступах к Москве, вызывало бешенство у врагов, уважение у союзников, и убежденность в Победе у советских людей.

Попытка взять Москву провалилась. В ходе зимней кампании 1941 – 1942 годов было проведено контрнаступление под Москвой. Советские войска отбросили противника на западном направлении на 80 – 250 км, завершили освобождение Московской, Тульской областей, а также ряда районов Калининской и Смоленской областей.

Впервые в ходе Второй мировой войны немецкие войска потерпели сокрушительное поражение. Миф о непобедимости вермахта был развеян. «Блицкриг» полностью провалился.

Тем не менее, до Победы оставалось еще долгих 3 года. И далеко не на всех участках фронта складывалась благоприятная для СССР ситуация. На юго-западном направлении части и соединения Красной Армии вели тяжелые бои за Киев, Севастополь, Одессу, на северо-западном немецко-фашистские войска вышли к Ленинграду и окружили город.

В этот период был проведен ряд неудачных для Красной армии операций. Прежде всего, речь идет об обороне столицы Советской Украины г. Киева, а также провалившемся контрнаступлении в декабре 1941 года под Ростовом[5].

Г.К. Жуков, будучи еще начальником Генерального штаба, предложил И.В. Сталину оставить Киев и отступить за Днепр, чтобы не допустить разгрома войск. Хрестоматийной стала реакция И.В. Сталина на это предложение: «Сдать Киев – мать городов русских!?».

В результате войска Юго-Западного фронта Красной Армии были окружены. 26 сентября Киевская стратегическая оборонительная операция советских войск была закончена. По данным, опубликованным в 1993 году Генеральным штабом Вооруженных Сил РФ, советские потери составили свыше 700 тыс. человек, из них 627,8 тыс. безвозвратно. Началась первая нацистская оккупация Киева.

Для самого же Г.К. Жукова несогласие с мнением Верховного главнокомандующего обернулось снятием с должности начальника Генерального штаба и назначением командующим Резервным фронтом. И только необходимость организации контрнаступления под Москвой востребовали полководческий талант Г.К. Жукова. К чести И.В. Сталина он сумел преодолеть свой «вождизм» и поручил Г.К. Жукову возглавить и оборону столицы, и организацию последующего московского контрнаступления.

В последующем именно ему, Маршалу Победы, Верховный главнокомандующий доверял подготовку и проведение наиболее значимых стратегических операций вплоть до взятия Берлина в апреле 1945 года.

Бочарников Игорь Валентинович


  1. История СССР. 1992. № 2. С. 4
  2. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2 томах. М.: Олма-Пресс, 2002.
  3. Жуков Г.К. Указ. соч.
  4. Парад 7 ноября 1941 года http://www.opoccuu.com/071111.htm
  5. В ходе этой операции погиб дед автора статьи ‒ рядовой Бочарников Дмитрий Семенович.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *